СЕРГЕЙ ГОГИН

Либеральные эксперты все чаще прогнозируют политический кризис после думских и президентских выборов. Даже близкие к Кремлю политологи сходятся на том, что корабль под названием «Россия» дал течь и медленно тонет. Страна сползает вниз по всем стратегическим показателям и, двигаясь по инерционной траектории, в обозримой перспективе рискует стать «скучной страной», в которой живут в основном пенсионеры да еще менеджеры, управляющие среднеазиатскими гастарбайтерами. Соцопросы отмечают растущую в народе тревогу и недоверие российской власти. Однако правящий класс сосредотачивает свою энергию не на решении задач социально-экономического развития страны, а на создании условий передачи власти (вернее, «властесобственности»). У народа сформировался спрос на модернизацию, но власть или не способна, или боится сформировать свое предложение в ответ на этот спрос, продолжая имитировать «единство партии и народа».

Нарочитое пренебрежение реальностью бросалось в глаза и на недавно состоявшейся отчетно-выборной конференции Ульяновского регионального отделения «Единой России». Конференция напоминала сеанс аутотренинга: «Мы сильные, мы умные, мы эксклюзивные, мы выполняем все обещания, мы партия реальных дел, оппозиция — отстой, учение Путина бессмертно, ибо оно верно, под знаменем Путина-Медведева вперед к победе — ура!». Если же заглянуть поглубже, то окажется, что обстановка в партии и в ее местной организации совсем не радужная.

Конференция должна была пройти еще 4 июня, но была отложена на три недели, потому что руководящие органы партии не определились с кандидатурой на пост секретаря регионального политсовета. Почему так трудно было найти подходящего человека, если, как утверждают единороссы, они собрали под свои знамена интеллектуальный цвет нации? В ульяновском отделении явный кадровый кризис, если уж Москва остановила свой выбор не на публичном политике, а на государственном управленце. Первый заместитель Морозова, самарский «варяг» Андрей Силкин, избранный руководителем местной организации «ЕР», — человек, видимо, способный, но опыта партийной работы не имеет. Одно дело — отдавать руководящие указания подчиненным, и совсем другое — убедить народ проголосовать за твою партию. Но остальные-то, судя по всему, вообще не тянут. Что характерно: ни один из 23 депутатов довлеющей фракции «ЕР» в Заксобрании — публичных, по определению, политиков — не устроил руководящий мозг партии. Если, как они утверждают, им доверяет народ, то почему никому из них не доверяет собственная партия?

Вторая очевидная особенность, проявившаяся на конференции, — копирование «Единой Россией» риторики и практики КПСС. Взять те же самые партийные проекты. Помните: «Планы партии — планы народа»? Здесь все то же самое. Львиная доля этих проектов, в особенности социальных — образование, здравоохранение и так далее, делается на бюджетные деньги, только почему-то «ЕР» ставит их себе в заслугу. Например, 540 млрд на проект «Качество жизни» (он имеет отношение к здоровью населения) они же не из партийной кассы достанут? Все как при Советском Союзе, только раньше это называлось «руководящая и направляющая», а теперь — «партия власти».

В своем докладе на конференции глава региона Сергей Морозов объявил «губернаторский призыв в партию». Это чистая калька с «ленинского призыва». Другая цитата из губернатора: «Не партия для члена, а наоборот». В тридцатые годы про это говорили: «Почему ты не разоружился перед партией?». Морозов призвал однопартийцев покаяться перед людьми в том, что «ЕР» отдалилась от народа, перестала с ним общаться. Во времена КПСС это называлось «критикой и самокритикой». «С нами есть наш любимый Владимир Владимирович Путин и президент, которого мы поддержали», — заявила с трибуна депутат Госдумы Светлана Журова. А в мозгу эхом: «Выдающийся продолжатель дела Ленина, дорогой и любимый товарищ…». Экс-секретарь политсовета Игорь Тихонов: «Мы единственная партия, способная вывести на улицу тысячи людей…» А в мозгу: «Под знаменем КПСС, вперед к победе коммунизма!».

Очевидно, лидеры «ЕР» и сами понимают, что создали ухудшенный клон КПСС. Ухудшенный, потому что у КПСС была хотя бы идеология — диктатура пролетариата, мировая революция и прочее, а эти «собезъянничали» атрибуты и риторику, а идеологии не придумали. Отсюда нападки на оппозицию, в первую очередь на КПРФ (как говорят психологи, в другом человеке нас раздражает то, что подспудно не нравится в самих себе). Ораторы словно пытались убедить себя и собравшихся, что левая и прочая оппозиция — это лузеры и неумехи, которые способны только критиковать, но не могут ничего сделать. «Наши оппоненты обречены быть вторыми… «Справедливая Россия» — побочный продукт и останется им. ЛДПР боится власти как черт ладана» — это из выступления Сергея Морозова. Но если они «вечно вторые», то отчего же им столько внимания? Если вы с гордостью говорите, что, имея контрольный пакет на всех уровнях власти, вы взяли ответственность за все, то чего же вы обижаетесь, когда вас критикуют? С таким же успехом можно забетонировать гектар земли, согнать на него оппозицию и обвинять ее в том, что она не способна ничего посеять и пожать. Все как в басне Крылова про волка и ягненка: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Морозов обвинил политических оппонентов в том, что они ограничились ролью почтальонов: собирают обращения недовольных граждан и присылает их нам, то есть власти. Но ведь это все равно что ампутировать человеку руки и обвинять его в том, что у него плохой почерк.

Смешно было слушать, как Светлана Журова, признав, что «ЕР» недооценивает интернет, вызвала дух блогера Навального, окрестившего единороссов «партией жуликов и воров», и тут же лихо попыталась развернуть этот хлесткий слоган в свою пользу: «Это реклама партии — для тех, кто ее не знал». А лозунг Навального все-таки прижился. Вот и Морозов встал в позу оправдывающегося: «Мы не партия жуликов и воров, мы партия умных и талантливых».

Но когда они говорят «Победа будет за нами», наверное, они знают, что говорят. Если они вопреки падающим рейтингам так уверены, что «ЕР» одержит победу на выборах в Госдуму и останется партией большинства, значит, скорее всего, следует ждать массовых подтасовок результатов голосования. Значит, административный ресурс будет крепчать.

Выкорчевывая и бетонируя политическое поле, «Единая Россия», которая якобы за стабильность, сама накликает политический кризис. Впрочем, он уже почти наступил. По оценке Фонда общественного мнения, который считается лояльным Кремлю, с мая 2009 года по март 2011-го интегральный рейтинг доверия у Дмитрия Медведева упал на 15 процентов, а у Владимира Путина на 23 процента. По замерам Центра стратегических исследований, в марте 2011 года электоральный рейтинг (количество желающих проголосовать за кого-либо в момент опроса) у Медведева составлял 22 процента, у Путина — 33 процента, «кому-то третьему» готовы были отдать голоса 14 процентов (опрос проведен в пяти крупных городах: Москва, Владимир, Краснодар, Самара, Красноярск). Но Сергей Морозов призывает игнорировать эти данные: «Единственное условие развития — сохранение у власти «Единой России». Не слушайте бредни социологов! «ЕР» по-прежнему ведущая партия!».

Социологию, конечно, можно объявить лженаукой, как в свое время генетику и кибернетику, но тогда есть шанс в один прекрасный день проснуться в другой стране — с другой политикой, географией, другим народом. И уж точно без единороссов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.