О современном состоянии экономической науки в Ульяновской области, роли предпринимательства и направлениях деятельности создаваемого в регионе Центра стратегических исследований мы побеседовали с профессором кафедры Маркетинга УлГТУ Максимом Светуньковым.

— Максим Геннадьевич, как современная экономическая наука рассматривает предпринимательство, как направление экономики. Какие особенности можно выявить?

— Теория предпринимательства всегда была на окраине основного направления развития экономической мысли, хотя интерес к этому экономическому субъекту был всегда. Даже в работе отца-основателя экономической науки Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) можно найти несколько фрагментов, в которых он пытается осмыслить феномен предпринимательства.
В настоящее время общепризнанных научных концепций, объясняющих что такое предпринимательство, существует порядка 70. Самой популярной из них в России является теория созидательного разрушения Йозефа Алоиза Шумпетера (1883-1950). Правда, интерпретируют ее у нас весьма однобоко. Если Шумпетер в своих трудах говорил о том, что предприниматель стремится монополизировать рынок и готов для этого внедрять инновации, чтобы получать сверхприбыли, то у нас эта мысль серьезно трансформировали и предпринимателя рассматривают в качестве источника инноваций.
Казалось бы что в этом страшного? К сожалению, из этой установки формируется государственная политика. Из бюджетов всех уровней выделяются колоссальные средства на программы развития инновационного предпринимательства, а в результате ни инноваций, ни развития предпринимательства. Надо понимать, что свой монументальный труд «Теория экономического развития» Й. А. Шумпетер издал еще в 1912 году, а на дворе 2017. Сейчас совершенно другой бизнес, совершенно другие условия, совершенно другие технологии. Изменился мир. Изменились и предприниматели. Экономическая наука так же не стоит на месте, есть много современных исследований, доказывающих, что предприниматели в абсолютном своем большинстве не являются источником инноваций. А современная государственная политика до сих пор основывается на установке, которой больше ста лет и которая не является верной.
Надо понимать, что на предпринимательскую деятельность, как и на другие виды хозяйственной деятельности, тоже есть определенный спрос, уровень которого зависит от множества факторов: от структуры отраслевых рынков, межотраслевого баланса, характера организации всей экономической системы, культуры и образования населения и т.д. Нельзя всех сделать предпринимателями, количество этих субъектов ограничено спецификой конкретной экономической системы. Можно стимулировать развитие предпринимательства субсидиями и льготами, но доля этих экономических субъектов в экономике не возрастет, так как на этот вид деятельности просто нет спроса.
Выделить какие-то специфические черты предпринимателя, отличающие его от других хозяйственных субъектов, крайне сложно. Связано это с тем, что сам феномен неоднороден: есть предприниматели вынужденные, а есть те, кто добровольно выбрал эту профессию, есть те у кого стартовый капитал был довольно серьезен, а есть те, кто начинал практически с ноля, есть те, кто получил хорошее образование, а есть и без образования, кто-то работает легально и «чисто», а есть и те, кто нелегально и никак не афиширует в государственных органах свою деятельность. Объединяет их всех направленность деятельности — они стремятся постоянно увеличивать свой экономический капитал, который снова и снова реинвестируют в свою деятельность для еще большего увеличения капитала. Человек не являющийся предпринимателем зарабатывает деньги для сохранения и улучшения своего образа жизни, для него зарабатывание денег является средством. У предпринимателя же получение прибыли — смысл профессиональной деятельности, ее основа. Это отличает данного экономического субъекта.

— Ваша точка зрения, как современная экономическая наука может помочь? Часто ли предприниматели обращаются за помощью к науке?

