О чем спор?
Вот загадка – по крайней мере, для меня.
В Ульяновске началось сильное мыслекружение на тему, которая для сермяжной повседневной жизни как бы и не слишком злободневная. А взбудоражила умы граждан сей благословенной земли тема КУЛЬТУРЫ. Посыпались какие-то «РАССЫЛКИ» из Минкульта, какие-то хоровые песнопения в защиту кем-то несправедливо обижаемого Министра, начались выяснения личных отношений, типа: «А кто кому родственник? Кто задолжал?»
Признаюсь: сам лично на тему культуры многократно высказывался. Толчком послужила замысловатая фраза. звучащая так: «Культура как ресурс модернизации». Замысловатый термин изобретен не мной, смысловое значение его для меня туманно. Так же, как и неясны поставленные цели — и конечные, и промежуточные.
Но лозунги, рожденные высокими умами, часто непосильны для понимания обычного сознания. Я, скажем, до сих пор пытаюсь отгадать , что имел ввиду наш великий земляк Ленин, провозгласив: «Профсоюзы — это школа коммунизма!».
Однако, ближе к культуре. Чуточку истории. Повышенное внимание к сфере, обозначаемой словом «Культура», началось, как все помнят, с громогласно объявленной претензии Ульяновска стать «Культурной столицей» чуть ли не всей Европы. С Европой, правда, не вышло — но вот граждане СНГ свою «культстолицу» обрели. А затем начался водопад побед и достижений.
Сегодня хочется поразмышлять о важности или неважности, содержательности или пустопорожности деланного и сделанного. Да, ремонтировали культурные учреждения, да, зарплату работникам культуры , вроде, повышали. Целыми вагонами привозили из Москвы видных деятелей этой самой культуры. И немереное число «мероприятий» было проведено — от премьерного показа сокуровского «Фауста» — до явления в Поволжских кущах аж самого господина Швыдкого…
А потом пошло-поехало: И самый читающий город, и центр всевозможных кино и не кинофестивалей, и грандиозные международные премии живописцам (несостоявшиеся, правда)… «Колобки», раскладки плазов, шефство великого Никаса над чем-то… Воодушевляющие картинки! Восторг!
И все -таки у меня лично остается некое непостижение конечного результата сделанного. Чего мы хотели — и чего мы достигли в итоге?
Может, я чего-то недопонимаю? Ну, скажем, я полагаю что забота о культурном развитии – это прежде всего утверждение неких этических принципов,: забота о развитии библиотек, театров, музеев, обустройство и поддержка региональных артистов, живописцев, поэтов и писателей, скульпторов и педагогов — ну и вообще всех тех, кто создает и приумножает в первую очередь культурную ауру родной земли, родного города, поселка… То есть: утверждение культуры в ее естественном понимании – как приобщение народа к просвещению, познанию, чтению, к духовности, к музыке. А отнюдь как цепь тщеславных и суетливых мероприятий, проходящих под девизом «Культ — «УРА!».
В Древней Греции близким к термину «культура» являлся термин, выражавший понятие «внутренней культуры».Иначе говоря, «культуры души».
А русский поэт Андрей Белый так определял сущность культуры: «Культура — цельность, органическое соединение многих сторон человеческой деятельности…. культура есть стиль жизни… культура определяется ростом человеческого самосознания; она есть рассказ о росте нашего „Я“…; культура всегда есть культура какого-то „Я“.
Глубинную сущность истинной культуры, ее способность, приобщать человека к достоинству, добру и свету понимали прекрасно даже такие ублюдки рода человеческого, как гитлеровцы. Не зря их бесноватый министр пропаганды Гебельс говаривал, что он хватается за пистолет, при слове «культура»…Волновался ублюдок.
Думаю, фашистского «идеолога» пугала та культура, которая (если кратко) ведет к облагораживанию человеческих душ; к их очищению и одухотворению. Ибо истинные культурные ценности, утверждаемые в государстве и обществе — это великая сила, осветляющая мир.
