Владимир Коршунов

Скоро год, как в Следственном Управлении Следственного Комитета РФ по Ульяновской области проводятся исследования на «Полиграфе», больше известном в широких кругах, как «детектор лжи». Известном, конечно, по фильмам, шпионским детективам, а с недавнего времени и по телевизионному шоу. Что общего у книжно-экранных представлений с реальной работой умной машины? И насколько трудно в действительности отделить лож от правды? Ответы на эти вопросы решил выяснить корреспондент «Симбирского обозревателя».

Сразу надо сказать, что первое знакомство с «Полиграфом», меня немного разочаровало. Никаких хитросплетений километров проводов, ящиков непонятного оборудования, «космических» шлемов и даже стеклянной перегородки я не увидел. И вопросов «Знаете ли Вы Зарокова?» — мне никто не задавал. Да, со времён «Ошибки резидента» всё сильно изменилось. Хотя и тот экранный образ «детектора лжи», с которым свыклись советские телезрители, от реальной жизни сильно отличался.

Экранный образ

— В те годы нельзя было показывать, чем действительно располагают советские спецслужбы, – рассказывает Михаил Баюшев, старший инспектор отдела криминалистики СУСК РФ по Ульяновской области, — поэтому и нагромоздили на съёмках первобытные ламповые ящики. Это надо было, чтобы потенциальные противники считали, что Советский Союз отстал от них в техническом оснащении лет на 20. Реально всё и тогда было не так.

Врать можно, но нет смысла

Так хитро переплеталась правда и ложь о «детекторе лжи» с первого же упоминания о нём. Михаил Юрьевич – штатный полиграфолог Следственного Комитета, обучаясь своему непростому ремеслу в Москве, имел возможность пообщаться с консультантами культового советского кинофильма. Другая неправда кино, это сцена, как Михаил Ножкин, он же Бекас, ловко обманывал чудо «вражьей техники». Впрочем, картина от этого только выиграла. Но, как знать, может быть с той поры и укоренилось в народе мнение, что «Полиграфа» можно обмануть. Поэтому и сейчас в интернете масса «рекомендаций» и «пособий», как это сделать.

Забегая вперёд, скажу, что сама методика исследований построена так, что машина и специалист, работающий с ней, определят, где человек врёт, как врёт, как организм реагирует на враньё ещё до начала самих исследований. Всё это покажут испытуемому, вернее кандидату в испытуемые, так что врать дальше … можно. Но смысла нет. Всё это будет наглядно фиксироваться.

Процедура сугубо добровольная

— Многие граждане, согласившиеся пройти проверку на «Полиграфе», отказываются от прохождения на стадии подготовки к исследованиям, – говорит Михаил Баюшев. — В общем, это нормально. Такая проверка – процедура сугубо добровольная. Гражданин может отказаться и до, и во время исследования. Никаких юридических последствий, это иметь не будет. И ещё, нужно учесть один очень важный аспект. Главное в таких исследованиях не уличить человека во лжи, а выявить какие-то неочевидные для следствия нюансы, которые помогут установить истину, помочь человеку доказать свою невиновность или непричастность, если получилось так, что иных средств оправдаться недостаточно.

Ничего о личной жизни

Процесс обработки данных «Полиграфа» довольно сложен, занимает от нескольких часов до нескольких дней. Но до конечного результата испытуемому нужно пройти ряд процедур.

На первом этапе полиграфолог знакомит его с самим прибором. Рассказывает о датчиках, их назначении, принципах работы. О самой процедуре. Для получения правды необходима только правда. В зависимости от обстоятельств дела формируются вопросы, с которыми человек знакомится заранее, они будут повторяться, но ни один вопрос не должен унижать честь и достоинство человека, касаться интимных подробностей его жизни, не имеющих отношения к делу.

Кстати, создатели известного телешоу консультировались у создателей метода, прошли обучение и на экране сделали всё … с точностью наоборот.

