Когда же все- таки ждать от «внедряемого» в нашу жизнь «ФЗ — 131» ( а проще говоря, закона о развитии местного самоуправления) ощутимо- реальных последствий? Закона, как бы уже действующего; несомненно, важного и нужного- ибо, как сказано в статье 12 Конституции РФ, местное самоуправление является одной из основ конституционного строя. Говоря проще: государство предоставляет населению право самому решать местные вопросы. Принцип демократии гласит, что система местного самоуправления базируется на свободе действий населения и его органов местной власти. Таким образом, муниципальные свободы образуют основу свободы любого народа.

Это-теория. А как в реальности, на практике, идет утверждение местного самоуправления? Ну, скажем в Ульяновской области , которая одной из первых в России ступила на тропу реформирования самой близкой к людям местной власти.Ведь еще в мае 2005 года здесь были проведены выборы в муниципальные органы. А с 1 января 2006 года регион уже начал жить по-новому.

И как оно- это самоуправление масс? Утверждается? Какие плоды принесло?

ВЗГЛЯД СВЕРХУ

Сверху- то сверху — а с какого именно верху, с какой высоты начать излагать суть этого взгляда на ход претворения в жизнь этого самого «ФЗ- 131»? Разработчики закона- а он создавался под руководством небезизвестного господина Козака – не раз высказывались в том смысле, что все идет нормально – нужно только время. Но почему –то удлиняли срок введения закона в действие — обо что- то , видимо, спотыкались…… Значит , и в самых верхних верхах «заковыки» ощущаются?

На эту тему беседовали мы как-то с губернатором Сергеем Морозовым . Губернатор выразился так:

— Почему вы приступили к реформированию местного самоуправления в числе первых в России? Были уверены в успехе? Или считали. что тут нет «острых углов».

— Причина другая. Мы поспешили совсем не потому, что хотели побыстрее отрапортовать «наверх» или были самоуверенны. Проведя выборы раньше других, мы как бы зарезервировали запас времени для начала практически дел – организационных, финансовых и так далее. Вот этим и занимались.

Итак, провели в регионе выборы в местную власть, избрал народ в глубинке более полутора тысяч депутатов. Они же теперь должны и мнение масс выражать, и своими территориями управлять. То есть: формировать бюджеты поселений, распоряжаться собственностью, пополнять свою казну, входить в непростые отношения и с региональными властями, и с законами РФ…То есть , стать реальной «самоправящей « силой.

— А способны ли они это делать? Имеют навык, знают законы? – поинтересовался я.

Губернатор ответил честно:

-Отнюдь не всегда. Главы вновь образованных поселений не доки в юриспруденции, в ведении деловых бумаг и во всей прочей «бюрократии». — Надо этих людей срочно учить, приобщать к «науке управления».

Далее последовал обстоятельный рассказ о том, какие усилия предпринимает власть региональная в деле самоутверждения «низовых» властей. «Для повышения квалификации поселковых и муниципальных депутатов, выборных должностных лиц, муниципальных служащих провели семинары и методические совещания, организовали оказание юридической помощи- и так далее. Появилась в области и «Совет муниципальных образований», который оказывает юридическую, методическую ,консультационную и прочие виды помощи своим подопечным. Областной парламент тоже не остался в стороне: тут специальными правовыми актами постарались муниципалам помочь.Скажем,приняли закон,позволяющий за счет бюджета выкупать нерационально исползуемые земельные участки_ их хозяевами могут стать муниципалитеты…»

Ну и так далее.

В области даже завели специальные фонды для денежной подпитки муниципалов из регионального бюджета…. Короче говоря, областная власт ь муниципалов один на один с их проблемами вроде бы не оставила.

Что, конечно, похвально.

Однако, кто не знает в России поговорку о бумаге и оврагах? Или , как выразился один из премьеров новой России: «Хотели как лучше- а вышло…»

И подался я в российские веси, дабы взглянуть: а как же все- таки вышло-то? Или – выходит?

