или Почему известный краевед Ж.Трофимов оказался в Пензе?
Сначала два слова по поводу.
В последнее время наши власти — и светские, и конфессиональные, и снизу и доверху- как-то сильно озаботились реанимацией «исторической памяти народа». Заговорили о неком «объективном подходе» к этой памяти, о «правильном взгляде» на историю — и так далее.
Даже трудятся над неким новым учебником истории.
Я целиком и полностью за это восстановление-но хочу в связи с оживлением этой самой памяти кое о чем напомнить…
ну. Скажем, об «объективности» хотя бы местного масштаба, свидетелем которой мне довелось быть…
****
В далеком уже 1970 году с корреспондентским билетом газеты «Известия» я оказался в Ульяновске.
До марта семидесятого я бывал здесь. Сравнение с Казанью было впечатляющим. Один город являл собой деятельную столицу бурно живущей республики — другой прибывал в неторопливо-безмятежной патриархальности… Помню, как я изумлялся абсолютному безлюдного Венца и деревянным тротуарам на улице с труднопроизносимым именем: «Карла Либкнехта»…
А в марте семидесятого деревянных тротуаров в центре города уже не наблюдалось — и вообще в Ульяновске уже было очень многолюдно. И объяснялось это одним основополагающим для Ульяновска обстоятельством…
Ну, кто помнит, что происходило в славном городе Ульяновске весной 1970 года? Что было главным? Нет, не так: вокруг чего вертелась вся жизнь (экономическая, политическая, культурная) вроде бы самого обычного областного центра?
Вот написал я слово “обычного” и тут же себя одергиваю. Как это так: обычного? Как можно назвать Ульяновск весны семидесятого заурядным городом? Сказать так — значит, оскорбить его. В те дни судьбой и решениями Политбюро ЦК КПСС он был, как бы выдвинут из-за кулис истории на мировую авансцену…
Ибо: надвигалось столетие со дня рождения самого знаменитого, самого великого, самого гениального уроженца ульяновской земли — Владимира Ильича Ленина.
Впрочем, “ульяновская земля” — это неточно, неправильно. Ведь родился автор Октябрьской революции в апреле 1870 года совсем не в Ульяновске — а в Симбирске. Это уж потом, после его смерти, когда началась грандиозная деятельность по “увековечиванию” вождя губернский город был переименован (естественно, “по просьбе трудящихся”) в Ульяновск.
И с каким торжествующим кликушеством это делалось! “Осиновый кол в могилу старого Симбирска!!!” — вопила местная газета “Пролетарский путь”. Пышнословие, риторика и заклинания щедро сопровождали компанию по стиранию с карты России слов “Симбирск”, “Симбирская губерния”. Вместо их явились Ульяновск и Ульяновская область — и десятки школ, фабрик, “трудовых коммун” имени “вождя мирового пролетариата” В. И. Ленина…
Итак, в апреле 1970 года Ульяновск готовился отметить столетие со дня рождения кумира. Надо сказать, что, невзирая на свою идеологическую бесценность, Ульяновск был заурядно подзапущен. Московские власти явно не отводили ему достойного места в своих стратегических планах: денег отпускалось мало, инфраструктура города была хиленькой. Достаточно сказать, что основную часть жилого фонда еще и в 1967 году составляли порядком обветшавшие деревянные особняки, некогда реквизированные советской властью у зажиточных жителей Симбирска. В городе имелась всего лишь одна гостиница с удобствами; не существовало приличного аэропорта, автостанции, железнодорожного вокзала. По вечерам даже в центре города можно было встретить конно- бочковые ассенизационные обозы… Должно было произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы Ульяновск встряхнулся, обновился, облагородился…
Таким явлением и стало столетие со дня рождения Ленина.
