Владислав Мальцев
Вслед за Татарстаном к мнению верующих прислушались в других регионах.
Опыт Татарстана, где местные власти под давлением групп верующих и республиканского муфтията предложили обсуждать вопрос о ношении ученицами хиджабов на уровне каждого образовательного учреждения, оказался привлекательным и для других регионов России. «Планируется корректировать «Закон о школьной форме» в соответствии с этноконфессиональными особенностями региона, традиций мусульманства, – написал 14 сентября в Twitter губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. – Вопрос о том, разрешить или нет девочкам в школах носить религиозную одежду, не должен решаться директивно». Правда, после того как данное высказывание было замечено и процитировано информагентствами, из аккаунта губернатора в Twitter оно было удалено, но сохранилось в памяти поисковых систем.
Интересно, что Ульяновская область одной из первых приняла закон о единообразии школьной формы, причем в пользу такого варианта высказывался ранее и губернатор. «Считаю, что нам нужно серьезно задуматься о возрождении добрых традиций советской школы, в том числе и о введении требований к школьной форме, – заявил Морозов 9 апреля с.г. – Все дети должны… ощущать себя частью единого коллектива, а не чувствовать дискомфорт от социальных или иных различий». По его указанию был оперативно разработан и 4 июня принят соответствующий региональный закон. В тексте закона сказано: «Не допускается ношение учащимися в помещениях общеобразовательных организаций… религиозной одежды, одежды с религиозными атрибутами (в том числе атрибутами одежды, закрывающими лицо учащегося) и (или) религиозной символикой; головных уборов, за исключением случаев, обусловленных состоянием здоровья учащихся». Закон вступил в силу 1 сентября с.г., в связи с чем «локальные нормативные акты общеобразовательных организаций… подлежат приведению в соответствие с настоящим законом не позднее 1 ноября 2013 года, при этом изменяемые или вновь устанавливаемые ими требования к одежде учащихся подлежат применению не ранее 1 июля 2014 года».
Принятию законопроекта предшествовали обсуждения и дискуссии в Общественной палате (ОП) Ульяновской области. На заседания Совета ОП 16 мая имам-хатыб городской мечети «Махалля-1» и заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман региона Расуль Фаткуллов, входящий в состав общественного органа, поднял вопрос о ношении мусульманками головных платков в школе, на что получил ответ от замдиректора Департамента административного обеспечения Министерства образования Ульяновской области Оксаны Денисовой: «Во-первых, Россия – светское государство, во-вторых, школа – светское заведение».
В ходе обсуждения председатель ОП Нина Дергунова высказала озабоченность по поводу «социально-политических последствий принятия законопроекта в тех районах области, где проживает большинство населения татарской национальности». Однако 31 мая она сообщила интернет-порталу 73online.ru: «Мы сочли необходимым выяснить отношение к этой проблеме жителей муниципальных образований с преобладанием или значительной долей татарского населения. Выяснилось, что, например, в Старокулаткинском и Цильнинском районах к запрету на ношение хиджабов в школах граждане относятся с пониманием. В регионе не ожидается массовых демонстраций или иных акций протеста против данной нормы». Стоит отметить, что в ходе апробации в регионе школьного предмета «Основы религиозных культур и светской этики», несмотря на солидную долю татарского и чувашского населения (более 20% жителей), лишь 3% родителей выбрали для своих детей «Основы исламской культуры».
Однако, побывав 8 августа на праздничной трапезе в честь Ураза-байрама в Соборной мечети города, губернатор Морозов, очевидно, изменил свое мнение под влиянием муфтиев, апеллировавших к опыту соседнего Татарстана, где вопрос о ношении девочками мусульманских платков отдали на решение конкретных школ. Видео со встречи выложено на сайте Islam73.ru, оно не лучшего качества, но слышно, как губернатор, судя по всему, соглашается с доводами, что «требуется подкорректировать действующее законодательство, действующие нормативные документы в каких-то формулировках со ссылками на наших соседей», предлагает «проработать опыт других субъектов». За прошедший месяц с лишним эти слова не привели к реальным решениям, только появились записи в Twitter, позже удаленные, о чем уже упоминалось.
Однако ульяновский пример представляется типичным для подобных ситуаций. Начав с жестких заявлений о том, что необходимо соблюдать светский характер общеобразовательных учреждений, чиновники легко поддаются давлению религиозных лидеров и переходят на менее принципиальные позиции, де-факто дезавуируя начатую год назад общероссийскую кампанию против ношения религиозной одежды в стенах школ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.