КАРТИНКИ С НАТУРЫ

Как известно, прорех и проблем у российских «поселений» (подобрали же законотворцы имя, прости Господи! Раньше в « поселениях» поселяли только по приговору судов )- превеликое множество. В общем все они относятся, как гласит закон, к категории «местных вопросов». А что такое «местные » ВОПРОСЫ? Да самые насущные, самые заурядные: мосты, дороги, библиотеки, клубы, водопровод, торговля, _озеленение и освещение – всего не перечесть. Порядок и покой в поселке- тоже весьма важное дело, не одной только милиции забота…

Село Беденьга. Здесь до того разъезжены и раздолбаны улицы,что даже скорая помощь добраться по вызову к болящему не может.Был случай- роженицу несли к асфальтированному шоссе на одеяле .Спрашиваю: «Шоссе по околице села идет- отчего в селе-то непролазность?»

— А шоссе-предмет региональных забот.А об улицах должны заботиться мы, муниципалы. А у нас денег нет улицы мостить-…

У каждого муниципалитета , у каждого поселения- свои болячки. В одном селе не на чем вывозить мусор; в другом сломалась водокачка и народ сидит без воды; в третьем надо срочно ремонтировать клуб… И повсеместно один и тот же рефрен муниципальных администраторов и депутатов местных Советов: денег!денег! денег!

Парадокс таков: закон обязывает возродить самоуправление. А деньги? В последние годы местные налоги съеживаются. Львиная доля уходит в центр. И что из налоговой базы осталось для муниципалитетов и поселений? Земельный налог, налог с физических лиц, налог на имущество. Вот те «три кита» на которых должно зиждиться самоуправление .

Остановимся на этом подробнее.

Сначала о налоге с физических лиц. Что принесут селяне в свои бюджеты? Доходы у них маленькие; живущие за счет подворья крестьяне везут товар на базар – поди посчитай, какой у них доход! Кроме того, ныне самая деятельная, самая работоспособная часть населения часто занята отходничеством. То есть работает и получает зарплату не на своей территории, а где-то на стороне — в Москве, на северах, еще где-либо. Вот скажем , село Сюндюково каждой весной резко стареет- потому что молодые парни и отцы семейств ватагами отбывают в разные края на заработки- в основном на Дальний восток. Там и платит налоги. Но их семьи, дети, родители живут в селе.. Этим людям оказываются социальные услуги не из хабаровского или московского, допустим, бюджета, а из местного. А налог-то « с физических лиц» остался далеко от родной околицы!

С передачей собственности тоже все не просто. И вот перед нами картина: нет перечня объектов, подлежащих передаче в собственность поселения. Многие объекты не имеют технических паспортов – на это требуются значительные средства, часть имущества находится в аварийном состоянии и так далее. А без рационального использования имущества нельзя построить работоспособное самоуправление.

С земельным налогом тоже далеко не разбежишься. Во-первых, земли далеки от устроенности: они не кадастрированы, не проведено межевание, регистрация. Надо долго разбираться, кому что принадлежит. Кроме того, этот налог собирается один раз в год. Только раз в год! А нерешаемые проблемы нарастают каждодневно….И как местная власть будет финансировать неотложные текущие нужды?

Такое кино.

Так что надеяться на гладкую дорогу к самоуправлению не надо Ее еще мостить и мостить. Но как? Вопрос , как говорится, остается открытым…

НАРОД БЕЗМОЛВСТВУЕТ?

Итак, финансовая немощь, юридические неурядицы, имущественная неразбериха и прочие подобные проблемы сильно треножат ход к самоуправлению.Но абсолютно понятно и вот что: без понимания населением сути происходящего, без поддержки любой реформы народом — мало что получится. Ну — и что народ? Участвует в становлении самоуправления?

