230 лет исполняется одному из самых знаменитых произведений в собрании Ульяновского областного художественного музея – большому парадному «Портрету Екатерины II» прославленного художника Дмитрия Григорьевича Левицкого (1735-1822). Портрет связан с присоединением Крыма к Российской империи в 1783 году и имеет непосредственное отношение к путешествию Екатерины Великой на Крымский полуостров.

Экспозиция зала русского искусства XVIII века в Ульяновском областном художественном музее

В 1787 году, 230 лет назад, Екатерина II отправилась в грандиозное путешествие в Крым, чтобы непосредственно увидеть присоединённые к империи обширные земли Северного Причерноморья и Тавриды, в которых под управлением Григория Александровича Потёмкина строились новые города, порты, создавался Черноморский флот. Путешествие было помпезным, императрицу сопровождали послы крупнейших держав, происходили встречи с монархами, император Священной Римской империи Иосиф II Габсбург инкогнито присоединился к российской императрице.

В Херсоне Екатерину II встретил поверенный в делах России при Мальтийском ордене госпитальеров (иоаннитов) Антон (Антонио) Константинович Псаро, который преподнёс императрице подарок от великого магистра ордена Эммануила де Роган-Полдю – пальмовую ветвь в букете искусственных цветов. Подарок императрица передала Г.А. Потёмкину. В письме великому магистру Екатерина II отмечала: «Я не могла лучше сделать, как вручить её (пальмовую ветвь. – А.Д.) князю Потёмкину-Таврическому, фельдмаршалу моих армий и предводителю моих морских сил на Чёрном море, оказавшему важные услуги не только своему отечеству, но и всему Христианству. Он поставил её на корабле, носящем мой собственный флаг; это место назначило ей мое уважение к Вам и к славной корпорации, которой Вы управляете с таким отличием. Она послужит, кроме того, хорошим предзнаменованием для моего оружия». Екатерина II дружественно относилась к Мальтийскому ордену, противостоявшему многие века Османской империи, с которой Россия вела войны во второй половине XVIII  века. Симпатия к ордену передалась сыну Екатерины – Павлу Петровичу, ставшему впоследствии великим магистром Мальтийского ордена.

Пальмовая ветвь в качестве подарка была оценена – пальмовыми ветвями встречали Иисуса Христа при входе в Иерусалим. В качестве ответного подарка великому магистру был заказан парадный портрет императрицы академику Императорской Академии художеств Дмитрию Григорьевичу Левицкому. Д.Г. Левицкий был украинцем родом из Киева, его предки во второй половине XVII века переселились с Правобережной Украины на юг Полтавщины, что, добавим, подтверждало привлекательность российского подданства для украинцев после Переяславской Рады 1654 года. Отец Левицкого одно время носил фамилию Нос, однако сменил её, он был священником, но также успешным гравёром. Д.Г. Левицкий учился у отца, у живописца А.П. Антропова. Исключительно одарённый, Д.Г. Левицкий стал первоклассным портретистом второй половины XVIII века. Благодаря крупному государственному деятелю в области внешней политики графу А.А. Безбородко, покровительствовавшему Левицкому, последний получал заказы на создание парадных портретов Екатерины, хотя сама императрица, вероятно, никогда лично не позировала художнику.

Левицкий Д.Г. Портрет Екатерины II. 1787.

В 1787 году Левицкий стал работать над портретом императрицы для великого магистра Мальтийского ордена. Ныне портрет находится во дворце великого магистра в мальтийской столице – Валлетте. Художником был сделан и более масштабный вариант портрета, очевидно, по заказу князя Ивана Сергеевича Барятинского (1738-1811) – екатерининского дипломата, долгое время бывшего посланником во Франции, непосредственно связанного с успешным присоединением Крыма к России, удостоенного 2 февраля 1784 года ордена Святого Александра Невского «за произведенную им негоциацию за покорение Российской державе Крымского полуострова». И.С. Барятинский, кстати, был праправнуком царского воеводы Юрия Никитича Барятинского, разбившего С.Т. Разина в Симбирске в 1670 году. При сыне И.С. Барятинского – Иване Ивановиче (1767 или 1772 – 1825) в начале XIX века была создана княжеская усадьба Марьино в селе Ивановском Курской губернии, где и находился «Портрет Екатерины II» Д.Г. Левицкого до 1918 года, когда имущество имения Марьино было национализировано советской властью. Портрет императрицы был направлен в Государственный музейный фонд, из которого поступил в Ульяновский художественный музей в 1926 году.

Следует отметить, что художественный музей в Симбирске был открыт в 1920 году. В первое десятилетие деятельности происходило активное формирование собрания музея, как на основе местных коллекций, в основном из бывших дворянских имений, так и благодаря поступлениям шедевров изобразительного искусства из центра. Так в Ульяновске появился «Портрет Екатерины II» Левицкого.

