Доктор филологических наук, профессор Ульяновского государственного университета Александр ПУЗЫРЁВ использует приемы лингвистики для определения будущего человека.

Александр Владимирович ПУЗЫРЁВ, заведующий кафедрой лингвострановедения и коммуникации ИМО, доктор наук, профессор. Руководитель аспирантуры по специальности «Теория языка» и «Русский язык». Под руководством профессора Пузырева защищено 15 кандидатских диссертаций. Научное направление, разрабатываемое аспирантами, – обоснование целостно-системных подходов к различным проблемам психолингвистики, фоносемантики, культуры речи и стилистики текста.

За последние пять лет выступал с докладами на более чем тридцати конференциях по философии, психологии, лингвистике и психолингвистике. Совместно с учеными Института языкознания, Института русского языка и Института психологии РАН организовал и провел девятнадцать всесоюзных, всероссийских и международных конференций. После переезда в Ульяновск (2005 год) провел шесть международных научных конференций «Язык и мышление: Психологические и лингвистические аспекты». Опубликовал 195 работ, из них три монографии. В рейтинге по ИМО УлГУ занимает четвертое место.Почетный работник высшего профессионального образования РФ.

Татьяна Ларина могла стать Наташей

— Александр Владимирович, на недавней конференции «Язык и мышление» вы представили результаты исследования, как современная музыка влияет на наше поведение. Знаю, что вы много занимаетесь проблемами психологии. Казалось бы, как это связано с филологией?

— Я специалист по художественной, стихотворной речи. Это направление, как выяснилось, открывает путь к различным сферам науки.

— Тогда предварю ваш рассказ вопросом – как вы выбрали путь исследователя?

— У меня не было других вариантов. Отец – доктор филологических наук, мама – преподаватель русского языка. Они еще в детстве нарекли меня «будущим доктором наук». Я окончил Пензенский государственный педагогический институт по специальности «Учитель русского языка и литературы». Был выбор – идти «в математику» или «в филологию». Я посчитал, что для математики у меня не хватает фантазии — были не лады со стереометрией.

После вуза, как ученый, начал заниматься проблемой имен собственных в стихотворной речи. Проанализировал не менее 11 000 употреблений имен собственных в поэзии и выявил, как они влияют на стихотворный текст, его ритмическую структуру. Одно из наблюдений. Когда Пушкин писал образ Татьяны Лариной, сначала назвал героиню Наталья, но потом отказался от этой идеи. Я насчитал не менее пяти факторов, объясняющих, почему он это сделал. Один из них – ритмический. Имя Наташа допускает ударение только на второй слог, и это ограничивает возможности использования слова в тексте. Возможен вариант «Натали», но это французское звучание, а Ларина олицетворяла собой все русское, и Пушкин бы на это не пошел. Имя «Татьяна» предполагает формы с ударением на разные слоги – Таня, Танюша, Танечка, более богато рифменными возможностями. Кроме того, это имя более благозвучно, чем «Наталья». В лингвистике есть специальная методика, определяющая этот факт. У меня есть словарь, где, исходя из фонетики, даются характеристики русских имен: мужественное-женственное, темное-светлое, хилое-величественное, грубое-нежное, активное-пассивное. Я все никак не сподоблюсь его опубликовать. Со мной иногда консультируются по поводу благозвучности имени, которое хотели бы дать ребенку.

Судьбу можно менять

— То есть разговоры, что имя определяет судьбу, – не выдумки «целителей», а научный факт?

— Конечно. Работа с именами собственными позволила мне сделать ряд интересных открытий, которые легли в основу кандидатской и докторской диссертаций. У меня возник вопрос: если человек — это информационная система, нельзя ли те законы, которое применимы к языку, перенести на человека? Так я занялся вопросами судьбы. И появилась достаточно целостная картинка – что такое судьба, что требуется, чтобы ее изменить в лучшую сторону, меньше болеть и быть более успешным. Использовал методы психологии, философии, психолингвистики, лингвистики. На данный момент у меня готова кандидатская диссертация по социальной психологии. Она посвящена проблеме выгоды заболеваний в студенческой среде. В каждом из нас в той или иной степени (хорошо, если низкой) сидит психологическая установка болеть. И наши недуги – лишь реализация этой установки. Кто-то таким образом пытается получить недостающее внимание, кто-то — оградить себя от лишних нагрузок. И если человека избавить от этой неосознанной потребности, помочь выстроить систему взглядов, которые отнимут психологическую выгоду болеть, он будет здоровым.

— Этот принцип распространяется и в целом на судьбу?

— Да. Я долго думал, что в большей степени определяет нашу жизнь. И понял — соотношение установок. Есть установки высшего порядка и нижнего. Нижний – когда мы едим, пьем, спим, то есть удовлетворяем естественные, природные потребности. Это не значит, что их не должно быть, без них нельзя, но если человек застревает только на установках нижнего порядка, он уподобляется животному. К наиболее высоким относятся установки интегративного уровня, когда мы чувствуем связь с Космосом. Это планетарный уровень мышления. Есть промежуточные – личностные. Полноценно человек живет только тогда, когда не пропускает ни одного из уровней.

Я несколько лет заведовал кафедрой психологии и читал лекции по возрастной психологии. Знаю, как помочь бабушкам и дедушкам воспитать талантливых внуков. Все дело именно в установках. У нас к этому относятся несерьезно, а в Америке, например, защищают докторские на тему, как влияет поведение матери во втором триместре беременности на будущее ребенка.

Даю установку!

— А как же быть с установками, которое дает нам массовая культура – радио, телевидение?

— Недавнее исследование современной музыки, которое я провел вместе со студентами, рассматривает песни именно с этих позиций. Мы изучили хиты, занимающие верхние строчки парадов ведущих радиостанций с точки зрения фонетических и смысловых установок. Выяснилось, что доминируют разрушительные, совсем мало нейтральных, созидательных нет ни одной. Речь идет и об отечественной, и о зарубежной музыке. А ведь этот фон звучит вокруг нас повсюду – в общественном транспорте, на катке, хотим мы того или нет. Агрессивны даже те композиции, которые на первый взгляд светлы и романтичны. Любовь — вселенское чувство, и только влюбленный может называться человеком по Блоку. Любовь есть, я вчера ей занимался — по версии одной из радиостанций.

— Что же делать – не слушать музыку? Как избежать попадания ненужных установок в мозги?

— Специалисты советуют иногда давать себе информационную разгрузку. Например, неделю не включать ТВ. У меня дома, например, вообще нет телевизора, и не будет. Потому что я не хочу отравлять жизнь близким. Фраза «Мы делаем новости» неслучайна. В эфире работают профессионалы высшего класса, способные вбить в головы людей что угодно и сделать нас ТВ-зависимыми. Но кто хочет, будет искать учителя, кто не хочет… «Учителя» их найдут сами. В Пензе я много лет вел психологический кружок межличностного общения, здесь пока не могу собрать аудиторию. И это при том, что в Ульяновске народ более активен. У людей нет потребности осознать, что с ними происходит.

Ольга НИКОЛАЕВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.