Начну со случая,вроде бы и не имеющего прямого отношения к теме. Минувшим летом на хуторе Вязки в половине второго ночи появился еле живой человек. Был избит до крови, руки скованы наручниками.Он шел, шатаясь, по порядку — и умолял открыть ему дверь. Никто-никто! – на его мольбы не откликнулся – в окна все наблюдали. Ночной пришелец рухнул возле забора. И лишь когда рассвело кто-то рискнул выйти на улицу…

Бедолагу, который на своей «Газели» вез куда-то товар, остановили на шоссе в трех километрах от Вязков. Вышвырнули из кабины, избили, отняли деньги, надели наручники – и завезя в лес, выкинули. Очнувшись, он побрел на огонек к людям, за помощью. Но люди его не поняли…

Наутро двери изб открылись. Мастер на все руки Андрей Малов распилил «болгаркой» несчастному наручники, отвез на шоссе, на пункт ГАИ…

С тех пор тревога, ожидание беды стали в деревеньке каждодневными . Если раньше соседи спали с открытыми окнами, если скотина спокойно ночевала на лужайке возле подворья – а собранные огурцы оставлялись в ведре прямо у плетня – то теперь каждый дом в Вязках с наступлением темноты наглухо запирался, затворялся, замыкался. И в каждом дворе завелось по две собаки.

Съежилась деревенька, сжалась от беззащитности. И каждый был сам по себе, и каждый полагал, что авось неприятности его как-нибудь да минуют…

Последние годы нашего бытия явили нам ситуацию, которую можно обозначить так: сельский беспредел и сельская беспомощность. И дня не проходит, чтобы где-то не взломали сельмаг, не увели телка со двора, не ободрали сад-огород. Везде: бесчинствуют, воруют, безобразничают. Ныне исчезло то чувство естественной безопасности, которое было всегда присуще жизни в селе, являло суть сельского менталитета. Теперь нельзя оставить мотоцикл на улице; переночевать в поле за околицей, оставить сохнуть сено на покосе. Скошенную сырую траву везут сушить на подворье: «А то сразу ноги приделают…»

Смысл вышесказанного: «поселения» образовались- а порядка, безопасности и активности граждан не прибавилось…

Что делать? Что противопоставить беспределу, ныне правящему бал в каждой деревне?

Мне скажут: есть полиция, есть участковые, есть так называемые территориальные опорные пункты. Я чту служителей сельского правопорядка — но прекрасно понимаю: полиция с валом разнузданности справиться не может. И в силу того, что более серьезного криминала у нее навалом, и по причине отсутствия чисто технических возможностей – бездорожье, расстояние, плохая связь; да и из-за явного нежелания возиться с «бытовухой». И деревня, по сути, остается незащищенной от натиска ворья и хулиганья.

Вопрос: а раньше, в дедовски-отцовские времена? Кто тогда стоял на страже деревенского покоя и порядка? Да сами жители! И вспоминается… У нас, скажем, в Маматкозине, ежевечерне сторожить покой в деревне выходили по очереди. Палка с дощечкой, надпись: «Дежурный». Эта палка, как напоминание, двигалась по порядку – от избы к избе… И выходили мы с отцом, сидели на лавочке, слушали: не грохнет ли где-нибудь? не загорится ли? не учинится ли драка-скандал? И в случае чего бежали к рельсу, подвешенному возле правления колхоза, били в набат, дабы народ поднять…

И от дежурства, от этой ночной вахты не отлынивал никто!

А ныне? Есть где-нибудь подобное? Есть ли хотя бы попытки наладить самоохрану, самооборону сельского населения как составную часть вышеупомянутого закона о реформе самоуправления?

Я услышал: есть в селе Сурское дружинники, они покой оберегают! Народ с энтузиазмом за это взялся! Увы! – действительность оказалась не столь радужной. «Да, вместе с нашими сотрудниками выходят на ночные дежурства жители ,-говорит начальник райотдела . — Но только потому ,что через администрацию, через руководство организаций или фирм пытаемся поднять общественность… Графики есть: сегодня выходят сотрудники строительной фирмы, завтра – больницы, послезавтра – работники культучреждений, связи и так далее. Чтобы сам народ поднялся – не-ет…»

Грустно.

