Власти Ульяновской области, похоже, намерены заложить под свой регион мину замедленного действия. Атомную мину…
В этом году в городе атомщиков – Димитровграде, запланировано начать строительство атомной электростанции. Особого шума вокруг этого проекта в ульяновских СМИ не было, и большая часть жителей региона о нем практически не знают. А вот в самом Димитровграде неспокойно. Жители города протестуют. Росприроднадзор не дает своего положительного заключения на проект АЭС, хотя строители уверяют, что эта АЭС, она нового поколения, с повышенными стандартами безопасности. Только вот разместить ее по проекту планируется в нескольких километрах от тектонического разлома и совсем рядом – с действующим полигоном для захоронения жидких радиоактивных отходов.
Известно, что одним из главных лоббистов атомного проекта выступает ульяновский губернатор Сергей Морозов. «Строительство первого экспериментального свинцово-висмутового быстрого реактора энергетической направленности – это неотъемлемая честь формируемого у нас в регионе ядерно-инновационного кластера, под который в Димитровграде создается комплексная инфраструктура», – это цитата из выступления господина Морозова. В котором были и слова о том, что новая АЭС есть проект «не только всероссийского, но и мирового уровня». Казалось бы, можно лишь усмехнуться. У губернатора Морозова что ни проект, то обязательно мирового уровня. Будь то транспорт Юницкого или супердирижабли. Только вот до воплощения в жизнь эти проекты-прожекты, обычно не доходят. Но у жителей Димитровграда и окрестных сел планы власти построить АЭС вызвали не скептическую усмешку, а панику. Дело в том, что на этот раз господин Морозов отступаться от задуманного не собирается, а вот место для воплощения его «задумки» в жизнь выбрано, повторимся, крайне неудачно: в четырех километрах от стройки – 300-километровый тектонический разлом. Об этом было сказано еще в исследовании казанского «ЦНИИгеолнеруд», проведенном в 90-х годах прошлого века (тогда, помнится, власть тоже носилась с идеей строительства АЭС). Кроме того, по соседству расположен действующий полигон захоронения жидких радиоактивных отходов, вокруг которого и без того уже много лет не утихают жаркие споры сторонников и противников. Росприроднадзор также до сих пор отказывается давать на проект строительства АЭС положи-тельное заключение. Вот, что сказал по этому поводу руководитель управления Росприроднадзора по Ульяновской области Александр Каплин: «пока представленные инициатором проекта материалы обоснования лицензии не соответствуют требованиям законодательства РФ в области охраны окружающей среды». В связи с этим обстоятельством приказом Росприроднадзора и утверждено отрицательное заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы. Однако сам тут же и признал, что материалы, дескать, могут быть доработаны и поданы на повторную экспертизу. Переводя это на язык обыденный, авторам и вдохновителям проекта нужно переписать бумаги как надо и проблемы не будет. И люди это чувствуют. И протестуют…
В правительстве Ульяновской области признают, что «вокруг строительства новой АЭС возникло много всевозможных мнений, большинство из которых довольно пессимистичны – якобы из-за угрозы безопасности будущего объекта для людей и окружающей среды». Но заверяют, что поводов для пессимизма нет. Якобы, в основу обеспечения безопасности энергоблока наряду с использованием свойств внутренней самозащищенности реактора положен принцип последовательной реализации концепции глубоко эшелонированной защиты. Правда, и вероятность аварии чиновники не исключают, но успокаивают, говоря, что в случае таковой «не потребуется дополнительных мер защиты населения, эвакуации, выселения, как это было в Чернобыле». А жители Димитровграда по этому поводу горько шутят: да, мер защиты не понадобится – у нас будет круче, чем в Чернобыле.
В каждой шутке есть доля шутки. И эксперты экологических организаций «Гринпис России» и «Беллона» утверждают, что реакторы на быстрых нейтронах, подобные тому, что строится в Ульяновске, чрезвычайно опасны. И такие страны, как США, Германия, Франция и Япония от реакторов этого типа отказались. Строит их только Китай. «И китайский, и российский проект объединяет то, что установки на быстрых нейтронах будут работать с использованием жидкометаллических теплоносителей. Наш СВБР-100 – на сплаве свинца и висмута, остальные – с натриевым теплоносителем. В остальных странах нет такого опыта эксплуатации свинца-висмута, как у России», – возражает руководитель службы по связям с общественностью и СМИ компании-застройщика АЭС Степан Рудаков. По его словам, «во многом именно благодаря возможности России использовать свинцово-висмутовый теплоноситель в проекте СВБР-100 достигается целый ряд положительных показателей в части безопасности, позволяющих уверенно причислять реактор к новому IV поколению».По словам главного инженера проекта, сотрудника Восточно-Европейского головного научно-исследовательского и проектного института энергетических технологий Юрия Петрова, в случае успеха проект АЭС будет тиражироваться: сертифицированные модули станции начнут продавать за границу. Но обратите внимание: господин Петров сказал: «В СЛУЧАЕ УСПЕХА». А это значит, что возможен и НЕУСПЕХ. И что тогда? Об этом предпочитают не говорить, с намертво приклеенной улыбкой повторяя расхожее «все у нас получится». Но получится ли? Увы, в последнее даже отпетым оптимистам сегодня верится все меньше…
Александр СЕМЕНОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.