Стенограмма программы  “Один из нас” 10 декабря (“Радио2х2”). Ведущая Виктория Чернышёва, гость Александр Чепухин.
Владельцам ларьков могут вернуть право продавать алкоголь и сигареты. Такая возможность уже обсуждалась на федеральном уровне. Недавно губернатор Сергей Иванович Морозов назвал этот шаг ещё одним источником увеличения дохода бюджета. Многие ульяновцы не однозначно восприняли эту инициативу. Сегодня мы обсудим этот вопрос с нашим гостем – заместителем председателя правительства Ульяновской области Александром Викторовичем Чепухиным.
Виктория Чернышёва: Напомню предысторию. Запрет на продажу алкоголя в киосках, магазинах площадью менее 50 кв. метров вступил в силу с 1 января 2013 года. А с 1 июня 2014 года киоскеров лишили возможности продавать сигареты. 2 октября на заседании Правительства РФ руководитель Федеральной антимонопольной службы  Игорь Артемьев сказал о том, что из-за запрета на продажу алкоголя и сигарет сотни предпринимателей были вынуждены закрыться. А те, кто продолжают работать – работают с отрицательной рентабельностью. По мнению руководителя ФАС, сильно запрет отразился на предприятиях в сельской местности, где эта продукция являлась “бюджетообразующей”. Какая ситуация у нас в регионе? Действительно ли введение запрета повлекло за собой закрытие магазинов и киосков?
Александр Чепухин: Во первых, хочу сказать, что я поддерживаю позицию губернатора в этом вопросе. Нужно давать возможность малому бизнесу зарабатывать и создавать рабочие места. Это не должно существовать в формате, который был раньше – открытые витрины, кривые и косые ценники, непонятный ассортимент, и сам внешний вид торговых объектов. Всё должно быть более цивилизованно – должен быть вход, тонированные стёкла, табачная и алкогольная продукция не должна быть открыто представлена на витринах, чтобы её не видели проходящие мимо дети. Не вижу ничего страшного, если будет возврат к этому формату продажи, но с более цивилизационным подходом. Мы всё шире и шире открываем рынок и возможности для региональных и федеральных торговых сетей, которые совершенно не оставляют ниш для наших предпринимателей.

 

Виктория Чернышёва: Действительно ли этот запрет сильно ударил по предпринимателям и они закрывают торговые объекты? Или же им удаётся переформатироваться?
Александр Чепухин: Многие закрылись. Не все смогли найти ниши, которые могли бы обеспечить доходность самому предпринимателю, чтобы у него была возможность оплатить зарплату продавцам.
Виктория Чернышёва: Такая же ситуация и в других регионах?
Александр Чепухин: Да. Ситуация аналогичная.

 

Виктория Чернышёва: Приведу ещё данные от Артемьева – от запрета продажи пива в киосках пострадали и сами пивовары, у которых на этот канал приходилось около 10-20% сбыта. У нас в регионе находится крупная пивоваренная компания, как у них дела после запрета?
Александр Чепухин: Однозначно – это была большая проблема. Объёмы продаж упали и у производителя “Efes”. Мы этой проблемой активно занимались. Можно сказать и о том, что предприятие действительно сильно пострадало. Как следствие- пострадал и областной бюджет, в который поступают акцизы от этого производителя. Мы приложили все усилия, чтобы восстановить тот объём производства, который был ранее в нашем регионе. Компания уже закрыла несколько заводов в России, но в нашем регионе мы нашли возможность восстановить объёмы производства. В этом году компания платит столько же акцизов, сколько в 2011 и 2012 году.
Виктория Чернышёва: Как же удалось сохранить объёмы производства именно в нашем регионе?
Александр Чепухин: Во-первых, завод этой компании один из самых современных в Европе. Во-вторых, губернатор лично летал в Стамбул и встречался с владельцами компании. И, пожалуй, именно благодаря позиции Сергея Ивановича, завод не только остался в регионе, но и получил дополнительные объёмы на нашей территории.

