Воскресенский некрополь XIX-XX веков получил к своему 140-летию, которое приходилось на 27 июля этого года, замечательный подарок: научно-экспертный совет по охране памятников культурного наследия Министерства искусства и культурной политики Ульяновской области принял решение о его постановке на государственную охрану.
Дело стоит того, ибо на небольшом клочке территории всего в 17 га сконцентрирована история не только города, но и страны. Здесь нашли свой последний приют дворяне и купцы, большевики и монархисты, святые и грешники, белые и красные, артисты и их поклонники, врачи и пациенты, герои и самые обычные, яркими деяниями себя не прославившие, граждане. А как хорош встречающий посетителей кладбища и прихожан освященный в 1911 году Воскресенский храм – настоящий шедевр симбирского архитектора Федора Л ивчака! Это единственное каменное культовое сооружение Симбирска, уцелевшее в беспощадной борьбе большевиков с «опиумом для народа». Чудом можно считать и то, что сам «город мертвых» избежал сноса при советской власти.
Накануне юбилея Старого городского кладбища (так его называют в народе), 22 июля, экскурсию по нему для журналистов местных СМИ провел сотрудник Государственного архива Ульяновской области, краевед Антон Ша-балкин. Это настоящий сталкер в кладбищенской зоне. Он исследует некрополь почти пятнадцать лет, исходил его, пробираясь сквозь бурьян, вдоль и поперек, совершил здесь один и вместе со своим коллегой Иваном Сивоплясом множество открытий, имеющих ценность для краеведения. Антон честно признается, что любит это кладбище, хранящее множество историй и тайн. Благодаря его рассказам наши забытые земляки оживают и предстают перед нами со своими судьбами, в которых было место любви и ненависти, мечтам и их воплощению в жизнь, поступкам и проступкам, ошибкам, трагическим случайностям…
Самые, пожалуй, знаменитые могилы здесь – те, что хранят прах поэта-сатирика Дмитрия Дмитриевича Минаева (1835-1889) и его отца, поэта и переводчика Дмитрия Ивановича Минаева (1807-18/6). Кстати, в день экскурсии, 22 июля, исполнилось ровно 125 лет со дня смерти первого из названных литераторов. Дмитрий Дмитриевич Минаев, этот «король рифмы», автор острых сатирических стихотворений и поэм, беспощадно высмеивавших человеческие пороки, а потому гремевших на всю Россию, остается, пожалуй, самым «нераскрученным» из выдающихся уроженцев края. Вот и на сей раз о нем не вспомнил никто: ни цветочка, ни веночка не легло на надгробную плиту, что на центральной аллее кладбища…
Неподалеку от Минаевых упокоился генерал-майор Петр Евдокимович Шуров. Перед Великой Отечественной войной Шуров возглавлял Ульяновское бронетанковое училище. Был прекрасным стрелком и человеком, которого любили и уважали в городе. Перед войной его перевели в Москву. Когда в 1942 году Шурова на фронте смертельно ранили, он перед смертью попросил, чтобы его похоронили именно в Ульяновске. Прощание с генералом было одним из самых громких и торжественных в истории города: три танка салютовали огнем башенных орудий.
Рядом с Воскресенской церковью был похоронен лучший симбирский полицмейстер Василий Асафович Пифиев (1852-1916). Посетителям приходится попирать ногами его прах, потому что памятник на могиле отсутствует. Когда и кем он был снесен, неизвестно. Скорее всего, акт вандализма совершили с ведома властей в 30-е годы XX века, когда в местных газетах была опубликована против покойного полицмейстера «разгромная» статья. У большевиков были с Василием Асафовичем давние счеты. Будучи на своем посту, тот неусыпно следил за соблюдением законов и порядка в городе. Сурово обходился он и с ворами-гастролерами, приплывавшими в город на пароходах в навигацию: «потырят» и дальше отправляются. По приказу Пифиева, переодетые полицейские стали встречать этих непрошеных гостей, брали их под белы рученьки и сажали обратно на тот же, уже отплывающий пароход.
