Дмитрий СИЛЬНОВ

Корреспонденту «КП» удалось выйти на связь с ульяновцем, выжившим в кораблекрушении.

25-летний моторист Артур Гарифулин находится сейчас в республиканской клинической больнице. Мы созвонились с Артуром Рафаиловичем, и он рассказал нам свою версию трагедии.

— Я думаю, не совсем правильно винить в произошедшем техническое состояние теплохода, — объяснил он. – Я плавал на «Булгарии» семь месяцев и могу сказать, что она была вполне исправна. Все работало.

— Почему же тогда произошло то, что произошло?

— Всему виной жаркая погода. Мы вынуждены были открыть иллюминаторы в машинном отделении, а они расположены гораздо ниже уровня палубы – всего в 60 — 70 сантиметрах от воды. Поэтому когда поднялась волна, вода сразу проникла в трюм, и теплоход начал тонуть. Я в это время спал перед вахтой и проснулся от того, что на меня полилась вода.

— На теплоходе была паника?

— Да. Когда я выбрался на палубу, то увидел мечущуюся толпу – дети плакали, беременные женщины бегали. Команда пыталась их как-то успокоить. Я поднялся на первую палубу, в каюту за жилетом, в этот момент теплоход накренился, на меня с полок вещи посыпались. Дверь резко захлопнулась, снизу из щелей уже прибывала вода. Попытался открыть окно, но напор воды был слишком сильным, пришлось разбить стекло. Порезал руки и ноги. Когда наконец выбрался наружу, «Булгария» уже скрылась под водой. Оттолкнулся, что было сил, чтобы в воронку не засосало, и вынырнул. Если бы не жилет – не выплыл бы. На поверхности бушевал шторм, спасательные надувные лодки, на которые забирались люди, разнесло метров на пятьдесят друг от друга. Я ухватился за одну из лодок и стал вместе со всеми ждать помощи.

— Помощь подоспела быстро?

— Метрах в восьмидесяти от нас проходил сухогруз, мы были уверены, что он нас подберет. Но он почему-то прошел мимо. Не видеть нас с мостика не могли. Спас нас пассажирский теплоход «Арабелла» — он должен был выйти в рейс часом позже «Булгарии». Мы привязали на весло красную футболку одной из девушек и подавали знаки. К счастью, «Арабелла» нас вовремя заметила. Вместе со мной на палубу подняли еще одну женщину из Ульяновска – Татьяну Комарову, она работала у нас проводницей. Больше я никого из земляков не видел, в больнице со мной тоже никто не лежал.

— Как сейчас себя чувствуете?

— Нормально. Порезы болят, но все вполне терпимо. Обещают скоро выписать, смогу вернуться домой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.