Министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Ульяновской области Александр Чепухин в интервью ИА REGNUM рассказал о планах по развитию отрасли в период “продуктового эмбарго”.
ИА REGNUM: Александр Викторович, две недели назад Россия ввела запрет на импорт продовольствия из стран, утвердившим в отношении нее санкции. Сразу остро встал вопрос о возможностях наших регионов обеспечить себя самим сельскохозяйственной продукцией. На ваш взгляд, какова ситуация в сельском хозяйстве Ульяновской области, какие у него слабые и сильные стороны.
Слабое место у нас – это производство молока и финансовое состояние птицефабрик. Нашего молока не хватает для загрузки наших же заводов. Перерабатывающих предприятий у нас больше, чем нужно. Мы производим больше, чем съедаем (творог, масло, молоко, кефир). Предприятие “Волжские просторы” – единственное, которое производит на весь Приволжский федеральный округ, но сырье они используют не только наше, но еще и из Татарстана. А задача состоит в том, чтобы обеспечить переработку своим сырьем.
Сейчас ищем инвесторов, нужно построить как минимум 12 молочных ферм с поголовьем коров по 1200 в каждой для того, чтобы закрыть сырьем всю нашу переработку. Понимаем же, что за бюджетные деньги не построим. Сами молочные заводы уже фактически готовы к тому, чтобы инвестировать в создание ферм. Но все зависит от условий. Сейчас отрасль сдерживают условия кредитования: были бы доступные кредиты на 15-20 лет под 3% годовых, отстроили бы фермы. Но таких кредитов нет. Надеемся, что в связи с введением эмбарго условия кредитования будут пересмотрены.
Та же ситуация и с птицефабриками. Налицо острая нехватка финансовых средств для развития и для поддержания текущей деятельности. Поэтому они и работают со снижением производства. Ощущается острая нехватка финансов, и пока от “Россельхозбанка” никаких новых решений нет по кредитованию.
ИА REGNUM: А что касается положительных моментов?
Во-первых, мы производим достаточное количество зерна – больше, чем потребляем. Продаем его в Иран – рынки сбыта действуют в последние три года. Несколько лет назад никому и не снилось, что можно получить по 52 центнера пшеницы с гектара. Сейчас это возможно. Второе – это работа с технологиями. Если раньше в Ульяновской области подсолнечника выращивали 70-80 тыс. тонн, то сейчас “перевалили” за 200 тыс. тонн. То же по сахарной свекле. Больше полумиллиона тонн мы ее начали производить после 2011 года, а до этого на заводы поступало около 300 тыс. тонн. Сейчас завод у нас загружен по полной. Все это – результат внедрения новых технологий в производство: семена, удобрения, средства химической защиты и обучение специалистов. Это дает замечательные результаты – если раньше я любовался сахарной свеклой во Франции (500-600 центнеров в поле было видно глазами), то сейчас все это можно увидеть и в нашем регионе.
Однако и здесь отрасли не хватает техники и доступности финансовых средств. Мы должны убирать урожай по 5% в сутки, но на этот процент не выходим – не хватает уборочной техники. Еще не хватает качественной посевной техники, чтобы сеять не за 20 дней, а за семь. Конечно, на этом отрасль теряет свою доходность. И эта не проблема региона, это проблема всей России.
ИА REGNUM: В связи с введением “продуктового эмбарго” есть опасения, что евроимпорт на прилавках заменит импорт из стран Латинской Америки и Азии. Успеют ли местные товаропроизводители занять эти места, не уступив их латиноамериканцам и азиатам?
Мы сейчас активно занимаем высвобождающиеся ниши тем, что производим. Практически каждый день встречаемся с торговыми сетями, говорим и занимаем то полочное пространство, которое освобождается от “санкционных” товаров. Это абсолютно все – начиная с овощной группы и заканчивая куриной продукцией, мясом и так далее. Но надо учесть, что импортных молочных продуктов мы никогда не получали – у нас были и остаются свои. Что касается сыров, то у нас есть сырозавод “ВИТО” в Кузоватовском районе, который сейчас наращивает объемы производства. Руководство завода быстро среагировало на все эти события. “Пармезан”, “Маасдам” мы заменять не будем – кому они нужны?! У нас всегда производились и были наши отечественные сыры – “Костромской”, “Российский”, “Пошехонский”, которые по вкусовым качествам ничем не уступают этим импортным. У нас есть эта группа, наша, которой пользуется 80% населения, а может и больше. А те 3-5% населения, которые любят и покупают “элитные” импортные сыры – для них мы будем поставлять точно такие же, но произведенные на Воронежском заводе, с которым у нас есть договоренность, и эта продукция поставляется в наши торговые сети. Завод недавно модернизировали именно под такие марки сыров.
Правда, креветки вот нам не получится вырастить – пополним магазины нашей, волжской рыбой. Надо вспоминать наш традиционный продукт! Нужно питаться тем, на чем мы выросли.
ИА REGNUM: Возможен ли доступ на рынки мелких товаропроизводителей или их потеснят пусть отечественные, но крупные холдинги: производители мяса, субпродуктов, сельхозпродукции. И возможно ли, что мелкие фермерские хозяйства все-таки найдут свою нишу на рынке в изменившихся условиях?
Для мелких производителей мы сейчас открываем кооперативные магазины. Первый такой под названием “Коопторг” (как было раньше, в советские времена) откроется 27 августа в Ульяновске на ул. Радищева. Продукция там будет представлена именно мелких производителей: кролики, перепелки, рыба, мясо и так далее. Дальше, если он покажет себя финансово положительно, будем открывать и другие такие магазины.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.