Напомню, в конце лета у Ильи сожгли машину. Это стало продолжением истории с серией угроз, битыми стеклами и вандализмом в отношении предыдущего авто. Косвенно, здесь есть и наша вина. Илья, по факту, своей деятельностью угрожает системе, которая сосет соки из всех нас. И если бы не наша глупая текучка, то даже и простой корыстный интерес заставил бы всматриваться в его уже постгалактическую «эпопею» много чаще. Не говоря об общественной значимости… Те «авгиевы конюшни», которые государство своей реформой пыталось расчистить с помощью рыночных механизмов, в итоге превратились в настоящего мутанта, в котором срослись и ветви власти, и бизнес, и криминал. Смотрим, что происходит (сразу резюмирую наш разговор ниже). Илья пытается заняться проблемными домами, которые традиционно находятся в ведомстве МУПов (муниципальных управляющих кампаний), и бизнесу, как бы, не интересны. Говорит и наглядно демонстрирует, что и эти дома при всех своих проблемах могут нормально обслуживаться. Казалось бы, муниципалы должны расставаться с таким «балластом» с радостью. Но вдруг: жесточайшее противодействие, адвокаты, целая кампания (от публикаций до поджога авто) против… На поверку система едина: подрядчики МУПов — те же самые «коммерческие» УК, которые и на этой «поляне» собирают самое «лакомое». Что остается — на фото ниже.

Удивительно, но при масштабе проблемы «прецедент Гурова» находится в настоящем коконе молчания. Никого не обвиняю, но хотел бы обратить общее внимание. Да, важны все проблемы. Но здесь не потоптанный газон или вопрос плитки — здесь другой масштаб. И внимание должно быть общим. Это Общее Дело.

Как предварительный итог: один дом, жильцы которого обратились к Гурову, МУП «отбил» в результате долгих судебных разбирательств. Нашлись три старушки, которые против. Сейчас серьезный конфликт разгорается вокруг второго. Там настрой серьезнее — и если дело будут так же стопорить, жильцы готовы выходить на митинг.

Ниже в нашем разговоре с Ильей- подробнее. К слову, всем: на встречу от приехал на «убитой 12-й», которую взял у друга.

— В прошлый раз машину «покалечили». В августе сожгли… По крайней мере, на этот раз, завели уголовное дело?

— Завели, причём следователи начали мне скидывать фото тех людей, которые приходили ко мне с угрозами в марте, т.е. в этот раз уже пытаются что-то сделать, потому что ущерб вышел на 1 млн. рублей.

— И подробнее о причинах. Как сейчас дела с переходом «инициативных» домов?

