Хотим ли мы этого или нет, но рано или поздно все мы должны будем задаться вопросом, а хотим ли мы видеть Сергея Морозова на посту губернатора Ульяновской области после истечения его полномочий?

Вопрос – хочет ли он сам, уже решен, его публичные заявления прямо говорят, что для себя он свой выбор сделал и уверен, что его поддержит население области. Технический вопрос – когда пройдут выборы: то ли в сентябре этого года (при сложении полномочий и выдвижения своей кандидатуры на досрочных выборах с соизволения Президента страны), то ли следующей осенью, то ли в нормативные сроки осени 2016 – существенной роли не играет.

Давайте попробуем абстрагироваться от сиюминутных эмоций и трезво оценить, какие негативные и позитивные последствия ждут регион в случае продолжения Морозовым своего губернаторства на очередные 5 лет.

Этот первый текст, посвятим негативным, оформив их в виде простых тезисов.

1. Усталость населения.

За 10 лет, прошедших с момента первого избрания Сергея Морозова, что уж тут говорить, люди немного подустали от первого лица региона. У Сергея Ивановича, не получилось, и вряд ли уже получится стать искренне любимым лидером своей территории, таким как был Кондратенко, Тулеев, Шаймиев, Лужков и несколько иных. Этих население любило (и любит), в них она чувствовала тут идентификацию с родным краем, свою самостийность и общую судьбу, в положительном плане. А у самих этих лидеров было ощущение своей исторической судьбы и соответствующий стиль управления, исключающий сиюминутные метания и акцент на имитацию.

В этом плане Морозов, конечно же, испортил свой образ навсегда. Да, люди, в отсутствии ярких конкурентов и альтернатив, видят в нем единственного «дееспособного» начальника, подмявшего под себя всю область….но вот качество этого образа низведено к формуле «чудака при власти», фонтанирующего невообразимыми для местного обывателя инициативами в стиле известного персонажа «Мертвых душ» Манилова.

Дирижабли сменяются колобками, колобки столицами Европы, столицы Европы девизами и клятвами чиновников ну и так далее и тому подобное. У населения против этих «чудачеств» Морозова выработан уже естественный иммунитет в виде практически нулевого доверия любой декларируемой идеи или инициативы «сверху». Все эти временные симулякры Морозова потому и растворяются в других, не менее виртуальных так быстро именно из-за отсутствия поддержки «снизу». Морозов в этом плане странный губернатор – он ведет, зачастую диалог, не с населением, а некоторым невидимым никому адресатом «извне», которому надо всенепременно создать картинку «яркой и насыщенной жизни региона».

В этом плане – население, конечно же, от Морозова устало, он уже ничем концептуальным свой электорат удивить не сможет. Переизбрание будет проведено именно через эту усталость и опустошенность в режиме отсутствия сколь какой-нибудь альтернативы. А это чревато дальнейшим усилением разрыва между властью и населением, между реальной и востребованной повесткой низов и нарезаемой искусственно виртуальной сверху. А это неизбежно грозит конфликтами, кризисами и прочими неприятными вещами, что и понятно.
На этом фоне – область будет наращивать вакуум социальной апатии и отрешенности от дела «лучших и талантливых» людей, вынужденных искать своего места в других регионах и при других политических руководителях.

2. Консервация элит и процесс «ухудшающий» отбора кадров

Кто-нибудь ведет статистику частоты и глубины «перетряхивания» Морозовым своего правительства? Скорее всего, нет, потому что в этом нет смысла, так как зачастую нет внутренней логики. Это происходит настолько часто, что уже стало не интересно никому.

Чего уж тут таить, Морозов не выносит присутствия ярких, талантливых и компетентных людей в своей команде…он им не может доверять, по известным причинам. Если такие и появлялись в его окружении – то не надолго и часто, в силу, какой-нибудь временной необходимости или внешнего принуждения.

Круг доверия Морозова расширяется только на 2 категории лиц: бывшие подчиненные по администрации Димитровграда, и бывшие начальники различного рода силовых местных ведомств. Все что дальше – для Морозова слишком временное, наносное и чужое.

Как итог – процесс тотального «ухудшающего» отбора руководителей верхнего и среднего звена. Несменяем только костяк димитровградской команды, которая тусуется в разные бреши управленческой работы, на самые ответственные в данный момент участки…все остальное – это нескончаемый поток «прихода-ухода» новых людей, поднимание со дна наименее квалифицированных, но наиболее преданных кадров.

Трудно спорить – есть отдельные исключения, но они продиктованы внешними причинами, в хаос Морозовской кадровой политики включается стройность и логичность другой, присущей иной фигуре, в силу краткосрочных причин оказавшейся на «прорывном» участке работы. Но эти исключения – лишь подтверждения общего правила.

3. «Паразитическая модель» существования регионального бизнеса.

Когда умер «СОК», область по факту осталась без присмотра сколь какой-нибудь сильной федеральной ФПГ (Соллерсу было наплевать, актив Дерипаски был слишком мал и т.п.). И Морозов был вынужден ориентироваться исключительно на местечковый бизнес (ну и немного Самарский). Единственной моделью сотрудничества власти и бизнеса стало «взаимовыгодное освоение бюджета». Дорожное строительство, благоустройство, платежи в сфере ЖКХ, строительство, снабжение бюджетных учреждений всяческими материальными ресурсами – все это превратилось в бизнес весьма узкого круга лиц, приближенных к первому лицу.
Со временем, этил людям кроме признания в «бизнесе» потребовалось и признание во власти и они стали весьма уважаемыми депутатами, а некоторые даже министрами.

В регионе остались по сути две сферы бизнеса, где административные рычаги и коррупционные схемы не нашли себе применения: это ( как ни странно) производство мебели и фурнитуры и IT-бизнес (который вышел на освоение внешних рынков). И в этих сферах, была и есть нормальная и здоровая конкуренция.
Весь остальной (очень значительный) внутренний валовый продукт у нас варится в котле внутренних монополий и распределения бюджета области. Все остальные проекты по типу инвестиционных зон, крупных федеральных предприятий и пр. – пока вынесем за скобки, так как это другая юрисдикция и другой уровень влияния на ситуацию внутри региона.

Останется Морозов у власти – будет закостеневать и расти в ширь и глубину единственно приемлемая и безопасная форма бизнеса в регионе – освоение государственного подряда. Что уж и говорить, казалось бы, частный случай ожесточенных «войн за школьное питание» между депутатами-бизнесменами – лишнее подтверждение глубины проблемы.

Вот, если вкратце, сжатая и немного утрированная модель негатива по отношению к новому сроку Морозова. И риски на этом фоне для области лежат даже не в экономической составляющей, а в гуманитарной, в сфере социального капитала. Морозов и созданная им «система», как ни странно звучит, «заморозит» еще лет на 5 любые попытки творческой и независимой деятельности в любой сфере. А это по-настоящему страшно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.