После возвращения с каникул депутатам Государственной Думы предстоит рассмотреть документ, направленный на борьбу с рейдерскими захватами предприятий. Предлагаемый законопроект предусматривает возврат незаконно полученного имущества первоначальному собственнику. Если его примут, бывшему владельцу может вернуться и ульяновский завод «Контактор». Сейчас за это активно борется экс-руководитель предприятия Валентин Малафеев. На днях он обратился в генеральную прокуратуру РФ с просьбой пресечь действия «экономических терриристов», захвативших завод. Малафеев утверждает, что провел целый год в московской тюрьме, где у него вымогали заводские акции. Не получив согласие Малафеева, документ о продаже ценных бумаг попросту подделали. Как только завод попал в руки новых собственников — из него стали «выкачивать» прибыль. Областная же власть по сей день считает, что «Контактор»находится в руках надежных инвесторов и работает стабильно. Чтобы до конца разробраться в этой ситуации, стоит вспомнить дела двухлетней давности.

Вооруженный захват

Ульяновский завод низковольтных автоматических выключателей ЗАО «Контактор» называют монополистом в своей сфере. Для многих он лакомый кусочек. Удивительно, как его никто не поглотил раньше. Тем боле, что ни у кого из акционеров не было даже блокирующего пакета акций. Самый крупный пакет, принадлежавший генеральному директору Валентину Малафееву, составлял всего 5,8%. Именно он возглавлял предприятие с мая 1986 года по 4 ноября 2004 года. Затем завод перешел в руки новых собственников.

«Это был силовой вооруженный захват», — уверяет Малафеев. Его слова подтверждают и некоторые сотрудники завода.

4 ноября 2004 года, рассказывают работники предприятия, около 17 часов, когда остались только 2-я смена и дирекция, на завод ворвалась толпа молодчиков во главе с представителями московской компании «Сфера». С ними, как утверждают очевидцы, было большое количество парней из местной криминальной группировки. Наряды милиции стояли рядом, но в события не вмешивались. Ссылались на то, что не было приказа.

«Мы ожидали этого, — призналась одна из работниц «Контактора», — у нас даже была договоренность, что если начнется захват, то будет подан сигнал. Возвращаясь с работы, мы услышали протяжный гудок и побежали обратно. Но молодчики с арматурой нас уже не пускали на территорию. Нас было много, мы стояли и плакали от беспомощности».

Ворвавшиеся на завод люди с помощью электропилы и электрокара выбили входные двери в заводском корпусе и ворвались в кабинет генерального директора. Судебный пристав из Москвы, пришедший с ними, предъявил постановление о немедленном освобождении генерального директора от своих обязанностей (интересно, что через несколько дней этим же судом постановление было отменено). На следующий день, 5 ноября, когда всегда отмечался день рождения завода, все его руководство уже не было допущено на свои рабочие места.

Откуда взялась «Сфера»

Так на каком основании представители московской компании вторглись на территорию «Контактора»? И почему сотрудники завода ожидали захвата? Оказывается, основную роль в этом сыграла история с заводскими акциями, которая началась еще в июле 2004 года. Тогда прошел слух, что некая группа компаний «Союз» из Самары начала скупку ценных бумаг «Контактора». На этот момент у Малафеева было всего 5,8 процентов акций завода, остальные были «распылены» среди других работников предприятия. Этим и воспользовалась группа «Союз». Это подтверждал и сам руководитель группы Николай Васильев. Скупка велась по традиционной схеме: возле проходной завода были выставлены автомобили, в которых велись переговоры о покупке акций через схему дарения. Руководство завода всполошилось, просило работников не продавать акции, пошли обращения к властям, в прокуратуру. «Скупка акций ведется самым варварским образом, — жаловались председателю областного парламента акционеры-работники. — Нас запугивают, обманывают, шантажируют… »

Депутаты даже приняли обращение к генеральному прокурору России с просьбой «остановить вымогательство и незаконную скупку акций завода». Но никакой реакции на это не последовало…