Вновь соединилась, уже на том свете, супружеская пара любимцев ульяновской публики – народной артистки России Лии Ефимовны Радиной (1921-2000) и заслуженного артиста РСФСР Матвея Филипповича Шарымова (1905-1968). Лия Ефимовна завещала похоронить ее после смерти рядом с горячо любимым мужем. Страсть между ними разгорелась во время Великой Отечественной войны. Она в составе театра «Ястребок» выезжала с концертной бригадой на линию фронта, он, охваченный тревогой за нее, писал ей письма со стихами, полными любви и нежности: «Я вспоминаю наши ноченьки пьяные, глаза, горящие влажными искрами…». В Ульяновский драматический театр Шарымова пригласили в 1959 году как известного исполнителя роли Ленина. Оба прожили на этой сцене плодотворную творческую жизнь, испытав немало взлетов. Лия Ефимовна пережила своего дорогого «Шарымчика» на 32 года…
Под свежим памятником покоится прах легендарного симбирского и ульяновского врача – доктора Григория Ивановича Сурова, умершего в 1947 году. Мраморный монумент вместо обветшавшего обелиска не так давно установил на свои средства коллектив врачей Ульяновской областной больницы, отдавший таким образом дань уважения коллеге, чьим именем названы целых две городские улицы. В советское время к Сурову выстраивались толпы страдающих глазными болезнями со всего Поволжья. А до того доктор прошел через горнило русско-японской, Первой мировой, Гражданской войн. Залечивал он раны, исполняя клятву Гиппократа, и белым, и красным. Оперировал даже в преклонном возрасте, всегда отстаивал перед властями интересы больных. Когда Суров умер, толпы народа провожали его через весь город…
На Старом кладбище находится единственная в черте города могила Героя Советского Союза, другие подобные захоронения – на Ишеевском кладбище. А тут нашел свое последнее пристанище Павел Васильевич Лаптев (1911-1954), человек невероятной храбрости. Звание Героя он получил за подвиг, достойный голливудского блокбастера. Ночью с 23 на 24 февраля 1942 года 30-летний лейтенант артиллерии Лаптев со своим расчетом подавляет боевые точки противника, но один дзот не удается разгромить. Лаптев берет с собой группу бойцов, и они закидывают дзот гранатами. Но этого Лаптеву недостаточно. Он сам бежит в деревню, один нападает сзади на 25 фрицев в маскхалатах,лупцуя их нещадно прикладом автомата, который вскоре превращается в щепки. Опешивших противников герой добивает уже с подоспевшими своими бойцами. Вместе они захватывают богатые военные трофеи. Мирной жизнью Лаптев наслаждался, увы, недолго: умер в 1954 году. К сожалению, его могила в 1990-2000-е годы пришла в запустение. И только после того как забили тревогу краеведы, а вслед за ними СМИ, захоронение было приведено в порядок, хотя достойного героя памятника на могиле так до сих пор и не появилось.
А вот напоминание о другом воине – самом молодом генерале в армии Деникина, участнике Мамантовского рейда 1919 года Владимире Ивановиче Постовском. С белой армией он бежал из России, и кем только не работал на чужбине, даже садовником был в Ницце. В годы Великой Отечественной войны у него, как и у многих эмигрантов первой волны, взыграли патриотические чувства: он возвращается на родину, оказывается в Ульяновске. Супруга Постовского захватила в страну Советов свой парижский гардероб, сама умела отлично шить, и не удивительно, что все модницы города моментально выстроились к ней в очередь. Дома у бывшего белого генерала висели на стене шашка и казацкая нагайка. А сам он, по иронии судьбы, работал в артели «Красный партизан», состоявшей из ветеранов Гражданской войны.
Каких только персон не скрывает в своих «недрах» Воскресенский некрополь! Тут и прах городского головы Симбирска Чебоксарова, и участников покушения 1906 года на губернатора Старынкевича, и малолетнего праправнука и тезки поэта А.С. Пушкина, и создателя советского звукового кино Александра Федоровича Шорина… Особое место – мемориал с захоронениями воинов Великой Отечественной, умерших от ран в ульяновских госпиталях.
Есть даже могила первой жертвы автомобильного ДТП в Симбирске – купца Нагашева. Другое свидетельство страшной катастрофы на дороге – могила талантливого советского скульптора Любови Турской, погибшей в расцвете своего творчества. А вот совсем свежие – жуткие – следы в виде раскуроченных надгробных памятников, оставленные совсем недавно: несколько недель назад с дороги, своротив кладбищенскую решетку, на территорию «города мертвых буквально влетел, сметая все на своем пути, легковой автомобиль… Воистину, как гласит надпись на одном из дореволюционных крестов: «Остановись, прохожий, и посети мой прах. Я уже дома, а ты еще в гостях…».
А Старое кладбище продолжает жить. И за это доброе слово хочется сказать уже покойному первому губернатору Ульяновской области Юрию Фроловичу Горячеву. В самом начале XXI века, увидев здесь запустение, он всерьез проникся проблемой. Выделил даже финансирование на небольшой штат работников. 17 г» некрополя разделили на участки. За каждым обязана была ухаживать та или иная организация, учреждение, предприятие. Работа закипела нешуточная. Спиливали ветхие деревья, скашивали траву, вывозили мусор. Затем все вновь стало приходить в упадок.
Сейчас образцовой территорию некрополя, который, по сути, является музеем под открытым небом, не назовешь. Но на основных аллеях видно, что относительный порядок поддерживается. Для того чтобы придать месту более окультуренный вид, прихожане Воскресенского храма обратились к областным и городским властям с просьбой оказать в этом содействие. А член приходского совета этого храма Софья Федотова предложила создать попечительский совет некрополя. Но это все пока еще «витает в воздухе».
А вот Антон Шабалкин с участием молодого архитектора Юлии Гончаренко и при содействии генерального директора ООО «Симбирск-Ритуал-Сервис» Семена Кропачева к 140-летнему юбилею этого памятника истории уже сделал на пользу ему реальное дело. Это установленный неподалеку от входа в некрополь баннер со схемой, где указаны самые интересные захоронения. По словам Антона, подобное можно увидеть далеко не на всех столичных кладбищах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.