«Совершенно секретно»: троим подозреваемым в убийстве медсестёр в военном госпитале Санкт-Петербурга предъявлено обвинение по трем статьям УК РФ. Все они содержаться в питерских «Крестах» и дают разные показания, признаваясь лишь в одном – что сбегали вместе. Мать одного из обвиняемых – димитровградца Давида Зингашина уверена, что её сын не совершал этого жестокого убийства и в момент побега находился под действием психотропных лекарств. Она три дня ждала свидания с ним, но к сыну её так и не пустили.

Все трое обвиняемых находятся в легендарной питерской тюрьме «Кресты».
timthumb

Проходящим по делу об убийстве медсестёр 442-го военного клинического госпиталя Минобороны РФ рядовым Степану Даценко, Александру Томскому и Давиду Зиганшину предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а», «ж», «з» части 2 статьи 105 («убийство двух лиц, совершённое по предварительному сговору из корыстных побуждений»), пунктами «а», «г» части 2 статьи 161 («грабёж, совершённый группой лиц по предварительному сговору с применением насилия») и части 2 статьи 338 УК РФ («дезертирство, совершённое группой лиц по предварительному сговору»).

Как ранее сообщало «Совершенно Секретно», трагедия произошла 12 апреля этого года в 422-ом окружном клиническом госпитале им. Соловьева в Санкт-Петербурге. Тогда, в первом часу ночи сотрудники госпиталя обнаружили там тела двух медсестёр психиатрического отделения (63-летней Надежды Ивановой и 53-летней Ольги Гороховой) с признаками удушения и ножевыми ранениями. Буквально через некоторое время выяснилось, что из этого отделения сбежали три пациента – все военнослужащие, среди которых был и житель Димитровграда (Ульяновская область) Давид Зингашин.

«После того, как его задержали возле финской границы и этапировали в Санкт-Петербург, мы с девушкой сына Машей поехали к нему. Сначала нам сказали, что мы сможем с ним увидеться. Но к сыну нас так и не пустили, — рассказала корреспонденту «Совершенно секретно» мать Давида Ирина. – Сейчас он находится в «Крестах» (СИЗО№1). Следователь дал разрешение, а потом сказал, что сын в лазарете лежит. Но на следующий день его, оказывается, увозили на допрос. В общем, если не хотят тебе человека показывать, его прячут. Причины всегда найдутся. Мы пробыли там три дня. Ночевали у женщины, с которой познакомились по дороге в Питер. Нас два дня тоже допрашивали, а потом Машу отдельно целый день. Давида увидеть я так и не смогла, даже передачку ему не взяли. Не знаю, чем всё это мотивировано. Наш адвокат только вчера смог к сыну прорваться. Теперь будем ждать экспертиз. Много непонятного там. Насколько знаю, двое других обвиняемых тоже сейчас в «Крестах», но все они содержатся отдельно».

По словам Ирины, сын с ней после его задержания больше не связывался. «Адвокат пытался настоять, чтобы ему хотя бы электронной почтой разрешили пользоваться, — продолжает женщина. — Не знаю – дали это разрешение или нет. Сказали только, что идут следственные мероприятия, что он сейчас на обследовании. На каком – тоже не знаю. Адвокат у нас общественный, на частного – нет денег. Не знаю, что теперь будет. Остается только надеяться, но надежды очень мало. По словам адвоката, все трое ведут себя как-то странно — у каждого своя история, и никто ничего вообще не знает. Мол, кто-то куда-то шёл, а как оказались вместе – не помнят. Ничего не помнят и якобы были под воздействием таблеток. Но подтверждают, что сбежали втроём. У парня, который из Питера, начались приступы истерии, поэтому его допрос, вероятно, отложат. Давид вроде бы чувствует себя нормально. Но на него еще «вешают» вскрытие сейфа в госпитале, и что все они втроём потом похитили оттуда, то ли деньги, то ли документы. Но самое интересное, чтобы убежать – им не нужно было преодолевать особых преград в госпитале. Как я узнала потом – там можно было спокойно просто выйти за ворота. Да, много чего непонятного в этой истории. Очень много. Но я не верю, что мой сын как-то причастен к этому убийству!».

Напомним, все трое арестованных 1997 года рождения: димитровградец Давид Зиганшин был призван в армию и служил рядовым механиком во взводе технического обеспечения, житель Санкт-Петербурга Александр Томский проходил службу во внутренних войсках МВД по контракту, Степан Доценко — родом из Воронежа, учился на первом курсе Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского.

По версии следствия, мотивом побега парней, проходивших лечение в психиатрическом отделении окружного военного госпиталя, стало уклонение ими от прохождения военной службы. Якобы, военнослужащие запланировали убить дежурных медсестёр, чтобы получить ключи от помещений больницы и сейфа с личными вещами. Также выяснено, что после совершенного преступления военнослужащие похитили мобильные телефоны других пациентов отделения общей стоимостью 20 тысяч рублей.

Анна РАЧИНСКАЯ, специально для «Совершенно секретно»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.