 

Виктория Чернышёва: Насколько большая доля акцизов в бюджете?
Александр Чепухин: Сумма достаточно значительная. Я имею ввиду акцизы не только с пива, но и с крепкого алкоголя. Они в совокупности дают доход бюджету примерно 2,5 миллиарда, это примерно 10% бюджета. Это огромные деньги.
Виктория Чернышёва: По нашей сегодняшней теме есть мнение руководителя региональной ассоциации рестораторов Марины Никитиной. Она очень плотно работает и с малым бизнесом, поэтому хочется узнать её мнение.
Марина Никитина: Как человек, защищающий бизнес, вижу, как определенное количество времени малый бизнес старается подстраиваться под законы, пытаясь сохранить свой бизнес. Как руководитель ассоциации рестораторов могу подметить то, что многие предприниматели начали получать статус общественного питании для того, чтобы вернуть возможность продажи того, что помогает им существовать.  Я совершенно не против инициативы, только за. Киоски станут киосками, кафе станут кафе, один бизнес не будет превращаться в другой. Те, кто зарабатывал на розничном бизнесе,  будут продолжать этим заниматься.

 

Виктория Чернышёва: Александр Викторович, как по-Вашему, права ли Марина?  Поможет ли это представителям  розничной торговли и представителям общественного питания?

Александр Чепухин: Вводя системный запрет невозможно многого добиться.  Например,  можно вспомнить и о запрете  курения в ресторанах и общественных местах.  Сейчас уже ведутся обсуждения, чтобы в следующем году принять  изменения, которые будут касаться  разрешения курения в специальных оборудованных помещениях. Но ведь это всё было. В залах ресторанов было разделение на курящие и некурящие зоны.  Во всяком случае можно поступить и иначе – разделить не залы, а сами заведения для курящих и некурящих.  И если заведение для  курящих – туда не пойдёт тот, кто об этом знает, он пойдёт в заведение для некурящих. У каждого человека должна быть возможность выбора. А что мы получили сейчас? Например, в аэропортах Домодедово и Внуково были хорошо оборудованные помещения для курения, а сейчас это, увы, происходит в туалетах. Зачем это нужно? И конечно же,   из-за этого запрета некоторые рестораторы потеряли своих клиентов.  А это опять к вопросу о развитии бизнеса, региональных налогах, рабочих местах и т.д.

 

Виктория Чернышёва: Рестораторы рассказывали и о случаях, когда посетители выходили на улицу  под предлогом покурить, потому что нельзя в заведении, а после просто уходили и не оплачивали счёт. 

Александр Чепухин:  Во всяком случае, ничего хорошего мы не получили.

 

Виктория Чернышёва:  Понятно, что сейчас идёт активная борьба с употреблением вредных веществ,  призывают к здоровому образу жизнь, но всё же по-Вашему мнению,  какими методами этого можно добиться?

Александр Чепухин: Нужно уделять большое внимание молодому поколению. И работать с ними, начиная  со школы, а не переубеждать взрослых людей, которые уже в том возрасте, когда можно самостоятельно принимать решение курить или не курить, употреблять или не употреблять. А так, как  делается сейчас – только наносится вред бизнесу.

 

Виктория Чернышёва: Как Вы относитесь к предложению убрать  эту продукцию с витрин  торговых помещений,  убрать в подсобные помещения?

Александр Викторович:  Я всегда был за, эта идея предлагалась ещё два года назад.  Товар можно убрать  из визуального ряда, помещение  сделать с затонированными окнами, чтобы продукцию могли приобретать только посетители старше  18, оплатить покупку,  сложить её в тёмный пакет. Такая практика активно используется в разных странах.   И после этого дети не будут  разглядывать витрины с алкоголем в супермаркетах или киосках,  не будут задавать лишние вопросы.

 

Викторя Чернышёва: У нас есть ещё одно мнение по данному вопросу-  Камиль Багаутдинов,  известный ульяновский блогер, фотограф  – он против того, чтобы в киоски возвращался алкоголь .

