Для многих менеджеров кризис и санкции станут поводом снизить планку, поставить более скромные цели. Не поддавайтесь этому искушению – не повторяйте ошибку, которую многие допустили в 2008-м.

То, что сейчас происходит с экономикой, многие называют глубоким кризисом, болезненно ощущая потери от него. Я же считаю это лишь коррекцией, пусть и очень масштабной. И отдельным людям, и целым социумам свойственно воспринимать любое увеличение дохода как должное и заслуженное. Падение же на ту же сумму не воспринимается как возврат к норме. Любое падение – это как будто отдаешь что-то свое и навсегда.

Как жить бизнесу в посткрымской экономике, если вы не в Крыму, а в той части России, что платит за роскошь?

Казалось бы, самое время переориентироваться на государство. В конце концов, госкапитализм был основным вектором российской экономики в последние лет десять. Но я полагаю, что подобные метания ошибочны. Если у бизнеса нет действительно сильного опыта работы с госзаказом, выработать его будет не быстро. Между тем денег у государства становится все меньше и меньше. Значит, толкаться локтями у этой кормушки будут еще агрессивнее, чем прежде.

Другое решение, о котором говорят многие – ориентироваться на Азию. Да, у азиатских экономик большое будущее, и да, для многих проектов они идеальный партнер, потребитель и фабрика. Если речь идет о рациональных преимуществах проекта, выраженных в цифрах, это правильная мотивация. Если же главный мотив переориентации на Азию в том, что Европа нас «больше не любит», я призвал бы подумать еще раз. Считать умеют все, и выгодная сделка – это выгодная сделка. И незаметно, чтобы эмоциональный фон в отношениях между странами сказывался на отношении американских или европейских партнеров к выгодным сделкам.

Более того, «кризис» и «санкции» сидят у нас в головах, потому что занимают диспропорциональное место в медиапотоке. У наших западных партнеров такого нет. Им не настолько интересна Россия. Некоторые наши русскоязычные партнеры, давно уехавшие из страны, волновались: «А мы сможем заплатить со счета зарубежной компании вам в Россию? Санкции ведь». Но переводы от зарубежных клиентов как ходили, так и ходят. Сотрудники американского офиса Ecwid, интересующиеся русской культурой, варят в Калифорнии борщ. И, если судить по фото в «Инстаграме», борщ неплохой. Да и венчурные фонды из Кремниевой долины, взяв небольшую паузу после мартовской неопределенности, вновь начали писать, что заинтересованы в инвестициях в Ecwid.

Да, к сожалению, компании, работающие исключительно на внутренний рынок, пострадают от снижения платежеспособности контрагентов. И когда вы будете планировать бюджет на 2015 год, ваши менеджеры принесут вам бюджет с низкими целями, упавшими доходами и скажут: «Кризис». Но, знаете, менеджеры, отвечающие за выполнение планов, любят низкие планки. Не снижайте планок, не повторяйте мою ошибку 2008 года. Помню, я тогда заранее настроился на падение доходов – и успешно их уронил. А знакомые из другой интернет-компании приехали тогда на встречу на двух новых Maserati. Они рассказывали: «Как кризис начался, все в поисках клиентов пошли веб-сайты открывать, к нам. Продажи выросли. А вот «Мазерати» были со скидкой, мы две по цене одной взяли».

Так что мы планируем 2015 год агрессивно, подготавливаем серверную инфраструктуру к наплыву новых клиентов. Все больше традиционных бизнесов, никогда не торговавших онлайн, будут открывать для себя интернет, и этих клиентов нельзя игнорировать.

Время перемен – вообще лучшее время начинать свой бизнес. Существующие организации инертнее стартапов. На рынке больше кадров из-за закрывшихся компаний – тех самых, о которых Уоррен Баффет говорил: «Отлив покажет, кто лез в воду без плавок». Предложение аренды коммерческой недвижимости растет.

А какой бизнес начинать? В Америке единственный способ построить новую крупную компанию – это глобальные инновации. Как только технология «выстреливает», появляется очередная компания с оценкой за миллиард и клиентами в каждом штате. И конкуренция жесткая, она оставляет в живых лишь сильнейших. В России же не обязательно рисковать, обкатывая новую идею или бизнес-модель. Можно взять то, что уже работает в Штатах, и запустить локально. Языковой барьер и экзотическое законодательство надолго защитят ваш успех от вторжения изначальных авторов идеи. Берите и делайте то, что заведомо работает. Не надо «импортозамещать» то, что уже есть. Заимствуйте то, чего у нас пока нет, – и ставьте штамп Made in Russia.

Это не только патриотично – это еще и очень рационально.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.