— Ко мне обратились активные жители дома на Октябрьской, 27а, но мне не удалось их перевести в свою компанию, в итоге они вышли в суд, их интересы представляла некто Салмина, которая оказалась очень подкованным юристом и буквально сама вела все три заседания по 5 часов. Инициативная группа, которая меня привлекла, проиграла, и дом так и остался у управляющей компании Засвияжского района (напомню, долг последней перед ресурсниками — более 600 млн руб, — Ежов). Причиной стали три бабушки, одна из которых получает 300 рублей за уборку территории, у другой кошки в подвале и т.д. Я объяснял, что можно платить совсем другие деньги и получать при этом определённые услуги, но мне ответили, что я коммерсант, а бабушки «за государство», и раз текущая управляющая компания государственная, то в ней дом и останется. После этого я понизил активность и перестал искать новые дома, но люди начали ко мне приходить сами. Например, с Рябикова, 71 позвонили с той же просьбой: «заберите нас из ГУК Засвияжского района». Я приехал посмотреть: дом – 12 этажей, в крайне плачевном состоянии, 5500 кв. м. с тарифом 21,17р., в который вообще не заложен текущий ремонт. Я предложил им снизить тариф до 20 рублей, два рубля из которых пойдут на реальный текущий ремонт. Два рубля в месяц — это более 100 тыс рублей в год, то есть  эти деньги совет жильцов мог бы потратить на дом. Платить должны и операторы интернета и телевидения: в моём доме, на Терешковой, 6б, их было пять, сейчас осталось два, которые платят 1 500 рублей в месяц на расчётный счёт дома. Это те же деньги, которые можно использовать на текущий ремонт. Дополнительно предложил создать спецсчёт на капремонт, сейчас у них уже порядка 1 млн. рублей находится в фонде модернизации ЖКХ и по 5,50 руб жильцы ежемесячно в него добавляют. Дом находится в отвратительном состоянии, старший по дому запустил его полностью, и из-за него очередь дома на капремонт доходит только к 2029 году. Теперь же по решению собрания появляется возможность перевести этот миллион на спецсчёт и тратить на капремонт уже сегодня. А это дому необходимо кровно — состояние очень плохое. Например: прохудилась крыша, ГУК ничего не делает, зачем ждать 2029 года, когда можно уже сейчас взять эти деньги и начать ремонт; зачем ждать 2029 года, если вся система отопления уже сейчас находится в заплатках. ГУК предлагает заоблачные сметы, которые проходят ревизию в комитете ЖКХ, где своя кухня и неизвестно по какой схеме там всё разыгрывается. К примеру 2000 рублей за кв.м. вполне достаточно для того, чтобы в три слоя эту крышу отремонтировать, а ГУК предлагает сделать это за 5000-7000 рублей, т.е. люди, находясь под гнётом управлением такой УК не могут даже сами найти подрядчика, они платят 21,17 рубль в никуда, получают при этом вывоз мусора, работу лифтов, вроде бы приходящего сантехника и всё! А я утверждаю, что для любого дома вполне достаточно тарифа в 20 рублей для того, чтобы держать его в нормальном состоянии. Я готов взять два дома: девятиэтажку с лифтом и доказать, что её можно содержать на 20 рублей в месяц, и хрущёвку, которую можно содержать на 14 рублей в месяц. По Октябрьской, 27 прошло полгода с момента проведения собрания, до вынесения решения суда, и я научился на ошибках… Провели общее собрание, Улпресса транслировала, запись есть, прошла легитимная регистрация, люди руки поднимали.

— Расскажи о механизме: жильцы захотели платить меньше, причём за реальную работу, решили, чтобы их миллион начал работать, а не лежал, пока дом совсем не развалится. И захотели уйти…

— Общие собрания должны проводиться ежегодно, инициатором, как правило, является домоуправляющая компания. Протоколы таких собраний открыты, их можно поднять и доказать в суде их недействительность. Чтобы провести собрание самому, нужно заплатить за информацию о собственниках 40 000 рублей, за заказные письма — 3500 рублей, это тоже немалые средства. По Рябикова, 71 мне сразу сказали, что дом не будет передаваться, и его будут оспаривать, каким образом и кто из жильцов – неизвестно, потому что пока таких просто нет. Все нюансы проведения собрания – это очень сложный механизм, который достаточно легко будет опротестовать. И сейчас если Засвияжский ГУК моё собрание не сможет опротестовать в суде,  у меня будет готовый механизм, при помощи которого мы сможем помочь всем жителям Ульяновска, живущим в неудовлетворительных условиях. Когда я занимался домом на Терешковой, 6б, меня уверяли, что необходимо не менее 35 рублей, чтобы поддерживать дом в нормальном состоянии, практика же показывает — достаточно и 20. Я поражался недавно новости о людях, которым УК подняла тариф на 7%: было 25 рублей, стало 28. Был скандал, но они в этой компании так и остались. Сейчас решение собственников пока никто не оспорил, дом должны передать. Начальник отдела ПТО говорит, что все документы готовы, и он только ждёт команды главного инженера. Главный инженер отправил к юристам, которые оказались работниками коммерческой и как бы «посторонней» УК. И по телефону я слышу знакомый голос всё той же руководительници юротдела Салминой.

Наш разговор с Ильей состоялся в четверг прошлой недели. Дом по Рябикова,71 по словам руководителей Засвияжской ГУК был уже полностью готов к передаче, как вдруг по их же команде были сняты все счетчики (к слову — собственность жильцов).  Как объяснили: «для проверки». Что за неожиданная масштабная операция перед началом сезона и вдруг у всего дома — непонятно. Ниже — фото этого многострадального дома, который очень хочет, но никак не может вырваться из слабого, но такого цепкого управления муниципальной УК. Жильцы готовы выйти на митинг с требованием решить, наконец, законный вопрос. Лозунг: «мы не рабы». Ждем развития истории, будем освещать.

Предисловие и беседа — Дмитрий ЕЖОВ