Камиль Багаутдинов:  Власть, предлагающая вновь узаконить  разрешение продажи пива и табачных изделий в ларьках, обосновывают это тем, что будут увеличиваться поступления  в бюджет. Но нужно исходить из других соображений:  все предприниматели работают на едином налоге на вмененный доход (ЕНВД)  и ассортимент продаваемого товара в киосках не влияет на размер  налогов, поступающих в бюджет.  Во-вторых, предприниматели уже нашли лазейку в законодательстве, запрещающем продажу данной продукции в киосках и на остановках общественного транспорта. Они делают  пристрои к киоскам,  переводя их таким образом в капитальные сооружения, в которых  уже разрешена продажа пива и сигарет. Таким образом,  можно сделать вывод, что торговля пивом и сигаретами не прекращалась. С рынка ушли слабые  неприспособленные к работе в рыночных условиях предприниматели.   Достичь увеличения поступлений в бюджет  можно, только увеличив количество  киосков.  Парадокс – более 100 ресторанов и мелких торговых заведений  готовы к закрытию,  а это приведёт к безработице более 1000 человек. Для трудоустройства этих людей нужно будет установить как минимум 300 новых киосков.  При этом следует учитывать, что времена   90-х годов, кода вся ларёчная торговля была основой расширения ассортимента пустых полок магазинов и средством накопления первичного капитала начинающих предпринимателей, уже давно ушли в историю. Торговля должна быть цивилизованной и соответствовать современным требованиям. Ещё один нюанс – не секрет, что большинство киосков устанавливают на пешеходных тротуарах, пешеходных зонах, под которыми проходят инженерные и коммуникационные сети, которые обременены запретом на установку каких-либо сооружений. Торговые помещения, в которых продажа всё же ведётся,  совершается с нарушением законодательства.  Буквально на днях  – 4 декабря,  Федеральная Налоговая Служба  дала разъяснение, что пивом нельзя торговать без кассового аппарата. Предприниматели использующие  единый вмененный налог, которые ведут продажу алкогольной и табачной продукции,    должны использовать кассовый аппарат, у нас в городе и регионе это не соблюдается.  Как можно пополнить бюджет? Не секрет, что в киосках в основном работают пенсионерки или студентки,  которым не нужно официальное трудоустройство,  а значит предприниматель не уплачивает за них налоговые отчисления (НДФЛ), пенсионные отчисления, отчисления в фонд мед. страхования. Обязанность государственных инспекций проверять киоски, проверять законность оформления продавцов.

 

Виктория Чернышёва: Согласны ли Вы  с мнением Камиля?

Александр Чепухин: Во-первых, я согласен с  тем, что не должно быть возврата к тому формату продажи товаров, организация должна быть более цивилизованной.  Он конечно же прав и в том, что увеличение налоговых поступлений может дать только увеличение количества торговых объектов, а не увеличение ассортимента.  Но если мы вернём данный ассортимент в киоски, то увеличится и их количество.  По налоговым отчислениям проблемы не только в сфере торговли. Есть и иные предприятия и организации, в которых двойные системы выплат и т.д. Конечно же необходима борьба с данными налоговыми нарушениями.

 

Виктория Чернышёва: То, что касается обязательной установки кассовых аппаратов – у нас действительно они установлены далеко не во всех торговых объектах.

Александр Чепухин: Это уже работа контролирующих органов. Но на потребителе это никак не отобразится.

 

Виктория Чернышёва: А Вы знаете, как организована торговля пивом за границей?

Александр Чепухин: Я не видел ни одну страну, где были бы жёсткие ограничения на продажу пива.  Во многих странах пиво приравнено к обыкновенному прохладительному напитку. Но нужно учитывать и менталитет, специфику нашей страны.  Нельзя идеально копировать опыт зарубежных стран. У нас другая жизнь и иное мышление. Но какие-то разумные решения можно принимать – убрать продукцию из визуального ряда,  в супермаркетах алкоголь убрать в отдельную комнату. Сложнее от этого никому не будет. И это не запрет, это нахождение компромисса. То же самое касается и курящих, некурящих заведений – можно разделить и никто никому не будет мешать.  И может быть тогда у нас не было около 10 заведений, которые находятся на грани закрытия.  Нужно анализировать причины, которые привели к данной ситуации.

