Виктория Чернышева
В Ульяновской области всерьез взялись за чистоту русского языка. На последнем заседании совета по межнациональным отношениям губернатор Сергей Морозов предложил экспертному сообществу отслеживать необоснованное использование иностранных слов-заимствований в различных текстах и документах.
“Под прицел” попадут работы чиновников, депутатов всех уровней, известные люди региона, а также ульяновские журналисты.

Эксперты главу региона поддержали. Председатель регионального отделения “Союз писателей России” Ольга Шейпак, высказала мнение, что “сейчас за язык разворачивается политическая борьба”:

– Коррозия языка – это коррозия жизненных устоев. Это нужно менять. И здесь большую роль играют творческие люди – современные писатели и поэты. Именно духовное развитие человека дает ему ориентир – куда двигаться в жизни, – считает Шейпак.

Морозов также предложил давать экспертную оценку каждому выпускаемому на региональном уровне нормативному документу – с точки зрения его соответствия нормам современного литературного русского языка. Пока приказы, распоряжения, а также программы и прочие стратегически важные документы, вышедшие из-под пера чиновников, порой сложно читать – настолько казенным языком они написаны.

Не отказывались до последнего времени от использования иностранных слов и на официальном сайте ульяновского правительства. К примеру, недавно региональный минздрав подвел итоги проекта “Доступное здравоохранение”, которое, как сказано в пресс-релизе, “реализуется по технологии краудсорсинг-проекта, то есть с привлечением неограниченного числа интернет-пользователей для обсуждения и выработки совместно с органами государственной власти решений актуальных проблем”. К чести авторов новости, они объяснили, что означает сложное для произношения иностранное слово.

Как именно будет реализовываться предложение губернатора, пока не ясно. Как пояснили в пресс-службе правительства, пока это всего лишь инициатива. Скорее всего, проработкой схемы, как именно экспертное сообщество будет определять необоснованность использования иностранных слов, займется региональное министерство образования и науки.

– Определить, правомерно это или неправомерно, очень сложно, это тонкая грань. Мнение любого эксперта субъективно. К тому же, если чиновников еще можно обязать не использовать иностранные слова, то разве можно заставить это сделать других? Тем более, что, на мой взгляд, этим грешат, скорее, не наши чиновники, а федеральные журналисты, – говорит профессор Ульяновского государственного университета Нина Дергунова.

Впрочем, по ее мнению, проблема слишком частого употребления иностранных слов, которые непонятны большому количеству людей, действительно существует.

– Я за то, чтобы употреблять иностранный термин, но еще и параллельно приводить русский вариант этого слова. К примеру, если я говорю моим студентам о партиципаторной демократии, то уточняю, что это демократия участия. Мы живем в огромном мире, где нет “занавесов”: мы можем ездить в разные страны, читать разнообразную литературу. В иностранной терминологии нужно разбираться, однако не обязательно вводить эти слова в русский язык, – считает Дергунова.

Инициатива губернатора уже спровоцировала бурное обсуждение в блогосфере.

– В пресс-релизе (объемом около семи тысяч знаков без пробелов) про совещание, проведенное губернатором и посвященное мерам по пропаганде и сохранению русского языка, я обнаружил 18 орфографических ошибок (главным образом – неоправданное написание с прописных букв названий должностей – вне официального контекста), 9 пунктуационных (в основном лишние запятые) и 13 стилистических (например, “Также он отметил необходимым принять меры…”), – написал на своей страницу в Фейсбуке ульяновский журналист Сергей Гогин.

В русском языке сегодня десятки тысяч заимствованных слов. В том числе те, которые прочно и давно вошли в наш лексикон: бизнесмен, менеджер, офис, баскетбол и волейбол, блогер, интернет, пресс-релиз, джинсы, брифинг, юбилей, акула, каньон, трамвай, барин, названия большинства наук и прочее. Скорее всего, экспертное сообщество займется словами, недавно вошедшими в обиход и потому непривычными уху – например, аутсорсинг, краудфандинг, биллинг, инсайдер, промоушн, франчайзинг и другие.

Проблема в том, что заменить некоторые понятия русским вариантом либо будет очень сложно, либо придется использовать целое выражение. Например, вместо красивого и емкого “стартап” придется писать “небольшая компания, разрабатывающая новое изделие с неизвестным результатом”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.