Ежов: Олег Юрьевич, все кто «в теме», знают, что на 90 % вопрос решен. Президент определился. Пройдем формальную мороку выборов, но уже ясно — Морозов остается. Что это такое новый срок Морозова? Застой или перемены? На федеральном и мировом уровне условия и правила игры серьезно изменились.  Плюс. Морозов на этом посту с 2004 года. Что, на ваш взгляд, назрело изменить? Какие решения, так или иначе, нужно будет принимать?

Горячев: начнём с того, что не на 90%, а вопрос по Морозову уже решён! Можно спокойно говорить, что он начал работу в своём новом цикле, остались технические вопросы, которые в ближайшие 2-3 дня разрешатся. Что нового? Главное —  Морозов начинает в совершенно иной  макроэкономической ситуации!  Второй срок, а тем более первый, когда он начинал после Шаманова, — там всё было понятно. В стране есть деньги, нефть дорогая, «на волне», плюс ему тут всё прощалось, — был кредит доверия. Тогда (скорее во второй свой срок) начал разыгрываться его главный  козырь по созданию в Ульяновске  новой экономики за счёт привлечения западных инвесторов. Тем более что он уже хорошо узнал область. Сегодня он начинает в тяжелейшей экономической ситуации, изоляции страны, которая поставила в рискованную ситуацию ту стратегию, ту линию, которую он избрал в предыдущие годы. Если в Пензе, скажем, инвесторов нет, соответственно нет и разницы, есть изоляция и санкции,  или нет. Свободная экономическая зона, насколько она покажет себя, насколько проекты, которые подписаны, которые начали возводиться, насколько они разовьются — это жизненно важно.  Плюс Морозов очень много отработал в плане подстройки под федеральные программы. Если кто-то проанализирует без критиканства, то увидит — Ульяновск включен здесь как мало какой другой регион (пожалуй, кроме республик). Так, чтобы затратив свои 15%, 85% денег в область притащить из центра. А все это работа строителей, работа промышленности  стройматериалов.  У нас нет нефти и газа, нет стабильного поступления финансов по сырью. У нас автозавод уже практически на ладан дышит. Посмотри как «успокоил» Швецов ульяновский народ и рабочих автозавода накануне выборов: переходим на 4-х дневку, заказов нет. У нас практически закрыли ДААЗ. А ведь это федеральный тренд…

Ежов: самолёты…

Горячев: по самолётам совсем смешно. Прислали какого-то кризисного менеджера, человека, который даже профильного образования не имеет. Я посмотрел его биографию:  ранее работал в фирме «Абсолют» — это водка что ли?  К нам прибыл специалист по непрофильным активам, а это значит, намечается все что угодно, но не развитие «Авиастара». «Авиастар» стал для корпорации непрофильным активом?  Если бы люди во власти, в корпорации, рассчитывали на «Авиастар», на то, что он будет действительно собирать самолёты, много самолётов, они бы директором ставили человека, который в самолётостроении что-то понимает. И в этих условиях Морозову придётся работать.  Все эти факторы в совокупности и создают новые условия. Возникает вопрос, как он в них впишется, но это его выбор. И условия едины для любого, кого бы ни поставил президент. В любом случае нужно было ставить местного — просто нет сейчас времени на раскачку, не то время. Слишком много проблем, их уже только ленивый не называл. Но ведь эти проблемы едины для всей страны.  Дороги. Я два дня был в командировке.  Ездил и смотрел, а где  у нас хорошие дороги. То есть проблема не ульяновская, а системная, федеральная. По Пензе не проедешь, по Саратову не проедешь, в Самаре не был, но говорят то же самое, при том, что Самара – город не с нашим бюджетом. Коррупция, опять же,– проблема тоже системная. Посмотри, что по Москве творится. Закрытие здравоохранения, объединение различных медучреждений… Или совершенно непонятное для меня явление – объединение Мемориала с Филармонией. Но я вижу, что это происходит повсеместно во всех регионах.  Это опять какой-то федеральный управленческий тренд, затея бестолковая и то, что мы развалим в итоге и то, и то, я в этом более чем уверен. Однако страну так «припёрло» финансово, что идут и на такие совершенно бесперспективные меры.

Ежов: Вмешаюсь. Вижу, что власть часто становится здесь заложником собственного пиара. Денег нет и надо об этом как-то уже говорить… Мол, такая ситуация, и надо принимать такое решение, или такое, или такое. Но, увы, в любом случае непопулярное. Что, например, дороги, они вот такие, у нас количество машин выросло в тысячу раз, что эти дороги заложены в основе своей еще в советское время, а денег на новые, способные обеспечить новые нагрузки, у нас нет и в ближайшие лет пять (дай еще Бог) не будет точно. Просто потому что это так. Но никто об этом даже не заикается. Напротив — все говорят, что отремонтируем, что-то сделаем… И так у нас в каждой ситуации.

Горячев: я здесь с тобой не соглашусь по ряду причин. В идеале ты прав. Вот так по идее бы и надо, но…  К слову то, что дороги заложены в советское время, тоже пиар, найденный федералами. Уверен, они не нагрузки нынешние не выдерживают. Их закладывали в советское время, я с Трибунским это обсуждал, с учётом определённого запаса прочности. Все проще. Почему дороги , например, во всех городах не выдерживают? Кроме Москвы. Потому что Москва – это единственный город, где снег зимой вывозят. После СССР снег из городов вывозить практически перестали. То, что у нас пыжится десяток машин, снег из центра показательно везут – это не вывоз. Сейчас за город выезжаешь, кругом чёрные поля, а в городе снег. А раньше? Я  приезжал из Кремёнок, у нас было море снега в деревне, а в городе сухо. В советское время, ты, Дима, наверное и не застал, работали десятки комплексов, ночами вывозили снег из города. Снег, который, особенно в такие зимы как сейчас– то мороз, то слякоть – просто разрывает дороги.  Вот в чем проблема, а не в советском времени.  Раньше за систему ЖКХ отвечала Москва, Министерство специальное  было — федеральные деньги, и в первую очередь от газа и нефти. Юрий Фролович рассказывал сколько раз. Когда он начинал, даже не думали об этом, деньги шли – только работай.