 

Виктория Чернышёва: Как Вы относитесь к идее вынести все торговые объекты с алкогольной продукцией за черту города? Эта идея давно и активно обсуждается.

Александр Чепухин:  Бредовых идей много, но мы должны отдавать отчёт,  кому мы тогда отдаем рынок внутри города? Черной торговле, которая не будет платить налоги, акцизы, не будет создавать рабочие места и в итоге ещё всех перетравит. Я считаю, что это абсурд.

 

Виктория Чернышёва:  Многие говорят о том, что количество отравлений после запрета на продажу только возросло. Люди просто приобретают фальсификаты, что могут найти.

Александр Чепухин: Продажа, увы, ведётся и после запрета, даже через интернет и социальные сети.

 

Виктория Чернышёва:  Если возвращаться к теме ресторанного бизнеса –  экономические санкции стали определёнными трудностями в работе, приходилось изменять меню, выводить определенные блюда, и всё это из-за проблем с поставкой  заграничной продукции.  Из-за этого рестораны теряли своих клиентов. После введения санкций уже прошло время, как сейчас у нас идёт импортозамещение?

Александр Чепухин: Никаких критических изменений, связанных с санкциями,  на рынке за это время не произошло. Нет ни одной категории продукции, которая выпала из-за санкций. То, что касается цен – это связано с изменением курса валют. Когда мы говорим об импортозамещении – тут нужно смотреть глубже. Мы не говорим о том, что мы должны поменять мясо на мясо, а апельсины на апельсины. Необходимо понять, из чего состоит ассортимент продукции, которая выращивается  у нас.  Сахарная свёкла, овощи, зерновые, крупы, масличные группы – семена импортные, средства химической защиты импортные. Вот чему необходимо уделять внимание.  Необходимо восстановить производство семян, которые не будут уступать  заграничным по урожайности. Мы должны организовать производство средств химической защиты –  здесь, на наших заводах,  в Российской Федерации. Это важно, потому что это основные компоненты, из которых состоит наш урожай.   Эти компоненты составляют почти 50% стоимости продукции. Дорожают семена и средства защиты – дорожает и сама продукция.  Поэтому изменились цены на овощную группу, крупы, зерновые.  Вот с этим и необходимо работать, а не менять шило на мыло.

 

Виктория Чернышёва: Создание семян требует и научного подхода, инновационные разработки.

Александр Чепухин: Да, конечно. Наука в нашей стране, к сожалению, отстала от современного сельскохозяйственного производства.  Необходимо работать в этом направлении, ведь у нас есть научные учреждения, они должны этим заниматься, а не просто сидеть на федеральном финансировании. Все должны работать на результат.  Тогда мы сможем увидеть хорошие предложения.

 

Виктория Чернышёва: Как же их заинтересовать?

Александр Чепухин: Это должен быть бизнес, поддержанный государством. Бизнес  заинтересован в получении прибыли, а значит он будет развивать производство своего товара, чтобы увеличивать объёмы  продаж. Если анализировать мировой рынок производителей семян – в основном и это частные компании, а не государство.  Должны создаваться новые структуры с другими подходами.

 

Виктория Чернышёва: Пойдёт ли в эту сферу бизнес?

Александр Чепухин: Да. Особенно, если будет поддержка государства.  У нас есть Научный исследовательский центр имени Темерязева, есть группы  зерновых семян, которые показывают высокие результаты при соблюдении всех условий. Но это только зерновые А для нас важны семена овощей, подсолнечника, кукурузы. К сожалению, утрачена научная база и по производству семян картофеля. То, что было – уже давно разорилось, устарело, или умерло, необходимо создавать новое.

 

Виктория Чернышёва:  Для этого необходим и федеральный импульс.

