Вчера на заседании Общественной палаты обсуждались проблемы соцпитания, состояния психологических служб и преступности в молодежной среде региона.

В начале председатель ОП Тамара Девяткина отметила, что 12 регионов (Ульяновская область отсутствует) вошли в пилотный проект по созданию психологических служб в учреждения образования «Педагог-психолог». Повод — в цифрах: с ноября 2015 года по апрель в России покончили с собой не менее 130 подростков. Если говорить об Ульяновской области, ситуация принципиально не отличается: менее чем за год несовершеннолетние совершили 8 суицидов и 7 тяжких преступлений. 1828 подростков, большинство из которых  из благополучных семей, доставляли в отдел по делам несовершеннолетних.

1CybR0lzWEAEtKGI

«Винить отдельно школу или родителей, или улицу, или участкового в этой проблеме нельзя – она является комплексной», — сказала Девяткина.

Директор департамента допобразования, воспитания и молодёжной политики Минобра Оксана Солнцева рассказала, что основной формой первичной профилактики негативных проявлений в детской и молодежной среде является охват учащихся дополнительным образованием:

«В настоящее время в регионе работают 65 организаций дополнительного образования регионального и муниципального уровня, в которых занимаются почти 119 тысяч человек, или 80,8% от общего числа детей и подростков в возрасте от 5 до 18 лет. Что касается педагогов-психологов, из 491 общеобразовательной организации такие специалисты имеются в 155».

Получается, что сейчас  на 100 детей и подростков приходится в среднем один педагог-психолог. «Нехватка педагогов-психологов на селе заметная еще острее. К примеру в Инзенском районе, где недавно велась работа по четырем случаям незавершенного суицида несовершеннолетних, всего шесть таких специалистов», —  сказала Девяткина.

Заместитель председателя региональной Палаты Татьяна Сергеева отметила, что в России обращаться с проблемами к психологам не так популярно, как на Западе. По её мнению, необходимо изучать высказывания подростков в соцсетях, а классным руководителям —  уделять больше времени внеурочной жизни детей:

«Эти вопросы не поднимаются и на родительских собраниях. Предлагаю вернуться к практике проведения ежемесячного родительского всеобуча в школах».

В свою очередь Председатель Педагогической палаты Ульяновской области Андрей Скворцов предложил провести в регионе «серьезное научное исследование с целью выявления причин того, почему дети из благополучных семей теряют смысл существования» и заявил о необходимости сокращения бюрократической нагрузки на учителей, «которые вынуждены сдавать бесчисленные отчеты и из-за этого не успевают заниматься воспитанием детей».

Подведем итог, что, по мнению членов региональной ОП, нужно сделать для снятия напряженности в молодежной среде. По пунктам:
— Валентина Караулова предложила проводить в школах и ссузах беседы и тренинги по принципу «Равный – равному», поскольку эта форма работы «признана
наиболее эффективной в общении с подростками».
— Тамара Девяткина обозначила отсутствие на областном уровне нормативной базы, регулирующей режим и формы работы педагогов-психологов в образовательных учреждениях с учетом возраста детей, и порекомендовала представителями Минобра изучить опыт 12 пилотных регионов России.
— Главный внештатный психиатр Минздрава Ульяновской области Ольга Гаврилина обратилась к директорам образовательных учреждений в случаях необходимости направлять детей с психологическими расстройствами на лечение в Ульяновскую областную клиническую психиатрическую больницу им. Копосова.
— Девяткина заявила о необходимости поднять на федеральном уровне проблему отсутствия медицинских работников в образовательных организациях.

PS. На совещании вскользь было упомянуто об ОПГ. Единственная реплика на эту тему: «О наличии группировок знают все, но борются с ними недостаточно».

Ольга Турковская