И вот тут кто-то порекомендовал Малафееву воспользоваться услугами «Сферы». Руководство этой московской фирмы утверждало, что поможет ему спасти предприятие и начнёт встречную скупку акций. Представитель «Сферы» — Николай Нестеренко (известный в Москве рейдер) обещал сотрудникам «Контактора» защитить их от «Союза». Поскольку его действия были обговорены с Малафеевым — заводчане понесли свои ценные бумаги «спасителям». При этом они были уверены, что продают их самому же «Контактору»! Это потом многие вспомнили, что бланки передачи были недооформлены, на них не был указан покупатель. Как выяснилось позже, акции перешли не заводу, а совсем иным лицам. После чего представители «Сферы» тут же объединились с «Союзом». А вернее договорились, что самарцы передадут «Сфере» свой 29-процентный пакет акций. Тогда Малафеев понял, что его обманули. И, судя по словам некоторых заводчан, он решил инициировать процедуру банкротства. Ведь тогда арбитражный суд приостановит все сделки и введет независимого от «Сферы» внешнего управляющего. 26 октября 2004 года по решению арбитражного суда процедура внешнего наблюдения была введена. Но уже через неделю и сама «Сфера» приступила к активным действиям. То есть к вооруженному захвату. Однако это далеко не всё, что случилось…

Арест или похищение?

Через 10 дней после силового захвата завода в квартиру Малафеева постучали.

«Три здоровенных молодых человека в штатском представились работниками милиции и стали производить у нас обыск, — вспоминает жена Малафеева, — они затолкали моего супруга в автомобиль и увезли на железнодорожный вокзал, к поезду «Ульяновск-Москва». У них уже были куплены билеты. В Москве мужа посадили в иномарку и отвезли в следственный изолятор.»

Интересно, что протокол задержания был составлен следователем только на другой день. И было указано, что сам арест был произведен якобы в Москве. «Очевидцы указывают на данное лицо как на совершившее преступление, — гласил протокол, — Малафеев В.В. находится в розыске, не имеет прописки в г. Москве, не имеет регистрации в г. Москве, у следствия есть основания полагать, что Малафеев может скрыться от следствия». И это при том, что человека забрали из собственной квартиры в Ульяновске!

На следующий день состоялось заседание Головинского районного суда Москвы, который, в течение 3-х минут, определил Малафееву меру пресечения в виде содержания под стражей, основываясь на то, что обвиняемый был объявлен в федеральный розыск и может скрыться от следствия. О том, что директора в столицу попросту вывезли не было не сказано ни слова. И только это уже можно расценивать, как похищение…

Более того, арест Малафеева — уникальный в своем роде случай, когда человека отправляют в СИЗО только за ПОПЫТКУ преднамеренного банкротства. (Позже, кстати, выяснится, что и банкротства то никакого не было).

Вымогательство

Против Малафеева возбудили уголовное дело по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство). Так он оказался в «Матросской тишине».

«Накануне юрист из Москвы — Вячеслав Бушуев требовал продать все принадлежавшие мне и членам моей семьи акции, — говорит Малафеев, — в случае отказа, он угрожал посадить меня, подкрепляя слова угрозами, что за ними стоят большие деньги. И после задержания мне неоднократно предлагалось продать свои акции, но я категорически отказался…»

Несмотря на это, каким-то образом подпись Малафеева оказалась на передаточном распоряжении от 9.02.2005 года. Это указывало на то, что директор продал свои акции некоему Евгению Карнауху.

«Я не ставил никаких подписей и не продавал ценных бумаг!», — уверяет Малафеев. Его слова подтверждает и справка из следственного изолятора. В ней начальник учреждения подтверждает, что Малафеев с 16 декабря 2004 года по 15 декабря 2005 года находился в тюрьме! И никаких передаточных распоряжений соответственно подписывать не мог. Еще одна деталь — в документе указано, что за акции Малафееву перевели на лицевой счет деньги. Однако из той же справки следственного изолятора следует, что на момент освобождения никаких денег на лицевом счете Малафеева нет.

В августе 2005 года началось расследование по данному факту. Однако кем было в итоге предъявлено передаточное распоряжение для регистрации в ЗАО «Кастодиальное агентство» следствию установить «не представилось возможным». Сотрудники фирмы этого не помнят, а в журнале входящей документации такие сведения не отражены. Эксперты почерковедческой судебной экспертизы решили, что подпись на передаточном распоряжении выполнена «ВЕРОЯТНО, самим Малафеевым, просто происходило это в необычных условиях или под воздействием каких-то сбивающих факторов». На основании этого уголовное дело решили прекратить, поскольку «каких-либо других объективных данных (кроме подписи) о совершении в отношении Малафеева преступления и хищения у него акций ЗАО «Контактор» получено не было». Так решили в областной прокуратуре. Однако Малафеев от намерения доказать свою правоту не отказался. Теперь он обратился в генеральную прокуратуру РФ. В своем заявлении бывший директор потребовал провести тщательную проверку по всем вышеизложенным фактам, привлечь виновных к ответственности и пресечь действия рейдеров — «экономических террористов».