Александр Чепухин: Да.

 

Виктория Чернышёва: Ждать ли нам повышения цен на продукцию перед Новым годом или после? Уже заметно повышение спроса на гречку и её уменьшение в продаже..

Александр Чепухин:  Никаких предпосылок для резких скачков цен нет.   То, что касается гречки – это банальный ажиотаж, который не связан с курсом  валют. Это уже бывало и в 2010 году.  Гречка тогда дорастала и до 100 рублей, а потом вернулась в свой 20-рублёвый диапазон.  Тоже самое происходит и сейчас.

 

 Виктория Чернышёва: Как отрасль, которую Вы курируете, завершает этот год?

Александр Чепухин: Сельскохозяйственных годов не бывает простых – либо весной холодно, либо летом сушит, либо заливает дождями и т.д.  Но при всех сложностях 2014 года  мы собрали неплохой урожай : 1100000  тонн зерновых, более 180000 тонн подсолнечника, более 350000 тонн сахарной свёклы. Поэтому у нас нет опасений, что может быть какой-то дефицит, или о финансовом состоянии наших крестьянско-фермерских хозяйств.  То, что касается финансов – всегда было сложно.  Сейчас рекомендуем начинать заготовки  к весеннему периоду – закупать дизельное топливо, минеральные удобрения, потому что всё, что привязано к курсу и экспорту, дорожает.  Вчера Владимир Владимирович Путин говорил о том, что необходимо выяснить, почему растут розничные  цены на топливо, хотя  никаких предпосылок для этого нет и цена на нефть  падает. То же самое  мы наблюдаем с минеральными удобрениями –  раньше цена была 12-13 рублей, сейчас выросла до 18. Поэтому становится очевидно, что увеличивается стоимость проведения весенних полевых работ. Конечно это отразиться и на стоимости конечной продукции. А этого бы очень не хотелось. Поэтому сейчас  все деньги, которые есть от реализации урожая 2014 года, вкладываются в ресурсы для ведения весенних полевых работ 2015 года.

 

Виктория Чернышёва: Ценами  должна заниматься Федеральная Антимонопольная служба,  проводить расследования.

Александр Чепухин: Конечно.  Например,  что касается гречки – мы писали обращение в ФАС и разбирательство проводилось.  Но сговора установлено не было.

 

Виктория Чернышёва: Говорили о том, что импортозамещение позволит  увеличить производительность фермерских хозяйств и иных отечественных  производителей. Действительно ли это так?

Александр Чепухин:Доля региональной продукции действительно выросла. И не только в региональных сетях.  Например, федеральная сеть «Магнит» активно  сотрудничает с местными производителями и  формирует ассортимент товаров, которые ранее импортировались.   С руководителями данной федеральной сети мы обсуждаем возможность предоставления  управляющим  в региональных подразделениях  самим принимать квоту в 10-процентном товарообороте,  отрабатывать  сотрудничество с поставщиками местной продукции, чтобы не было длительной процедуры согласования.

 

Виктория Чернышёва:  Да, многие говорили, что довольно-таки трудно зайти в федеральную сеть.

Александр Чепухин:  Сложно, но нет ничего невозможного.   Сложности есть и у федеральной сети – отбирать поставщиков, которые ежедневно будут поставлять продукцию. Нашим производителям есть куда стремиться, тем более, что торговые сети активно идут навстречу.

 

Виктория Чернышёва:  Будем надеяться, что не будет сильных потрясений.

Александр Чепухин: Жителям Ульяновской области я хотел бы сказать, что уже нужно думать о новогодних праздниках,  переключаться на новогоднее настроение.  Для крестьян уже радость – идёт снег, а чем больше слой снега, тем лучше для озимых культур.  Так что хорошие снегопады это залог хорошего урожая хлеба.

 

Виктория Чернышёва: Спасибо за беседу, в гостях у радио «2х2»  сегодня был заместитель председателя правительства Ульяновской области Александр  Викторович  Чепухин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.