“Совершенно секретно”: С начала года в Ульяновске произошло несколько случаев суицида среди школьников: 26 февраля свёл счеты с жизнью 17-летний школьник, выпрыгнув из окна своей квартиры на 8 этаже. 5 марта в Карсуне покончила с собой 16-летняя девушка, 6 марта в том же Карсуне из петли вытащили её сверстницу. А 9 марта якобы по заданию “синего кита” попытку самоубийства совершил подросток из Ульяновска.

Его спасли за несколько минут до трагедии в Уфе, куда он попал опять-таки якобы по заданию “кита”. Связаны ли эти случаи с загадочными “группами смерти” – сейчас доподлинно неизвестно, однако вряд ли это совпадение. Прокуратура Ульяновской области, органы власти, правоохранительные структуры и неравнодушные жители региона, родители школьников забили тревогу и объявили “группам смерти” реальную войну.

Буквально на днях в социальных сетях среди ульяновцев распространялось объявление: “Уважаемые родители! Сегодня в школу пришло письмо из полиции. Приказано довести до сведения всех родителей, что в это воскресенье (12 марта) группа КИТ планирует провести акцию с массовыми самоубийствами (5000 человек). Рекомендую в воскресенье не отпускать от себя ребёнка НИКУДА, даже в соседний подъезд, магазин, к другу и т.д.”

Но, как стало известно, эта информация не соответствует действительности. Полиция Ульяновской области опровергла её и сообщила, что никакого информационного сообщения не рассылала. “Сегодня через смс оповещения и в социальных сетях появилась информация о якобы планируемых массовых суицидах среди детей и подростков в эти выходные, — пояснили в пресс-службе регионального УВД. — Никакого письма от полиции в ульяновские школы не приходило”.

В свою очередь, зампред правительства Екатерина Уба пояснила, что “всё это как не что иное, как вброс для создания ажиотажа среди населения и нездоровой обстановки в обществе. Основной целью подобных сообщений является реклама групп, призывающих к суицидам. Убедительно просим Вас не поддаваться подобным провокациям и не распространять эти сообщения далее”. Также в пресс-службе министерства образования и науки региона пояснили, что в школах Ульяновской области действительно организуются родительские собрания, цель которых — объяснить, как работать в социальных сетях, чтобы предупредить ребёнка об опасности и быть в курсе ситуации. Методические рекомендации будут давать психологи, которые приглашены на собрания.

Напомним, 16-летняя Аня К. училась в 9 классе карсунской школы. Семья, в которой она росла, считается благополучной (мама – бухгалтер, отец – обычный рабочий, увлекается спортом, младший брат, который учится в восьмом классе, также спортсмен). Как выяснилось, 5 марта отец с братом уехали на игру в хоккей. Ольга, мама Ани, всю ночь накануне и утром плохо себя чувствовала и в обед заснула дома. А проснувшись, увидела в окно висящую во дворе дома в петле дочь. По словам подруг девочки, Аня мечтала стать психологом. Учителя вспоминали её как замкнутого ребенка и то, что в последнее время она была довольно рассеянной, стала плохо учится. Аню как самоубийцу отпевать в церкви не стали, но похоронили на кладбище.

А 8 марта в Ульяновске пропал 11-классник. В его переписках с одноклассниками были замечены тревожные позывные “синих китов”. Вскоре стало известно, что вместе со своей знакомой девушкой в тот день он уехал в Уфу (хотя родителям сказал, что пошёл за подарками). Именно откуда чуть позже поступило сообщение: парень после неудачной попытки суицида находится в больнице под присмотром полиции и ожидает приезда родителей.

На этой неделе губернатор Ульяновской области Сергей Морозов публично объявил о существовании в России целой подпольной сети — “страшнее, чем ИГИЛ”. На экстренном заседании Совета безопасности региона выяснилось, что речь идет о “синих китах” — так называемых группах смерти в интернете, которые якобы подталкивают подростков к совершению самоубийства.

Поводом для срочного созыва Совбеза стало самоубийство девятиклассницы из рабочего поселка Карсун. Причины суицида пока не установлены, но следственное управление СКР по Ульяновской области изъяло компьютер девушки, заявив, что “самым тщательным образом будет проверена активность подростка в социальных сетях”. Старший помощник руководителя СУ СКР Александр Сорокин заявил, что у следствия пока нет данных о том, состояла ли погибшая в “группах смерти”. Чтобы остановить эту угрозу, губернатор потребовал от школ начать перепись детских аккаунтов в соцсетях. Ульяновские общественники пошли ещё дальше и предложили родителям вообще “закрыть интернет для детей.

В тот же день Морозов провёл открытую аппаратную встречу. “Сейчас существует попытка создать систему умертвления нации путем заставления наших детей покончить жизнь самоубийством”, — предупредил глава региона. Не раскрывая источников информации, губернатор заявил, что в стране “работает достаточно серьёзная сеть, даже более страшная, чем запрещённая в России террористическая организация “Исламское государство”. Втягивает детей, потом угрожает и заставляет совершить самое страшное — уйти из этой жизни. Причем за каждую смерть платят, а если это еще и одарённый ребенок — платят вдвойне”. Не дожидаясь результатов расследования, глава региона заявил, что погибшая в Карсуне школьница “имела привязанность к секте “Синий кит””.

