Этот человек принес России больше зла, чем все татарские набеги, польские походы и нацистские бомбардировки вместе взятые.
Именно он — совсем как вирус — заразил Россию простой идеей: нет в жизни другого смысла, кроме бабла.
Убей, укради, распили завод на металлолом, уволь тысячи людей, сократи и закрой целые экономические и человеческие миры, которые строились многие годы, на костях и на крови, — но заработай.
Заработай любой ценой.
И пусть школьники будут мыть машины, бабки будут стоять с водкой и батоном у метро на морозе, бывшие физики будут возить турецкие куртки, а бывшие программисты перепродавать вагонами неизвестно что и заказывать друг друга бывшим спортсменам, — зато бабло идет.
Нет общества, нет солидарности, нет памяти, нет справедливости, нет сострадания и нет сложности жизни.
Есть «экономический рост».
И дом в Лондоне — у того, кому он, этот рост, через цепочку компаний и оффшоров принадлежит.
Сначала Гайдар научил этому комсомольцев, партаппаратчиков и фарцовщиков.
Потом этому научились и кэгэбэшники, судьи, прокуроры и милиционеры — к негодованию тех, кто пришел раньше.
Теперь это знают все.
Я не буду желать покойному ни заочного суда на Земле, ни Страшного Суда в другом месте.
Проклятия — пустой жанр, а то, чего он заслужил, — он в любом случае получил и получит.
Важно другое.
Важно, чтобы однажды мы оказались в стране, где мертв не только Гайдар, а — его идеи.
Где больше нельзя во имя бабла делать что угодно, как угодно и с кем угодно.
Победило же человечество чуму, оспу, холеру, — победит и Гайдара.
Во всяком случае, я в это верю.