…писал наш земляк, писатель Иван Александрович Гончаров старшему брату Николаю 7 мая 1857 года, готовясь отправиться в свою первую поездку по Европе.
По совету врачей его путь лежал в Мариенбад, австрийский курорт, знаменитый своими минеральными источниками.

В 1852-1854 годах Гончаров совершил в качестве секретаря дипломатической миссии вице-адмирала Е.В. Путятина знаменитое путешествие на фрегате «Паллада» в Японию. Он увидел дальние берега и экзотические страны: побывал на острове Мадейра, островах Зеленого Мыса, Мысе Доброй Надежды, в Сингапуре, Гонконге, Китае, Японии, Ликейских островах, но из европейских стран посетил тогда только Великобританию. Теперь, после отдыха в Мариенбаде, он собирался побывать в Германии, Швейцарии и Франции.

Писатель отправлялся в это путешествие неохотно, находясь в тяжелом душевном состоянии. «Даже полагаю, что мне в Мариенбад нечего и ездить; если поеду, то просто из приличия. А потом прямо – в Париж, мимо Швейцарии, то есть минуя ее и Рейн. Если кусок в душу нейдет, то зачем же неволиться?» – пишет он, находясь уже в пути, своему другу И.И. Льховскому 13 июня 1857 года из Варшавы. Дело в том, что Иван Александрович переживал в это время личную драму: он узнал о замужестве Елизаветы Васильевны Толстой, женщины, к которой он испытал серьезное и глубокое чувство.

Писатель познакомился с ней в 1855 году в доме своих петербургских друзей Майковых и очень скоро увлекся ею. Сохранилось 32 письма Гончарова к Е.В. Толстой, написанных в 1855-1856 годах. Но Елизавета Васильевна не могла ответить на чувства Ивана Александровича. Она много лет любила Александра Илларионовича Мусина-Пушкина и в январе 1857 года стала его женой. Надежды на обретение семейного счастья для Гончарова рухнули. А ведь ему к тому времени исполнилось уже 45 лет.

Эта заграничная поездка, которая начиналась так непросто, обернулась для Гончарова творческим триумфом. В Мариенбаде за семь недель он написал своего «Обломова» – роман, замысел которого вынашивал десять лет и который принес ему мировое признание. Именно в Мариенбаде появился в романе его главный женский образ – образ Ольги Ильинской, одним из прототипов которой гончарововеды считают Елизавету Толстую.

Работа над романом настолько захватила писателя, что он прожил в Мариенбаде намного дольше, чем рассчитывал, почти весь положенный ему по службе отпуск, и на поездку в Швейцарию времени просто не осталось. Но Гончаров не сразу отказался от своих планов. «Я еще не решил, поеду ли я в Швейцарию или прямо в Париж: меня клонит куда-нибудь в затишье, как здесь, может быть, усядусь на Женевском озере», – пишет он Льховскому.

Писатель обдумывал маршрут поездки по Швейцарии очень серьезно и основательно. И все-таки отказался от нее. Романист так объяснял свое решение: «…в Швейцарию не поехал просто от лени, мне поскорей хочется на свой диван. Надоело развязываться, укладываться, торопиться, а любопытства ни малейшего нет: мне теперь все равно, видеть что-нибудь или не видеть». Разумеется, здесь присутствует элемент самоиронии. В близком дружеском окружении Гончаров с молодости выступал под маской ленивца, и даже имел прозвище Принц де Лень.

Выехав из Мариенбада, писатель добрался до Майнца, из Майнца на пароходе совершил путешествие по Рейну до Кельна и оттуда отправился в Париж. В Париже Иван Александрович поселился в отеле DuBresil. Как оказалось, в этой гостинице жили и его петербургские знакомые: писатели Николай Петрович Боткин и Афанасий Афанасьевич Фет. Вскоре к ним присоединился и Иван Сергеевич Тургенев. В течение двух вечеров Гончаров читал им рукопись «Обломова». Эти чтения проходили в дружеской и непринужденной обстановке. Гончаров вспоминал: «Я читал им свой роман, необработанный, в глине, в сору. Несмотря на то, Тургенев разверзал объятья на некоторые сцены, за другие с яростью пищал: «Длинно, длинно, а к такой-то сцене холодно подошел» – и тому подобное».

Но самое интересное, что, не посетив Швейцарию, Гончаров отправил туда героев своего романа: Ольгу Ильинскую и Андрея Штольца. В черновой рукописи романа, которую Гончаров читал в Париже, их решительное объяснение происходит во время прогулки по берегу Женевского озера.