Увы! — ныне, повсеместно произрастает и укрепляется фиглярство «возле культуры»; некая псевдокультура в виде «городов картоний», «усадеб колобка», «треугольных груш» и прочей ерундистики, на осуществление которой шустрым ловкачам выделяются немалые бюджетные средства…
Но такие «культуртрегерские» выкрутасы отнюдь не способны подвигнуть человека к высоте духа. Они изобретаются исключительно в двух целях: развлекать непритязательную публику — и извлекать доход. Неважно откуда — из карманов зрителей или бюджета.
Вот и хочется понять культуры ЧЕГО у нас становится все больше и больше в результате реализации многочисленных «акций» и «мероприятий»? Ульяновцы стали больше читать? Они стали тянуться к классической музыке? Они создают школьные (или университетские) хоровые капеллы? Они всерьез осваивают русскую классику? Стремятся облегчить жизнь бездомных животных? Перестают уродовать городские памятники и гадить в скверах? Стыдятся материться на улице? Не срывают шары на ограде Венца?
Короче: насколько поднялся, скажем так, «градус культурности» у моих земляков в результате годичных усилий чиновничества Минкульта?
Понимаю, что вопрос сложный — и, к сожалению, мало изучаемый. Не в пример количеству «мероприятий культурного характера», и затраченных на то народных средств. Часть которых, думаю, все же «прилипала» к рукам организаторов этих «акций»…
Задумывается ли об этом куча чиновников, задействованных на подмостках тщеславия? Она, эта чиновничья рать, считает достижениями культуры количество неких «мероприятий» (конференций, встреч, «акций» и так далее. Она оживляется, когда наступает время дележа финансов; она бьется за «контрольные пакеты» любыми способами; она с пеной у рта доказывает, что без «ультрасовременных проявлений» (а точнее говоря, без шарлатанства на фоне культуры) двигаться вперед никак нельзя…
К сожалению, сегодняшняя дискуссия о культуре сводится чаще всего к обсуждению личности нынешнего министра культуры, к выяснению не ее способностей и направления ее деятельности — а к личностным взаимоотношениям. Каким-то чудным образом возникают группировки различных «лагерей» под брендом: «Ившина -Шабалин».
Ившину видывал, с Шабалиным незнаком, его превращение Мемориала в лавочно-ярмарочное пространство не понимаю и не приветствую. Так же, как не понимаю яростную увлеченность нынешнего Минкульта приглашением на множество мероприятий (за немалые гонорары) разного рода (порой никчемных) «культварягов». Но речь-то идет не о взаимоотношениях двух персон — а о том, куда движется КУЛЬТУРА области? В каком направлении ее развивать и улучшать?
А вот и многозначительная деталь. Помнится, на одном из Пушкинских праздничков в Языкове (не могу назвать эти жалкие телодвижения ПРАЗДНИКОМ), я предложил госпоже Ившиной всерьез взяться за создание литературного музея-заповедника типа тех, что созданы в Болдино, Михайловском, Константинове, Тарханах. С тем, чтобы привлекать в область народ всеми видами современного туризма (в Языково-Карсунско-Прислонихинском краю есть все условия для этого — одни имена притягивают: Пушкин, Языков, Пластов…). Понимая, что дело это непростое, тяжкоподъемное, я даже посоветовал госпоже Ившиной призвать на помощь губернатора С.Морозова (убежден, что он, с его возможностями, сильно помог бы этому весьма значимому проекту). Ответ главного «культуртрегера» области был потрясающим:
– Нет, пусть этим занимается районная администрация!
«Районная администрация!!!»
А в Тарханы, где наши соседи пензяки возродили Музей – усадьбу М.Ю.Лермонтова, приезжал даже Президент страны а не только, скажем, «широко известные в узких кругах» столичные и нестоличные «штучки»…
Столь привечаемые почему-то местным Минкультом.