Это было летом 1975 года.Прошло ровно тридцать лет после великой Победы великой страны.
Позвонил знакомый капитан туристического теплохода. Он знал о моей давней мечте побывать на острове Валаам.
–Как раз через Ладогу идем в Ленинград! Местечко для тебя найду.Готов?
–Я был готов уже через полчаса
–По расписанию в Чебоксарах у теплохода стоянки не было- но кэп свое дело знал. Судно по каким-то причинам привалилось к дебаркадеру, я прыгнул на нижнюю палубу- и пошли, пошли мы старинным ,когда-то волоковым путем по Волго-Балту …
–И через пару суток оказались на стоянке у острова Валаам…
–Не стану описывать это чудо природы. Поведаю лишь о потрясении, мною испытанном.
–Уже наслушались экскурсовода о том, как яростно и жертвенно оборонялись наши воины,из последних сил отбивая попытки фашистов хоть как-то пробиться к Ленинграду. Уж скорбно помолчали возе зарастающих дотов и дзотов. Уже кожей почувствовали дыхание той, давно минувшей войны…
–Но кто – то из туристов шепнул мне:
–А ты сбегай-ка на залив к Никольскому монастырю…
–От причала было по сосновому лесу километра три. Мы с приятелем двинулись..
–О, лучше бы не совершал я этой экскурсии! Лучше не видел бы я этого собранного в одном месте человеческого горя!
–Оказывается, еще со сталинских времен в старинном монастыре после войны был устроен …как бы это сказать?…приют дя искалеченных офицеров Советской Армии. Безногие и безрукие, слепые и немые, изломанные войной и судьбой они коротали здесь свои последние дни… Я не ведаю, были ли тогда, в 1975 году, среди тех сотен калек те, кто испытал чудовищные жернова войны- но несчастных людей на берегу залива были многие десятки. Они подходили к нам, просили « на чай и пряники», на них орали здоровенные санитары- и они, испуганно и затравленно уходили от нас- счастливых, молодых , здоровых…
–На заливе стояли две баржи с дровами, где-то дымилась печь- и такой черной тоской, такой безнадегой отдавал этот обшарпанный монастырь,затерянный в глухих лесах российского Севера, что хотелось тотчас напиться, напоить всех этих несчастных- и забыть, забыть, забыть это все…
–Уже после этого путешествия, прочитав пронзительный рассказ Юрия Нагибина об этом заливе отчаяния, об этом человеческом горе- злосчастии, я понял задумку товарища Сталина. Он ведь тоже хотел, чтобы народ-победитель поскорее забыл свое горе, свои страдания, свою тяжкую четырехлетнюю битву с выродком рода человеческого и его сошедшими с ума подопечными?
–Не знаю думал и так товарищ Сталин.. Но оправдать, конечно, можно любую мерзость. Особенно, если она вершится во имя… Ну, просто «..ВО ИМЯ»… ..

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.