В окончательном варианте «Обломова» Гончаров убирает точные приметы места действия романа. Мы узнаем, что Ольгу Ильинскую и ее тетку Андрей Штольц случайно встретил в одном из парижских магазинов. Полгода они прожили в Париже. «Весной, – читаем мы, – они все уехали в Швейцарию.< ...> В Швейцарии они перебывали везде, куда ездят путешественники. Но чаще и с большой любовью останавливались в малопосещаемых затишьях. Он ходил за ней по горам, смотрел на обрывы, на водопады.». Ольга «окинет взглядом местность и оцепенеет, забудется в созерцательной дремоте». А после прогулки «дома, у окна, на балконе, она долго выбирает из души впечатления, пока не выскажется вся, и говорит горячо, с увлечением». Объяснение героев происходит в комнате Ольги с окном, «обращенным на озеро».

Почему Гончаров внес изменения в текст? Возможно, это связано с тем, что в период работы над романом писатель не имел собственных впечатлений о тех местах, куда он отправил своих героев.
В 1859 и 1860 годах он снова проводил свой отпуск в Европе. У него начал складываться определенный маршрут путешествия. Излюбленным курортом писателя в это время становится Мариенбад, где он обычно проводил первый месяц отпуска, пользуясь минеральной водой и принимая ванны. Затем через Германию он отправлялся в Париж, а оттуда в Булонь на морские купания. И каждый раз Гончаров планировал поехать в Швейцарию, познакомиться с ее достопримечательностями, полюбоваться Альпами. Но разные причины и обстоятельства мешали этому.

Наконец в 1861 году его намерение посетить Швейцарию осуществилось. Июнь, как обычно, Иван Александрович провел в Мариенбаде. А 8 июля он сообщал в письме своему петербургскому другу М.А. Языкову: «я еду завтра в Швейцарию – на Констанское озеро, к Рейнскому водопаду, потом через Цюрих, Люцерн и Интерлакен на Женевское озеро. Все это продолжится недели полторы, может, две.».

Вероятно, в Мариенбаде И.А. Гончаров нашел и спутников для путешествия по Швейцарии, некое «московское семейство». Сохранилось единственное письмо Гончарова из Швейцарии от 20 июля 1861 года. Оно адресовано близкому знакомому писателя, профессору Санкт-Петербургского университета А.В. Никитенко из Интерлакена. Из этого письма известно, что в Интерлакене И.А. Г ончаров и московское семейство «поместились в отели Casino, где и красиво, и удобно, и недорого». Письмо дает представление о маршруте его путешествия по Швейцарии.

«Я не путешествую, я не лечусь, я не работаю, любезнейший друг Александр Васильевич, – пишет Гончаров, – а до сих пор веду ряд беспечных, почти веселых, почти даже счастливых дней. Едва дождавшись четырехнедельного срока, я вырвался из милого, тенистого, но скучного Мариенбада и, промчавшись через Баварию, остановившись на день в Аугсбурге, обегав и осмотрев этот, некогда передовой, пост римлян в владениях тевтонов, потом громадный базар между Европой и Востоком, потом имперский город и т.д., полюбовавшись на остатки римских зданий, на водопровод etc. – через Линдау проехал к Рейнскому водопаду, оттуда в Цюрих, Люцерн и теперь отдыхаю четвертый день здесь, где Вы отдыхали в прошедшем году. Софья Александровна, из письма моего к ней, скажет Вам об общем впечатлении, какое произвела на меня Швейцария. Я живо поддался ему, как всегда поддаюсь тому, что меня тронет, но чувствую, что скоро утомлюсь и оттого завтра же спешу дальше. У меня есть и время, и средства осмотреть многое здесь, но боюсь изнемочь от жара, усталости и повредить курсу леченья. Впечатления же не залегают уже глубоко в душу, а встревожив ее на минуту, испаряются, почти не оставляя следа.».

К сожалению, письмо, адресованное дочери А.В. Никитенко Софье Александровне, не сохранилось. Не сохранились письма из Швейцарии И.И. Льховскому и младшей сестре И.А. Гончарова А.А. Музалевской в Симбирск. А было бы очень интересно узнать об «общем впечатлении» И.А. Гончарова о Швейцарии. Тем не менее ясно, что впечатление было сильным, и Гончаров «живо поддался ему». А ему было с чем сравнивать после кругосветного путешествия на фрегате «Паллада». Самое важное для нас свидетельство – в Швейцарии писатель провел «ряд беспечных, почти веселых, почти даже счастливых дней». Это редкое для Гончарова душевное состояние ему подарила Швейцария.

Ирина Смирнова, заведующая Историко-мемориальным центром-музеем И.А. Гончарова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.