Ночью 15 ноября стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева. Высокопоставленного чиновника подозревают в получении взятки в размере 2 миллионов долларов от компании «Роснефть». Сейчас Улюкаев находится под домашним арестом. Президент РФ Владимир Путин во вторник подписал указ об отставке министра.
Отец Алексея Улюкаева является уроженцем Старокулаткинского района.

Мы попросили местных экспертов – политологов и юристов, прокомментировать самую громкую новость уходящей недели, и задали три вопроса.
1. Уголовное дело в отношении Улюкаева — пример «избирательной» борьбы со взятками? Есть ощущение, что что министра «сдали» и что нужно было брать кого-то ещё?
2. Уголовное дело против министра — какие могут последствия у этого дела в политической и может быть общественной жизни?
3. На фоне Белых, Захарченко, заместителей Амана Тулеева дело Улюкаева выглядит более серьезным, крупным или это просто ещё одно?

Константин Толкачев, юрист
1. Безусловно, задержание чиновника такого высокого уровня — это мощнейший информационный повод, который главным образом свидетельствует о серьёзной «чистке» элит. Следственные действия в отношении федерального министра не могли вестись без согласования у самых больших начальников. Полагаю, вскоре нас ждут весьма шокирующие подробности.
2. На мой взгляд, следует признать, что уголовные дела в отношении представителей элиты уже давно никого не удивляют. Однако каждое задержание известных и высокопоставленных бюрократов — показательный сигнал для всех остальных, который раз за разом ретранслируется: «Неприкосновенных нет, прийти могут за любым». Полагаю, что при сохраняющихся тенденциях — сокращение ресурсов, обострение борьбы за них, внешнее давление, внутренние противоречия, уголовные дела будут продолжать использовать как способ «перетряхивания» элиты и профилактического воздействия на чиновников всех уровней.
3. Уголовное дело против Алексея Улюкаева действительно выглядит более масштабным. Но и номенклатура его должности — это очень высокий уровень. Я бы вспомнил для сравнения дело экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. Тогда на начальных этапах все тоже казалось очень серьёзным и трагическим, хотя в конце кончилось по существу ничем. Однозначно ясно, что это политическое «убийство» для Улюкаева, как когда-то для Сердюкова, Белых и др. Что меня лично шокирует в этих делах, так это инфантильность высокого казалось бы начальства: они берут деньги а ресторанах, разговаривают о своей преступной деятельности по телефону, ведут себя как мелкие банальные воры.

Никита Слепцов, политолог
Уголовное дело в отношении Улюкаева — это не банальный пример “избирательности” борьбы с коррупцией в России. Нужно понимать, что такого рода случаи, могут восприниматься в обществе по-разному, не только с положительной стороны, но и как сигнал, говорящий о коррумпированности элит. Поэтому такого рода шаги, а они, конечно, санкционированы на самом «верху», несут в себе и некоторую угрозу и власть это прекрасно понимает. Нет сомнений в том, что идет борьба между так называемыми Башнями Кремля. Очевидно, что Улюкаев не мог, как утверждают СМИ, «вымогать» взятку у «Роснефти», руководит которой Игорь Сечин. Сама формулировка выглядит, прямо скажем, безосновательной.
Господин Улюкаев — это медведевский ставленник, либерал и сторонник рыночных преобразований. Выглядит так, будто его арест — это некоторый удар по той Башне, которая представлена сторонниками Медведева. Я не исключаю, что последующие аресты возможны. Думаю, если они и будут, то увидим мы их в стане так называемых «либералов».
2. Политические последствия могут быть самыми значительными. Это связано напрямую с его либеральными взглядами на экономику. Ведь «либералы», хотя и представляют значительную силу в элите, но далеко не единственную. Есть сторонники и большей регулирующей роли государства. Они, в том числе, представлены бывшим министром, а ныне советником президента Белоусовым. Сам Игорь Иванович Сечин — очень влиятельный «государственник». Вполне возможно, что таким образом идет борьба за векторы развития страны, поскольку ситуация в экономике ухудшается и совершенно не видно света в конце туннеля.
3. Тулеев, Захарченко и Белых — это абсолютно разные величины. Думаю сравнивать их нет оснований. Если дело Захарченко — это возможно попытка раскачать стул под еще одним министром Колокольцевым, а Белых — дискредитировать либералов и не обязательно системных и властных, то Тулеев — это пример тех региональных лидеров, которые были в политике задолго до нынешней правящей группы. Скорее всего, дело против замов Тулеева направлено на попытку вынудить его уйти в отставку самостоятельно. Он руководит Кемеровской областью с 1997 года и его, в отличие от Белыха, не так-то просто отставить. У него значительные связи в регионе и не только.

Нина Дергунова, доктор политических наук
Министр федерального правительства, руководитель одно из главных министерств, который получает годовой доход в 60 миллионов, занимается взятками. Люди, приходящие на госслужбу и на большие государственные посты. всегда проходят отбор, проверку и всегда находятся под контролем правоохранительных органов. Поэтому не очень в это верится. Последствия для страны не очень хорошие. Конечно, из этого можно изобразить, что у нас идет масштабная борьба с коррупцией и ни для кого не делается никаких исключений. Тогда возникает вопрос, как же у нас кадры проверяются, если публичный человек на таком посту может такие вещи делать.

Ни хочу сказать, что я не верю, потому что видимо какие-то основания были, но есть большие сомнения, чтобы Улюкаев мог потребовать взятку от «Роснефти», которой руководит Сечин — один из первых друзей Путина. Улюкаев, вообще что ли с ума сошел, если по-человечески сказать?
Я пока с осторожностью смотрю на эту информацию, пока не будет достоверных абсолютно данных, что это не подстава, не организованная акция. Улюкаев мог быть справедливым человеком, ему могло что-то не понравиться в заявке, и его могли подставить. В любом случае неприятно, если такие вещи в высших этажах власти — подставы, взятки, непроверенные кадры, Не для спектакля же перед нами все это делается?
— На фоне других дел о коррупции – Белых, Захарченко, заместители Амана Тулеева, дело Улюкаева действительно самое крупное?
— Не знаю. Если у нас хотят убедить страну, что семимильными шагами идет борьба с коррупцией, то у нас все что угодно может произойти. Хоть исследования показывают, что уровень бытовой коррупции растет.
— То есть, ощущение от того, что уголовное дело против Улюкаева это пример избирательной системы борьбы с коррупцией. есть?
— Пока нет доказательств, я не верю, что такой умный человек как Улюкаев может допустить попытку взять взятку с компании, руководит друг президента. Это равно самоубийству. Я не могу сказать, что не верю в достоверность этой информации. Я сомневаюсь. Что-то здесь не складывается. Рано делать выводы. Я бы сказала, что идет борьбы в рамках правящего класса и все методы применимы.