Это не первое неоднозначное высказывание губернатора Ульяновской области, касающееся проблем воспитания детей. В конце 2016 года Сергей Морозов поддержал идею о введении политпросвещения в средней школе, чтобы “дать отпор пятой колонне на гибридной войне”. В качестве профилактики он предложил администрациям школ “переписывать детские аккаунты” в социальных сетях. “Надо этим ежедневно заниматься, высвободить группу людей, которая стала бы работать именно в этом направлении”, — заявил губернатор. Кроме того, он попросил региональных законодателей изучить предложения, которые в Госдуму внесла Ирина Яровая, чтобы их на региональном уровне принять либо использовать в повседневной деятельности. Также Сергей Морозов поставил задачу создать в регионе кибердружины, которые помогли бы в выявлении “групп смерти”, а также подготовить поправки к федеральному и региональному законодательствам.

Первый зампред областного правительства Екатерина Уба рассказала, что “до конца этой недели будет сформирован единый план действий”. Она предполагает подключить к решению проблемы родительскую общественность, правоохранительные органы, молодежные организации, IT-специалистов, педагогических и медицинских работников.

А вот кибердружина в Ульяновске уже существует, более того недавно отметила пятилетний юбилей. По словам координатора ульяновского отделения движения “Кибердружина” Олеси Шулежко, добровольцы активно выявляют противозаконные сайты и группы в соцсетях, но остановить деятельность администраторов, которые ведут такие “группы смерти”, практически невозможно, и будет намного эффективнее, когда сами родители закроют интернет и компьютеры.

“Чиновников, которые называют причиной подростковых суицидов всемирный заговор, секты и “китов”, пора проверять на профпригодность, — уверена член Общественной палаты Кристина Потупчик.— Раньше у нас был во всём виноват Обама, теперь — “группы смерти”. Это прямой сигнал, что такой чиновник не готов разбираться в проблеме, а только ищет повод, чтобы найти крайнего. Потом выяснится, что в экономических проблемах региона виноваты торсионные поля, а в ИНН зашифровано “число зверя””. По её мнению, в данной ситуации люди, не понимающие, как устроен интернет или чем живут подростки, пытаются управлять и тем и другим. “В лучшем случае их усилия не принесут никакого вреда. В худшем — жертвами этой охоты на ведьм станут невиновные люди. В любом случае от всех этих кибердружин можно ожидать только нанорезультат”.

А вот глава проекта “Роскомсвобода” Артём Козлюк считает, что “группы смерти” — типичный пример так называемого эффекта Стрейзанд, когда запрет информации только повышает к ней интерес. По его словам, взрослые умудрились открыть такой ящик Пандоры, который закрыть уже тяжело. Такое внимание к “синим китам”, наоборот, пробуждает интерес подростков”, — заявил Козлюк. — Все эти попытки закрывать группы или ввести новые блокировки не решат проблемы детских суицидов. Необходимо решать проблемы в реальной жизни: выявлять конфликты детей со сверстниками или родителями, выделять средства на социальную защиту населения, на целенаправленную работу с проблемными подростками. А не на борьбу с какими-то виртуальными демонами”.

Решением проблемы на протяжении уже нескольких лет занимается прокуратура Ульяновской области. В частности, по её поручению территориальные прокуроры ориентированы на выявление вредоносных интернет-ресурсов, распространяющих запрещённую информацию о способах совершения суицида, в том числе посредством вовлечения подростков в социально опасные “игры” (“Синий кит”, “Разбуди меня в 4.20”, “Я в игре”, “Тихий дом” и др.).

Только за два месяца этого года ульяновскими прокурорами в Роскомнадзор направлены 20 сообщений о виртуальных материалах, которые содержат сведения о способах совершения несовершеннолетними самоубийств, а также призывов к суициду. Прокуратура предлагает внести адреса таких ресурсов в список запрещённых в Российской Федерации.

В прошлом году региональная прокуратура направила в суд 18 исковых заявлений о блокировании доступа к соответствующим страницам сайтов, которые удовлетворены и исполнены.

“В УК РФ имеется статья, предусматривающая наказание за склонение к суициду. По ней возбуждают уголовные дела, но реально привлечь к ответственности тех, кто совершает данные преступления, тем более, скрываясь в интернет-пространстве, крайне сложно — говорит старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима. — Грань между, например, выражениями реального сочувствия в сложной для подростка ситуации и недозволенными законом попытками побудить его к лишению себя жизни тонка. Очень сложно назвать критерии склонения к самоубийству. Особенно проблематично делать выводы в ситуациях, когда общение с несовершеннолетним происходило в личной переписке, да ещёе и с множественными анонимными собеседниками.

Но искать пути борьбы с этим злом, заполонившим социальные сети, необходимо, и делать это нужно уже сейчас, в том числе на законодательном уровне”.

По словам Василия Зимы, в Ульяновской области практика блокировки интернет-ресурсов, содержащих сведения о самоубийствах подростков, будет нарабатываться, систематизироваться для определения комплекса дополнительных мер противодействия. В любом случае, очевидно, что надо действовать сообща — и всем органам власти, и правоохранительным структурам, и общественным институтам.

Госдума РФ уже подключилась к решению проблемы существующих в соцсетях “групп смерти”, склоняющих подростков к суициду. Дополнить УК РФ “новыми видами преступлений” на этой неделе предложила депутат Госдумы Ирина Яровая. Законопроект вводит в российское законодательство уголовную ответственность за “склонение к самоубийству и содействие самоубийству”, а также ужесточает ответственность за доведение до самоубийства несовершеннолетних и беременных женщин. Согласно этому проекту закона, такие действия предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет. По совокупности преступлений уровень ответственности может быть до 12 лет лишения свободы.

Анна Рачинская, специально для “Совершенно секретно”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.