Еще один поселок …Якобы там народ встает на защиту правопорядка. Разговариваю с главой сельской администрации: «В поселке базируется территориальный опорный пункт . Территория большая – кроме нашей Цильны еще несколько деревень… Приходится тяжело, особенно летом, когда к бабушкам-дедушкам из города внуки-подростки наезжают… Каждый день ЧП: то киоск подломают, то на дискотеке драка, то детскую площадку разнесли… Ну, привлекают наши полицейские общественность, в рейды выходят с ними. Но – то машины нет, то бензин кончился.…»

Еще один сюжет. Большое село- пять тысяч народу. Здесь есть одно местечко, самой природой предназначенное для красоты, отдохновения, тихой радости. Это – озерцо возле сельской администрации. Небольшое, уютненькое, оно могло бы стать украшением села.

Но — куда там! Озерцо стало не достопримечательностью – а местом свалки. Чего только не набросали туда « природолюбивые» граждане! Автомобильные шины, железки, старые калоши , всякую дребедень. Не драгоценная чаша кристальной воды в обрамлении деревьев и цветов – а классическая миргородская лужа. И свиньи – тут же.

И вот стою я на бережку и грустно рассуждаю. Село не у черта на куличках, не богом забытое. Дома приличные, улицы в основном асфальтированные, школа – десятилетка есть, клуб, сельская больница. И церковь — с трудом восстанавливаемая – стоит в центре села, как раз напротив сельской администрации, на другой стороне озерца. Повторюсь: загаженного. И никаких намеков на то, что это кого – то волнует.

Говорят: у власти сельской нет денег. Говорят: у местных организаций хозяйственных тоже в карманах не густо.

Ну бог с ними – с властью, с местными предприятиями, с птицефабриками. У захламленного озерца думается вот о чем: в селе проживает более четырех тысяч человек. Из них, допустим, тысяча дееспособных. Совковая лопата берет килограмм шесть грунта. Махнули каждый по разу – шесть тонн грязи из прудка как не бывало. Еще по разу – снова шесть тонн…

Не машут. Никто. От замшелого, въевшегося в каждую клетку равнодушия, видимо нет избавления. И разве только в этом селе?

Заезженные в лоскут деревенские улицы, мусор и мерзость на них же, свалки на каждом шагу, неухоженность – это уже не отступление от нормы, это – норма. Какие уж тут пруды, парки, аллеи! Почему это не скребет души, почему не вызывает желания убрать, почистить, навести опрятность?

Короче: кругом потрясающая инертность граждан. Впечатление такое: каждый живет сам по себе, по принципу «Моя хата – с краю»… А беда – общая – уже стучится в окна и этой, и соседних хат… И это будет продолжаться – со всей очевидностью – пока и власть, и народ вместе не выставят заслон ворью, бесчинствам, беспределу на околице каждой российской деревни.

-А ведь в России был весьма положительный опыт самоуправления…Я имею в виду земство и его успехи

— Оно потому пошло успешно,что в те времена были люди,болеющие душой за состояние не страны «вообще»- а за тот кусок земли,где им довелось родиться,жить,служить,иметь состояние,-и так далее.Эти люди и были настоящими патриотами (если перевод с латыни- то «земляками») .Сейчас такой слой граждан-увы!- исчез.Благополучие и счастье мерещатся где- то за горизонтами- а не там, «где родился и пригодился». Это- одна из причин,мешающих становлению гражданского самоуправления.

-Таак бывать у нас самоуправлению? Или это чиновничий миф?

-Надо подчеркнуть:созданию самоорганизованного сообщества граждан альтернативы нет.Иначе либо автократия,либо диктатура.

Другого не дано.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.