Сюжет портрета навеян примечательным событием, произошедшим с Екатериной II в Крыму. У греческого селения Кадыковки близ Балаклавы императрицу в аллее лавровых деревьев, усеянной апельсинами и лимонами, дорога по которой в середине была усыпана лаврами, встретила рота амазонок, вооружённых ружьями, под руководством капитана Елены Ивановны Сарандовой (Шидянской). Амазонская рота была создана в марте-апреле 1787 года из ста благородных дочерей и жён греков, отцы и мужья которых служили в полку в Балаклаве, по указу Потёмкина для церемониальных функций во время пребывания Екатерины Великой в Крыму. Вот как описывалась встреча Екатерины Великой и амазонской роты (Г. Дуси. Записка об амазонской роте // Москвитянин. 1844. №1): «Потёмкин, вышедши из кареты, просил позволения у Государыни стрелять Амазонской роте, встретившей Её. Она запретила, и подозвав, чрез переводчика Таврено, начальника их, Сарданову, подала ей руку, поцеловала в лоб, и потрепав по плечу, сказала: «Поздравляю вас, Амазонский Капитан, – ваша рота исправна, – Я ею очень довольна». Потёмкин торжественно радовался».

Вид амазонской роты воскрешал античные предания о женщинах-воинах, чего, очевидно, и добивался Потёмкин, так как античные реминисценции были очень важны в век классицизма и подчёркивали величественность и достоинство монарха.

Под впечатлением от вида женщин-воинов и символической встречи Екатерины в аллее лавровых деревьев, окружением императрицы было сочинено сюжетное содержание портрета, переданное Левицкому для воплощения. Екатерина II в образе, напоминающем амазонку, в день триумфа у лаврового дерева с лавровым венком на голове. Лавровые листья украшают ножны в правой руке императрицы с вложенным мечом, указующим на новое владение России – крымскую землю, где различимы города и мечети бывшего Крымского ханства. Подчёркивает образ амазонки короткая серебристая атласная туника. Из доспехов на Екатерине – металлический пояс. Светло-зелёное шёлковое платье и горностаевая мантия возвращают нас к образу державной императрицы. На горностаевой мантии, за левой рукой Екатерины, находится шлем с плюмажем. Шлем украшают лавры и двуглавый орёл.

Императрица изображена с орденом Святого Георгия 1-й степени: георгиевской лентой, большим крестом на ленте и звездой на груди. Екатерина II являлась учредительницей ордена Святого Георгия в качестве высшей военной награды и в связи с этим была первым кавалером Георгиевского ордена 1-й степени. Императрицей были утверждены узнаваемые ныне черно-желтые цвета на ленте. Орден был ей учреждён в 1769 году во время войны с Османской империей 1768-1774 годов, успешное завершение которой позволило России в 1783 году присоединить Крым и Северное Причерноморье. Так что присутствие ордена Святого Георгия на полотне Левицкого закономерно.

Вместе с орденом Святого Георгия на императрице изображены цепь и знак ордена Святого апостола Андрея Первозванного – высшей награды империи, которую Екатерина возложила на себя, вступив на престол. Орден Святого апостола Андрея Первозванного был учреждён Петром I, преемницей которого в деле модернизации России и её военно-политического усиления выступала Екатерина II. Орденский знак и цепь не случайно присутствовали на работе Левицкого. На знаке ордена изображался распятый на кресте апостол Андрей. Андрей Первозванный был первым христианином, побывавшим в Крыму и заложившим там начала христианства. С присоединением Крыма к России при Екатерине Великой для христианства наступил этап свободного развития на этой древней земле, видевшей апостола Христова Андрея, а также крещение князя Владимира I. Таким образом, портрет иносказательно указывал на то, что Екатерина II – радетельница христианства.

Образ Екатерины Великой прославлял дворянско-помещичью Россию. Тем не менее, нельзя не отметить, что крупные победы в эпоху императрицы были достигнуты за счёт угнетения значительной части народа, расширения крепостничества, что обернулось кровавыми восстаниями, самым крупным из которых стало восстание под руководством Е.И. Пугачёва. Успехи были бы невозможны, конечно, без деятельной натуры самой императрицы, равнявшейся на Петра Великого и интересовавшейся такими личностями, как Александр Македонский, Александр Невский, Константин Великий.

«Портрет Екатерины II» Д.Г. Левицкого в Ульяновском областном художественном музее, как живописная и одновременно историческая реликвия, сохраняет память об одном из важнейших событий отечественной истории – присоединении Крыма к Российской империи. Для Ульяновской области образ императрицы актуален и тем, что в 1780 году по указу Екатерины II было образовано Симбирское наместничество, что стало важной вехой в истории становления Симбирского – Ульяновского региона.

Антон Долматов, член Ульяновского регионального отделения Российского военно-исторического общества.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.