А возвращаясь к теме пиара — существует оппозиция, которая напрямую говорить просто не даст. Любая прямота здесь будет исковеркана, преувеличена и, увы, обернется только скандалом. Тем более не забывай — предвыборный год. Здесь скорее к оппозиции вопрос: если вы реально думаете об области, подскажите как решить проблему. Вы сидите в Законодательном собрании области, в Гордуме… Знаете состояние бюджета, вы знаете реальное положение вещей, и кричите: дороги надо сделать, больницы надо сохранить, пособия надо сохранить. Но вы-то к бюджету ближе всех нас и знаете, что денег нет…

Ежов: нормальный привычный предвыборный популизм.

Горячев: А когда есть популизм снизу, ты хочешь, чтобы не было популизма сверху?  Помню, как в 90-х годах Горбачёв объявил: ребята, давайте себя критиковать. Я молодой коммунист на пленуме райкома встал и говорю: «Слушайте, если сейчас все начнем себя критиковать, так лучше  может сразу закрыться и разойтись». Всегда есть идеал и если от него «танцевать», то можно в вечной «критике» просто утонуть, так что работать просто некому будет.

Ежов: политика как война популизмов

Горячев:  Да, но от этого языка действительно нужно уходить. И чтобы поверить в дееспособность каких то альтернатив, нужно запрашивать конкретную программу решения проблем. Многие кричат, что нужно нормально отремонтировать дороги. А кто то хотя бы назвал цифру сколько для этого нужно бюджетных миллиардов? КПРФ, слышал, говорит, что нельзя сокращать койки в больницах. Полностью согласен. Это страшное явление. Но давайте тогда  скажем сколько нужно деньг на все это. Вы сведёте бюджет или не сведёте в такой ситуации? Надо рассматривать конкретные ситуации, проблемы. Но ведь этого никогда не будет. Вижу, что даже А.Л. Кругликов поменьше стал говорить, потому что он человек с советских времен, больше нынешней популистской молодежи понимает. Понимает, например, что сейчас кризисный период и если себя уважать, нужно говорить на языке конкретных цифр и ситуаций. Денег нет. А как же скажете с «пиаровским» бюджетом губернатора, о чем сегодня много говорят. Но давайте сначала разберемся.  Там же огромные суммы на содержание тех же районных газет заложены, давайте её хотя бы уберём из ваших обвинений в адрес губернатора. Ну не может сейчас Старомайнский район, люди Старомайнского района остаться совсем без своего издания. Элементарное информирование – функция власти. Или, ребята из КПРФ, идите до конца и объявите в районах через свои партячейки: мол, мы считаем, что районки надо закрыть. А то какой-то популизм получается. Вспомни, как Горячева критиковали, то за  талоны, то за красный пояс. Пришёл после него товарищ, он что-то лучше сделал? Ровно наоборот. И здесь то же самое.

Ежов: Возвращаясь к теме «старого-нового Морозова». Думаю, что содержательные посылы, какая то программа будет к избирательной кампании создаваться все равно — что там будет в его новой программе?

Горячев:  Я не хотел бы избирательную кампанию Морозова даже обсуждать, как тему глубоко второстепенную. Я хочу говорить о ситуации в области, потому что здесь дети мои и внуки  живут.  Я Сергею Ивановичу, когда он  в фонд приходит, показываю структуру управления при Горячеве и  говорю: «Сергей Иванович, ты видишь, насколько мала структура. И сколько в штате сегодня».  Вот о чем надо говорить. А его критикуют, что он много тратит на командировки. Подбирают какую то мелкую популистскую повестку. Но тогда ни немцы к нам не приедут, ни китайцы, ни японцы. Кстати, не каждый решится жить в том режиме, в котором он живёт.  В новый цикл Морозов должен идти с небольшой по численности  командой, именно с командой, а не с набором услужливых подхалимов.

Ежов: есть эти люди?

Горячев: а это его проблемы, он губернатор. За 12 лет их надо было растить, он уже здесь не первый год. Кстати,  Путин с новым сроком всегда команду обновляет. И, на мой взгляд, именно это в первую очередь нужно сделать.

CfMl2PdWQAIqMs0.jpg large
Из музея Горячева

Второе, как ни критиковали в своё время за это Горячева, начинать нужно с села. Сегодня  хочешь – или нет, но пора консолидировать деньги и разрабатывать настоящую программу прорыва села. Экономическая повестка: продолжить программу втаскивания инвестиций в регион и за счет этого консолидировать  финансовые средства на толчок в развитии села. Определить перечень людей, готовых заниматься животноводством, дать им  помещения,  дать корма, пусть выращивает, обеспечить реализацию. У нас уже нет облпотребсоюза. Воссоздать, помочь, есть подходы, есть идеи у людей. Нужно советоваться  с людьми, нужны не какие-то театральные встречи, а эксперты, поговорить с ними, что сейчас на селе нужно. Без села, мы загнёмся.

И третье, однозначно, нужно разобраться с коррупцией.  Много раз говорил, но повторюсь: на ключевые должности  города  и области ставить людей, зависящих от  конкретных финансово-промышленных групп  НЕЛЬЗЯ!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.