Нередко в новостях мы слышим и читаем: таможенники «остановили крупную партию» чего-то там запрещенного, «блокировали канал поставок» чего-то опасного. А вот как это все делается, знает не каждый. О работе таможни иногда судят по фильму «Белое солнце пустыни», где, выражаясь современным языком, начальник таможенного пункта Верещагин говорит: «Я мзду не беру. Мне за державу обидно».
Таможенные пункты и управления сейчас существуют не только на границах. В конце 80-х годов прошлого века для облегчения внешнеэкономической и торговой деятельности было принято решение о том, чтобы контроль осуществлять не только в месте пересечения границы, но и там, куда груз отправлен или откуда он отправляется. Это было сделано затем, чтобы упростить процесс, ведь если возникали проблемы с пересечением границы грузом, то отправителю или получателю приходилось выезжать на место и решать их, что очень замедляло прохождение необходимых процедур, приводило к простоям и убыткам.
…Виктору Леонидовичу Бошкову предложили создать таможенный пост в Ульяновске в 1988 году. Тогда в городе не было не только специалистов-таможенников, но и техники, здания, четкого понимания того, как эта служба должна функционировать и что в первую очередь контролировать. Задача, стоявшая перед одним человеком, казалась поистине неподъемной. Все это предстояло выстроить. Штат таможенного поста предполагал содержание трех сотрудников, которые были приняты на работу. Размещался он поначалу на улице Орлова, в здании агропрома. Затем расширяющейся службе Юрий Горячев помог переехать в Дом советов, дальнейшее расширение службы привело таможенников в здание первого треста (ныне областной арбитражный суд), где они заняли целый этаж.
Надо сказать, что расширение службы не было надуманным. Наступало время перемен, возникали новые внешнеэкономические связи, которые нужно было контролировать, пополнять госбюджет таможенными пошлинами, помогать нужным товарам быстрее и безопаснее доходить до адресата. Решение всех этих и сопутствующих задач требовало собственного здания, в котором бы были специальные помещения, необходимая техника и прочее.
Не надо забывать и того, что становление Ульяновской таможни происходило во время распада СССР, в момент тотального изменения законодательства, либерализации цен, когда, засыпая вечером, ты не знал, сколько что будет стоить завтра и каким образом и откуда должны поступить деньги. Самой первой трудностью предстоящей стройки стали поиски места. Те места, где можно было строить, не имели коммуникаций и транспортных развязок, прокладка же новых специально для таможни стоила очень дорого. Наконец место было найдено: какая-то организация заморозила строительство здания на улице Пушкарева. Место удалось выкупить, но проект пришлось выбросить сразу: недостроенное здание представляло собой обычную советскую «коробку», не отвечающую требованиям службы.
В это время подавляющее большинство государственных строек, начатых в конце 80-х годов, были заморожены. Таможенная служба – не исключение. Например, перестали строить здание для таможенного управления в Тольятти, Самаре и других городах. Однако в Ульяновске, несмотря на определенные финансовые затруднения, строительства завершались. Виктору Бошкову по индивидуальному проекту удалось довести до конца здание таможни, которое украшает улицу Пушкарева по сей день.
– Когда я пришел работать, из оргтехники на моем столе лежали только обыкновенные деревянные счеты. Кроме стройки, нужно было закупать мебель, компьютеры, телефоны, прочую технику. Однако самой важной тогда была проблема найти надежных людей, ответственных, честных, квалифицированных, – поделился основатель таможни Виктор Бошков.
Кстати, в то время таможня подчинялась Министерству внешней торговли, что порождало непреодолимый коррупционный барьер. Были грузы, которые таможенники не имели права досматривать, имея соответствующий приказ от тогдашнего начальства. То есть те, кто торговал, начальствовали над теми, кто назначен был их контролировать. Буквально через неделю, когда соответствующим законодательным актом таможня стала самостоятельной, сразу были задержаны крупные партии запрещенных грузов, принадлежащие тогдашним высокопоставленным министерским сотрудникам.
Во все времена таможня имела огромную нормативную базу, работнику нужно было помнить наизусть большое количество документов, форм для заполнения, уметь быстро принимать решения и отвечать за них. Поэтому нынешний коллектив Ульяновской таможни – люди не просто проверенные, но и прошедшие строгий профессиональный отбор.
– Есть товары, процедуры по которым расписаны буквально по минутам. Любое промедление, любой «затор» на каком-то этапе – потеря денег покупателем, продавцом и государством. В первые годы мы только учились это делать. Пробовали, совершали ошибки, но двигались в правильном, как показывает жизнь, направлении, – пояснил Виктор Леонидович.
По словам первого начальника Ульяновской таможни, работа тогда и сейчас – разная:
– Когда я начинал, акцент делался на досмотровой работе, теперь же он сместился в сторону аналитической работы, всесторонней работы с документами, хотя досмотры – тоже важная часть работы и поныне. Во время моей работы появились многие вещи, которых ранее не было и с ними приходилось учиться работать. В то время любой внешнеторговый контракт составить могли только московские внешнеторговые объединения… Да что говорить! Даже слова «бартер» никто не знал. Поэтому, кроме прочего, приходилось быстро учиться. Обязательный фундамент для работы здесь – это знание таможенного законодательства. Те, кто знает, практически не совершают ошибок, а если такое и случится – всегда найдут выход в рамках таможенного законодательства. Менялось законодательство и оснащение, но общая цель – защита экономических интересов страны – оставалась и остается сейчас неизменной.
29 мая отмечался один из самых значимых для любого таможенника праздник – День ветерана таможенной службы. Мы, пусть немного запоздало, поздравляем Виктора Леонидовича Бошкова с его праздником и желаем успехов в сложной работе.
Павел Половов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.