Симбирское духовенство принимало активное участие во всенародном деле в борьбе с французами. Так 25.08.1812 г. Архиепископ Казанский и Симбирский Павел обратился ко всем духовным управлениям, что они могут принимать по своему ведомству приношения и доставлять их в Комитет пожертвований. Известно, что в первые дни после опубликования указа Александра I о формирования ополчения Архимандрит Евстафий с общего согласия пожертвовали из монастыря 500 рублей и каждый из своей собственности по 500 рублей. Самарское духовное правление священнослужителей внесло в фонд ополчения 1224 рублей. Свой вклад внесло и уездное духовенство, так известны случаи, когда протоирей из г. Алатыря внес в фонд ополчения: солонку из серебра, ковш, чарку, молитвенник и подвесной крест. Протопоп Сергий из Ардатова внес в фонд ополчения 66 рублей и пистолет. Протоирей Алатырского уезда Миловений от имени церкви внес 9 пудов ржаной муки, 3 слитка серебра и т.д.

Церковная пропаганда патриотизма, прежде всего, была направлена на крестьянство, чтобы поднять на борьбу с французами и защитить святыни православия.

Среди зачисленных в Симбирское ополчение ратников были и священнослужители. Так Архиепископом Казанским и Симбирским Павлом во все духовные учреждения было разослано указание, что кто если пожелает защищать Отечество и вступить в ополчение, то может это сделать. Среди записавшихся в ратники был пономарь Симбирской Николаевской церкви Алексий Герасимов. За осаду крепости Глогау отмечен был священник Симбирского ополчения Федор Иванов. В рапорте о награждении священника за подписью генерал-лейтенанта Розена И.В. указано: «служил примером для молодых воинов переносить равнодушно труды во время похода.Находился во время осады крепости Глогау, при всех затруднениях исполняя христианские потребности, благословляя воинов на брань пасторским благоразумием и наставлениями своими всегда ободрял и поощрял их к поражению неприятеля».

Возможно, если не было бы православия, мы могли проиграть эту войну.