— Конечно, такое шоу, у специалиста ничего кроме улыбки или даже смеха вызывать не может, – говорит Михаил Баюшев. — А сами вопросы, задаваемые участникам шоу, в реальной практике были бы противозаконны. Да, и результат, пришлось бы ждать по каждому вопросу не 10 секунд, а десятки минут, а может быть часов – в зависимости от физического и психологического состояния испытуемого, его эмоционального настроя и уровня интеллекта.

Цель – не «утопить», а помочь

Пройдя вступительную беседу, испытуемый подписывает согласие на исследования. «Зачем нужны исследования, если он уже знает вопросы?» — скажут скептики. Для машины и специалиста с ней работающего, это «знание» не имеет никакого значения – им неважно, как человек будет отвечать, будет лишь фиксироваться реакция организма на них. Правда и ложь дают абсолютно разную реакцию, как бы мы это не скрывали. Ну, и самое главное, цель полиграфа – не «утопить», а помочь. Помочь установить истину.

На следующем этапе, когда человек знаком с машиной, начинается «знакомство» машины и полиграфолога с испытуемым. Его состояние, особенности организма, реакции, тип характера, как человек отвечает на вопросы (на простейшие вопросы мы отвечаем по-разному) и т.д. и т.п. Заметьте, сами исследования ещё не начались. Потом простейший тест.

— Если человек решил врать, я показываю ему, как это будет выглядеть. Обычно после этого те, кто не хочет говорить правду – уходят, — рассказывает Михаил Юрьевич. – Некоторые делают это чуть позже, уже во время исследований. Говорят, что надоело (вопросы и вправду, монотонны), что плохо себя чувствуют, что придут в другой раз. Но таких немного. Бывает, что я сам не допускаю человека к исследованиям, если вижу, что он неадекватен, или состояние его здоровья не позволит сейчас нормально с ним работать. Ничего страшного. Это можно сделать в следующий раз, если человек того захочет. Никаких процессуальных последствий нет, даже если человек отказался, уже подписав согласие на исследование. Нужно помнить, что для многих людей во время исследований может решаться судьба. И давление в этот момент подскакивает, и пульс зашкаливает. Если я вижу, что через какое-то время работы человек не успокоился, я должен прекратить процедуру.

Непосредственное знакомство с «Дианой-2»

А теперь переходим к самим исследованиям. «Детектор лжи» — он же «Диана – 2» — портативный прибор. Есть даже в продаже. Применять «детекторы» в повседневной жизни начинают некоторые «продвинутые» коммерсанты, например, при выдаче кредитов, приёме человека на работу. Правда, делают это неумело (учиться надо в специальных вузах – программа 560 часов) и не всегда законно.

«Диана» подключена к компьютеру. Три небольших датчика одеваются на пальцы, два датчика — в обхват туловища, на линии груди и ниже. Ещё манжетка на плечо, как при измерении давления.

— У каждого человека реакция может быть индивидуальна. Какие-то датчики у Вас могут ничего не показать, зато будут работать другие. При такой комбинации полиграф сам выберет, с каких зон эффективнее считывать информацию, — говорит Михаил Юрьевич и подключает прибор, потом даёт мне простейший тест «на имя». Из пяти – шести имён, где есть и моё, я должен «соврать», что меня зовут не так. Через несколько минут прибор показывает, как реагирует мой организм, когда я говорю неправду. На дисплее огромная красная линия.

— А врать-то Вы совсем не умеете! – смеётся Баюшев. – Результат «единица». Значит тому, что бы Вы сказали дальше на исследовании можно доверять на 100%.

Я нисколько не расстроился. Это, пожалуй, тот случай, когда даже приятно, что чего-то не умеешь.

НАША СПРАВКА

Полиграф – техническое устройство, представляющее собой комбинацию медико-биологических приборов, позволяющих синхронно и непрерывно фиксировать динамику психофизиологических реакций лица на вопросы, задаваемые полиграфологом. На службе правоохранительных органов РФ появился в 1993 году. Цель применения – раскрытие, расследование и профилактика преступлений. Точность полученных данных составляет 90-95%.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.