Что стало с «Контактором»

Основными держателями пакета акций завода стали два частных лица. Они имеют по 39 и 44% ценных бумаг. Один из них — некий Сергей Ушаков. Именно по его заявлению когда-то было возбуждено уголовное дело против Малафеева. Сейчас он нашел общий язык с областной властью. И даже соглашение о сотрудничестве заключил.

«Контактор» — это бюджетообразующее предприятие, гордость Ульяновской области, — сказал ульяновский губернатор Сергей Морозов. — И я рад, что у него появились прекрасные хозяева с хорошо продуманной программой развития. Соглашение, направленное на рост конкурентоспособности завода, предусматривает разностороннюю поддержку со стороны губернатора и правительства Ульяновской области. Власти готовы посодействовать участию предприятия в региональных и федеральных программах»

» Наша главная задача — укрепиться в роли лидеров на российском рынке приборостроения, — говорил как-то представитель акционеров ОАО «Контактор» Юрий Мидза. – А потому мы намерены вложить в модернизацию производства не менее 67,5 миллиона рублей. В 2006 году темпы производства на «Контакторе» вырастут на 20 процентов по сравнению с текущим годом. Инвестиции, которые поступят на завод, планируется пустить на закупку оборудования, расширение производства…»

Реклама о пуске новых линий завода, его стабильном развитии, о приходе иностранных инвесторов рекламируется по всей области. Насколько это правда, можно судить по некоторым финансовым документам завода, копии которых находятся у меня в руках. И рассматривать эту отчетность интереснее всего с самого начала — со времен правления Малафеева, человека, который отсидел год за преднамеренное банкротство предприятия. В период с 2000 по 2004 годы чистая прибыль на «Контакторе» колебалась от 57 до 118 миллионов рублей. К новым собственникам завод попал в конце 2004. На конец этого года чистая прибыль составила немногим более 70 миллионов рублей. На конец 1 квартала 2005 года завод неожиданно вышел в убыток, который составил 22 с лишним миллиона рублей. За один квартал! В минус пошла и рентабельность продукции (-0,1666). А ведь уже тогда новое заводское руководство громко заявляло о том, как они выводят предприятие «в свет». На начало 2006 года ситуация стала несколько лучше. Но не намного. По сведениям нашей редакции в настоящее время даже заводской цех №6 по производству болтов (здание возле дамбы) заложен под кредит в 15 миллионов рублей. А иностранные инвесторы молчат…

Между тем, проблема «экономических террористов» — общероссийская. Столичное правительство в настоящее время так же тщетно пытается вернуть законным собственникам захваченное в результате враждебного поглощения здание НИИ эластомерных материалов. А ведь несколько лет назад на это предприятие положила глаз именно компания «Сфера», руководителем которой является Владимир Палихата. Николай Нестеренко, представлявший «Сферу» в Ульяновске во время захвата «Контактора», ранее являлся охранником Палихаты. Фамилии обоих фигурировали в громких делах в столице (захват ОАО «Гипхром», журнала «Новое время», универмага «Москва»). В настоящее время Нестеренко находится в Бельгии. Против него возбуждено уголовное дело. Бельгия собирается депортировать рейдера в Россию. Ну а нынешние владельцы ульяновского завода оказались как бы «ни при чем». Они – последнее звено в цепочке. Значит – «добросовестные приобретатели». Согласно действующему российскому законодательству – такой «крайний» покупатель как бы не знал о предыдущих незаконных сделках с приобретаемыми им акциями. Этим «черные рейдеры» и пользуются. Последним звеном в цепочке приобретателей они делают «своих» же людей. Но доказать это практически невозможно. Казалось бы, при таком раскладе, «Контактор» уже не может быть возвращен первоначальному собственнику. Однако совсем скоро ситуация может измениться. В настоящее время готовится новый законопроект, предусматривающий отмену всех сделок, которые произошли после рейдерского захвата. Пакет документов находится у Германа Грефа. После того, как Государственная Дума возобновит свою работу после летних каникул – этот законопроект будет рассмотрен депутатами. Если его примут, все сделки с «Контактором», начиная со скупки акций самарской группой «Союз» будут отменены.

Конечно, сейчас нельзя однозначно сказать — будет ли когда-нибудь «Контактор» возвращен законному собственнику. Хотя российское правительство всерьез намерено бороться с «черными» рейдерами. Но хочется надеяться, что областная власть как следует вникнет в настоящее положение дел на заводе и не позволит его обанкротить. А «добросовестные приобретатели» действительно будут развивать предприятие, а не «выкачивать» из него прибыль.




Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.