Пишу под впечатлением поступка председателя некоммерческого партнерства «Родительское собрание» Константина Долинина, направившего министру МВД России Владимиру Колокольцеву письмо с просьбой о помощи в борьбе с молодежной преступностью в Ульяновске. Они, эти впечатления, противоречивые. С одной стороны, есть надежда, и даже уверенность, что Москва нам поможет. С другой – а надолго ли?

Сомнение основано на крайне вялой  реакции самого активно слоя общества – блогеров и комментаторов  на события, а также государственных и общественных структур так или иначе связанных с молодежной политикой. Тишина на официальном сайте Департамента молодёжной политики Министерства образования и науки Ульяновской области, Ульяновские молодогвардецы все извелись на акцию «Забей на сигарету», тишь да гладь в Молодежном правительстве Ульяновской области, божья благодать в Молодежном парламенте.

На сайте реготделении партии «Единая Россия» нашел вот эту замечательную цитату из предвыборной программы: «Наша цель – благополучие человека и развитие России. Достойный уровень жизни, социальная защищенность, реализация сил и способностей – для каждогоБезопасность наших детей, возможность достойно трудиться, жить и учиться и право без страха смотреть в будущее». Пытался узнать, каким комплексным планом обеспечить «безопасность наших детей» — не вышло.

На событие с трагедией на Аблукова есть высказывания известных деятелей ульяновского отделения Ер:

Депутат Законодательного собрания от «Единой России» Ростислав Эдвардс:

— Очевидно, что в этой ситуации недоработали все – и школа, и полиция, и семья. Безусловно, реформа МВД, которая привела к значительному сокращению количества полицейских, очень сильно повлияла на разгул преступности, в том числе, и подростковой. Накануне в парламенте мы обсуждали инцидент на ул Аблукова и пришли к выводу, что нужно увеличить финансирование программ, которые способствуют оздоровлению криминогенной ситуации в Ульяновске. Единого рецепта, что сделать, чтобы подобное не повторилось, на мой взгляд, нет. Иногда бывает так, что и семья благополучная, и школа свои функции выполняет, а ребенок все равно оказывается замешан в неприятную ситуацию. Нужно усиливать контроль за несовершеннолетними на всех уровнях — иного пути нет.

Ректор УлГУ Борис Костишко:

— Говорить, что в нашем городе существует особая, зашкаливающая криминогенная обстановка – это неправильно. Это было бы преувеличением. Сейчас во всех городах творится нечто подобное. Везде существуют молодежные группировки. Так было и, к сожалению, наверное, будет и впредь. Хочу даже отметить, что по мнению иностранных туристов, приезжающих в наш город, Ульяновск – более спокойный город, по сравнению с рядом других муниципалитетов, таких как Санкт-Петербург и Москва.

Радует оптимизм иностранных туристов, приезжающих в наш город. Но спокойнее ли будет биться материнское сердце за своего ребенка от того, что есть, где и похуже?

И получается, что вся надежда сегодня и впрямь только на министра Колокольцева. А у самих-то у нас, видно, полно дел куда более важных, чем безопасность детей.

Эта горькая мысль пробудила у меня   не столь уж давние воспоминания о годах, пострашнее нынешних, когда можно было все, что не запрещено законом, когда министр МВД  мог ответить Долинину очень коротко: «А не пошел бы ты, Костя, вместе со своим некоммерческим партнерством, например, на площадь Ленина?»

Тогда Москва была озабочена исключительно собой. Проблемы худо-бедно решались на местах. На том месте, где был я, и отвечал за организацию борьбы с молодежной преступностью, проблема решалась путем объединения усилий. Комсомольским организациям, директорам школ, спортивным клубам, родительским комитетам инспекции по делам несовершеннолетних предлагалось в предельно короткий срок подать свои предложения по заданной теме. На их основе составлялась аналитическая записка. Документ дополнялся, уточнялся и, в результате, выходило в свет Постановление РК  КПСС «О мерах по борьбе с молодежной преступностью в ХХ районе». Это документ — вроде современной «дорожной карты», однако более конкретной по срокам, по персонально ответственным, по мере ответственности, периодичности контроля.

Очень мне запомнился опыт работы местной спортивной школы. Когда юного мерзавца доставляли в милицию, сюда приглашались его родители, а также кто- нибудь из спортсменов. Милиционер рассказывал о горькой жизни за колючей проволокой и сроке этой горечи. Спортсмен предлагал взять мальчика на поруки при условии, что он запишется в спортивную школу и будет регулярно – 3 раза в неделю посещать спортзал.

Родители от счастья рыдали, писали заявление на имя директора спортшколы с просьбой о зачислении чада и всегда, почему-то в секцию бокса. За будущим чемпионом закреплялся боксер, он же спарринг-партнер. И процесс укрощения самых отъявленных негодяев проходил удивительно продуктивно.

А сейчас, я считаю, сил и возможностей у местных молодежных политиков, партийных и общественных деятелей куда больше, чем было у нас в годы перестройки. Но почему-то все они заняты проведением каких-то мальчишников-девичников, но никак не коллективной борьбой с гопничеством.

Молодежная преступность достигла угрожающих масштабов. Готовя этот материал, я внимательно прочитал программу КПРФ по молодежной политике. В этом документе очень добросовестный анализ молодежных проблем и вот какие цифры: « Растет молодежная преступность. Более половины всех правонарушений совершается несовершеннолетними, причем выросло число подростков, осужденных за убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и за разбой. По экспертным оценкам в стране действуют 37 тысяч молодежных антиобщественных группировок, объединяющих более 100 тысяч подростков».

Так, может, хватит уже уповать только на грозного дядю с полицейской дубинкой, тем более находящейся в оружейке московского министерства? Как бы своевременно и полезно вышел документ с преамбулой «По инициативе Губернатора Ульяновской области вышло Распоряжение  «О мерах по борьбе с молодежной преступностью в Ульяновской области».

Вот это был бы удар по «саплям»!

Владимир Филимонов