Виктория Чернышева

«РГ» выяснила, почему со своих должностей ушли двое участников кадрового эксперимента.

Новость о том, что в Ульяновской области подала в отставку IT-министр Елена Балашова, выбранная через конкурс в Интернете, дала повод говорить о том, что кадровый эксперимент на родине Ленина провалился. Хотя в самом региональном правительстве возможность его повторить пока не исключают. Уточняя, что выводы делать рано.

Напомним, «впереди России всей» Ульяновская области оказалась в конце прошлого года: руководителя нового регионального ведомства — министерства информационных технологий — впервые в стране решили найти через популярный рекрутинговый портал. Более двух с половиной тысяч претендентов, строгое, трехступенчатое сито отбора, победитель, которого, кстати, местное IT-сообщество встретило в штыки…

В апреле нынешнего года эксперимент повторили, найдя, таким образом, кандидата на должность руководителя еще одного нового министерства — искусства и культурной политики. Но спустя три месяца в отставку подала «культурный» министр Ирина Котова (она заявила, что поняла — это просто не ее место). А отслужив полгода, ушла и Елена Балашова. Озвученная ею причина: «Передо мной был выбор — или остаться с родными, или шагать по карьерной лестнице одной».

Быть или не быть чиновником

В кулуарах правительства Ульяновской области поступок двух экс-министров не осуждают: руководство региона ставит амбициозные цели и спрашивает с подчиненных не менее амбициозно. А потому многие чиновничьи места «тепленькими» не назовешь. Ненормированный рабочий день для служащих давно стал привычным, часто приходится работать по выходным, а потом еще и краснеть на аппаратных совещаниях, где губернатор часто дает разнос. На ульяновских чиновниках ставят «эксперименты»: заставляют учить английский язык, сдавать тесты по краеведению и даже защищать кандидатские.

Неудивительно, что в правительстве говорят о дефиците хороших управленцев: многие профессионалы просто не могут и не хотят быть чиновниками. Служить под силу не всем.

— Никакой конкурс не гарантирует успешного вхождения в коллектив, установления межличностных отношений. Ведь нужно стать членом команды, в которой свои правила, конфликты, шероховатости, взаимоотношения, распределение обязанностей, — говорит профессор Ульяновского государственного университета, политолог Нина Дергунова. — А органы власти — это особая среда. Многие, кто приходит туда не из системы управления, не могут адаптироваться.

Почему же два ульяновских министра покинули свои кресла? По мнению Дергуновой, в случае с руководителем «культурного» ведомства Ириной Котовой, возможно, она просто переоценила свои силы.

— Или проявила первую слабость, а найти второе дыхание не хватило сил. В любом случае, работать в системе власти всегда сложно, а в исполнительной ветви особенно: нужно все решать быстро, качественно, да еще и со всеми это согласовать, — считает политолог. — Что же касается Елены Балашовой, то, мне кажется, проблемы с семьей — это не главная причина ее ухода. Возможно, есть что-то еще. Ведь когда человек идет на такую должность, он знает, что у него будет ненормированный рабочий день, получает за это большую надбавку. Перед тем, как занять кресло министра, думаю, она посоветовалась с мужем. Так что возможно, она не все сказала. Либо у нее появились непредвиденные личные обстоятельства, о которых просто не принято говорить.

Тест на преданность профессии

Возможно, что конкурс, проведенный через Интернет, просто не позволил выявить качества, наиболее важные для чиновничьей работы. А потому люди пришли просто не на свое место.

— Хотя лично я считаю, что кандидатура Елены Балашовой — это был все же правильный выбор, — говорит заместитель ульяновского губернатора Светлана Опенышева, курировавшая «министерский» конкурс. — Человек она хороший, с ней нам было жалко прощаться. Своими руками она создала новое министерство, была отпущена в «свободное плавание» и разруливала все проблемы сама. Но получилось так, что ей поставили ультиматум — или семья, или работа. Как женщина и мама, я ее выбор понимаю. Думаю, при отборе нужно проводить с претендентами психологический тест не только на компетентность, но еще и на преданность профессии. Чтобы человек определил, готов ли он пожертвовать семьей и отдать себя полностью работе.

С ней согласна и Нина Дергунова:

— Есть тесты, которые проверяют человека на коммуникабельность, конфликтность, стрессоустойчивость, способность идти на компромисс — все это непрофессиональные качества. Профессионал самого высокого класса может не влиться в коллектив, блеснуть знаниями и обидеть других. А они, в ответ, не будут вредить, но и не будут помогать. Таким образом, процедуру конкурсного отбора нужно усовершенствовать, внести корректировки с учетом этих важных вещей.

По мнению директора Департамента государственной и муниципальной службы Татьяны Морозовой, в случае с ушедшими в отставку министрами, возможно, доля ответственности лежит еще и на профессиональном сообществе:

— Его участники оценивали кандидатуры, а губернатор уже к ним прислушивался, выносят окончательное решение. Так что, в идеале, нужно добиться того, чтобы желания профессионального сообщества совпадали с требованиями госслужбы.

Первый блин всегда комом

Будут ли проводить в Ульяновской области подобные кадровые эксперименты и дальше?

Светлана Опенышева заявила корреспонденту «РГ», что «на должность руководителя уже существующего ведомства — вряд ли, а вот если будет создаваться новое — почему бы и нет».

— Любое нововведение, наверное, стоит рассматривать как позитивный опыт. Тем более, сегодня везде говорят об открытости, прозрачности поступления на гражданскую службу, — комментирует Татьяна Морозова. — Если говорить о госдолжности, то порядок поступления на нее нигде в нормативных документах не закреплен. И варианты могут быть разные. Кстати, мы искали министров и через резерв управленческих кадров, сотрудничали с администрацией президента в ПФО. Только не афишировали это. Но, знаете, быть первопроходцем всегда сложно.

— В любом случае, есть необходимость задуматься, — резюмирует Дергунова. — Да, первый опыт всегда проблемный. Но если спотыкаешься во второй раз на том же месте, значит, на то уже имеются какие-то другие причины.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.