Еще за два года до торжественной даты было принято специальное решение Политбюро ЦК КПСС, в котором было обозначено, как облагодетельствовать по торжественному случаю родину вождя. Надлежало построить две новые гостиницы (одну — высотную, в 22 этажа); аэропорт, железнодорожный вокзал, автостанцию; дворец культуры; новую среднюю школу N 1 (бывшую гимназию, которую с золотой медалью закончил в свое время Владимир Ульянов); пединститут, универмаг, дом быта — и так далее. Но самым грандиозным проектом, который надлежало осуществить, было сооружение Ленинского мемориала в центре города…
О, этот мемориал! Сколько народу было призвано со всей России для того, чтобы он поднялся на самом высоком месте города, над волжским косогором! Сколько было снесено старых симбирских особняков — и даже бывший дворец губернатора. Стены и строения бывшего монастыря: древние торговые ряды — все шло под снос. Но самым нелепым было снести в честь векового юбилея вождя улицу, на которой он когда-то родился…
С этой улицей (бывшая Стрелецкая) и с домом, в котором появился на свет Ильич вышла целая история о которой и поведаю..
В той истории было два главных действующих лица: местный историк-краевед Жорес Трофимов и всемогущий диктатор территории, первый секретарь обкома КПСС Анатолий Скочилов .
Суть заварухи. Как не оберегали и не утверждали культ Ленина ульяновские коммунисты (взорвали главный собор города, расчищая пространство для установки памятника; снесли вообще почти все храмы; открыли дом-музей В. И. Ленина; присвоили десяткам учреждений, организаций, предприятий имена вождя и так далее) —за главным все же не досмотрели: затерялся, исчез двухэтажный флигель во дворе большого дома Прибыловского на улице Стрелецкой. А именно в этом флигеле и появился на свет в апреле 1870 года Володя Ульянов!
Однако, это немаловажное обстоятельство вроде бы никого особенно не смущало. В течение многих десятилетий домика, в котором родился “вождь мирового пролетариата” как бы не существовало. Ну, утрачен и утрачен. Мало ли что утрачено в Ульяновске! Повесим мемориальную доску на соседнее здание, где Ульяновы жили после рождения Володи! И повесили, и всех это удовлетворяло.
Но вот объявился незадолго до столетия вождя в Ульяновске дотошный краевед Жорес Трофимов. И зарылся в архивные бумаги. И выяснилось невообразимое: флигелек-то, где родился Ленин, цел! Стоит себе в дальнем углу большого городского двора, углубился в землю, подзарос кустарником и бурьяном — но цел! И значит что? А то, что теперь его надо включать в мемориальный комплекс, сооружаемый к столетию вождя!
А проект-то уже готов! А все детали согласованы и утверждены! Что ж, теперь переделывать и вновь утверждать в ЦК КПСС? А если спросят: “Куда же вы, дорогие ульяновские товарищи смотрели раньше? Почему сорок с лишним лет всех в заблуждение вводили, утверждая что Ильич родился в доме, где он вовсе и не рождался?!”
Скандал на весь мир! И свалился же, черт его дери, этот настырный Ж. Трофимов на весь ульяновский обком КПСС, проморгавший такое!
Говорят, первый секретарь А. Скочилов аж рычал от ярости…
Но главное: что же теперь делать, какие меры принимать?
Для начала были мобилизованы самые проверенные, обкому преданные кадры местных историков. Они внесли вердикт: ошибается выскочка Трофимов, не тот флигель! С тем и двинули в Москву, в ЦК КПСС: там, мол, к мнению ОК КПСС “прислушаются”; угомонят настырного краеведа Трофимова!
Но и краевед Трофимов оказался не робкого десятка. Он — тоже ринулся в столицу и доложил «куда надо»: есть флигель! Тот самый! А линия обкома КПСС и лично товарища Скочилова — неправильная; наносящая вред утверждению идеалов ленинизма…
Коса наскочила на камень… Много было по этому поводу комиссий, заседаний бюро, экспертиз и публикаций… В конце-концов Жорес Трофимов одолел областных очковтирателей — и двухэтажному флигелю нашлось-таки место в мемориальном комплексе.
Но вот она, реалия российской жизни! Стремление к истине, восстановление исторической достоверности вышло Жоресу Трофимову боком: он был вынужден выехать из Ульяновска…
На постоянное место жительства в Пензу. Вопреки, конечно, своему желанию…
Но как бы там ни было, именно стараниями краеведа в семействе двух “законных” домов, в которых некогда жили Ульяновы — и которые были перенесены к зданию Мемориала —оказался и двухэтажный флигель . И в апреле семидесятого около него были посажены березки…
Больше от исторической, настоящей, “всамоделешной” улицы Стрелецкой не осталось ничего…
Вот так мы «любим» правдолюбцев, вот так стремимся к исторической правде.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.