— За последние годы доверие к экономической науке как со стороны бизнеса, так и со стороны общества в целом, серьезно снизилось. Причин тому много и это тема для отдельного разговора. Тем не менее, спрос на исследования есть. Скажу больше за последние пару лет спрос даже увеличился. Я связываю это не только с напряженной международной обстановкой, которая заставляет наших отечественных предпринимателей сменить бизнес-модель с купли-продажи, на что-то иное, но и с серьезными технологическими изменениями, которые все активнее проникают в нашу жизнь. Благодаря современным информационным и коммуникационным технологиям полностью изменились рынки такси, аренды жилья, клининговых и курьерских услуг, юридического и бухгалтерского консалтинга и т.д. Уже сейчас наметились серьезные трансформации на финансовых рынках и в сфере жилищно-коммунального хозяйства. За каждым из этих изменений нужно видеть то большее, что их порождает и попытаться хотя бы в контурах увидеть образ нового мира.
Вот именно наука, в том числе и экономическая, позволяет уйти от частных проблем конкретного бизнеса, или рынка, или отрасли, к пониманию общего. Это понимание будущего позволяет увидеть предпринимателям перспективы развития своего бизнеса. Поэтому они и обращаются за помощью к науке. Но вот здесь и возникает серьезная проблема: а готово ли наше региональное научное сообщество дать ответ бизнесу? К сожалению, реформы сферы образования привели к тому, что университетской науки, как таковой не осталось. Доцентам и профессорам вузов некогда заниматься наукой, их завалили бумажной рутиной, которой они вынуждены заниматься большую часть своего времени. Если говорить о коммерческих исследовательских структурах, то они занимаются в большей части прикладными маркетинговыми исследованиями, а фундаментальные разработки они не реализуют. Поэтому ответить на запросы бизнес-сообщества серьезными научными исследованиями социально-экономической проблематики пока нечем и некому.
Помимо запросов со стороны бизнеса, есть и интерес со стороны органов государственной власти. Как должно измениться государственной регулирование, например, рынка такси, если большая часть расчетов за перевозки осуществляется с помощью электронных платежных систем? А ведь помимо новых проблем есть и давние, например, проблемы, связанные с чрезмерным употреблением алкоголя. Уже неоднократно было доказано, что ограничивать время продажи алкоголя в условиях свободной продажи самогонных аппаратов просто бессмысленно. Тем не менее, это регулирование остается и, периодически, предпринимаются попытки его ужесточить. Может ли экономическая наука предложить в данном направлении что-то новое и эффективно работающее? Думаю, что да, но эту проблему нужно очень серьезно изучать, обсуждать в кругу экспертов и участников данного регулирования и только тогда может появиться решение.

— В последнее время появилась информация о формировании в регионе крупного научного аналитического центра. Какие задачи, применительно к развитию предпринимательства в регионе должен решать этот центр?

Создание подобного центра позволит в некоторой степени удовлетворить спрос на социально-экономические исследования в Ульяновской области. Думаю, что этот центр будет в первую очередь работать на удовлетворение потребностей органов государственной власти, поэтому большая часть исследований будет носить эмпирический и прикладной характер. И это сразу даст хорошие результаты, так как повысится качество государственного регулирования. Но рано или поздно, сотрудникам данного центра придется столкнуться и с решением фундаментальных проблем экономической науки. Например, с проблемой совершенствования инструментария прогнозирования и моделирования экономических процессов. Надеюсь, что проблематика теории предпринимательства не будет обойдена стороной. Я специализируюсь на изучении неформальных предпринимательских образованиях — предпринимательских сетях, поэтому мне было бы интересно поучаствовать в исследованиях, направленных на изучение внеэкономических механизмов взаимодействия предпринимателей, оценки эффективности социальных институтов, регулирующих деятельность предпринимательства, влиянии глобальных трансформаций на структуру региональных рынков и т.д.
Но самые большие мои ожидания, в отношении данного центра, связаны с надеждой на то, что этот научный аналитический центр станет площадкой для интеграции региональных исследователей, экономистов, социологов, политологов, культурологов и др. К сожалению, в Ульяновской области нет места для критического обсуждения на уровне экспертов происходящих процессов, нет даже попыток публичного обсуждения возникающих общественных проблем в научной среде. Очень бы хотелось, чтобы создаваемый центр занимался не только изучением проблем региона, но и выносил бы на открытое обсуждение результаты своих исследований, не страшился бы критики и привлекал как можно большее количество региональных экспертов к обсуждению.

АНО «Агентство передовых инициатив, технологий, проектов»