Ведущий Клуба-Жан Миндубаев.
Гость Клуба — поэт Александр Лайков.

От ведущего.
Я полагаю, нет нужды представлять читателям Сашу Лайкова. Он хорошо известен в Ульяновске и его окрестностях – от Магадана до Астрахани — и как человек, и как стихотворец, и как журналист.
Улыбчивый и компанейский, беззлобный и общительный, не впадающий в депрессию даже в моменты жизненных неудач (а у кого их не бывает?). Но главное: Лайков ведь еще и поэт-то весьма, скажу так, качественный! Если конечно, не прикасается ко злобе дня и не социализирует свою распахнутую и радостям, и горестям душу настоящего волгаря..
Выросший в низовьях великой реки он как бы впитал с детства ее широту, размах, удальсво и щедрость. Вы обязательно сейчас это почувствуете..
Итак_поэт Лайков. Аплодисменты нашему поэту!! А то они все как-то адресованы гастролерам из стлицы — что, конечно, совсем несправедливо. Уверяю вас — наши еще и фору им дадут!
Жан Миндубаев.
*********

Александр ЛАЙКОВ: «ЭТО ВЕЧНАЯ ПРАВДА И РУССКАЯ ДОЛЯ…»

Поэзия души.
От неверных друзей и бумаг,
И от судей, которых «на мыло!»
Да, в стране моей что-то не так,
А когда-то по-моему было!
Сколько лет я в ночи не доспал,
Головою склоняясь к Востоку?
…Я от жутких бессонниц устал,
А усну — возвращаюсь к истокам….

ИСТОКИ
Исток мой – устье Волги,
Созвездие проток,
Моряна – ветер волглый
Да горький полынок.
Курганы рыжей масти,
Глухие камыши…
От Дмитрия да Насти
Добро и свет души!
Икрянка, как Непрядва,
В туманах до бровей…
Прабабушкина правда
Расхристанных церквей.
Всхлип филина ночами
Над полем страшных сеч,
Будёновских тачанок
С картавинкою речь!
Да врытые навечно
Над Волгой и окрест
И обелиска свечка,
И православный крест!
Мне предков с Куликова
Не уронить бы честь.
От Дмитрия Донского
Во мне кровинка есть!

ПОДКОВА
Светлане Матлиной
Я шёл босиком по горячей земле,
Курганы дышали, как тесто.
Нашел я у речки Подкову в золе,
А суть – только Богу известна.
В рыбацком посёлке я жил – не тужил
И, хоть я – дитя комсомола!
– С Русалкой водился и с Лешим дружил,
И дёргал перо у Глагола!
Но Леший не нужен в больших городах,
Где чахнут в гудроне берёзы…
Мне крылья подрезал в горах Карабах,
А веру – чернобльские дозы.
Полынь да репейник рождает земля
От кровушки русской и пота…
Прибить бы Подкову на башню Кремля
На счастье и благо народа!
Вот с полным ведёрком стою на крыльце –
Живительна волжская влага!
Не брызги, а слезы блестят на лице. …
И всё понимает дворняга.

КУРГАНЫ ПАМЯТИ
Я пилотку сошью из травы на кургане
И звезду приколю цвета горьких калин…
Я – ровесник солдат, убиенных в Афгане.
Мне приснилось: убитый меня хоронил.
Сколько нас полегло от Непрядвы до Моря,
С допетровских времен до парламентских сечь!
Это вечная правда и русская доля,
Чтоб стояла Россия – за Россию полечь!
Мне приснилась война и смертельная рана,
Сквозь пространство и время ударил свинец! …
Я ведь тоже стрелял – да простит меня мама!
– Как мой предок и как в 41-ом, отец.
Я ведь тоже солдат! Уходил я из дома
– Мама долго и гордо смотрела мне вслед.
По велению сердца, присяги и долга
Я дежурил у пульта могучих ракет.
Нам судьба – выбирать запредельные цели,
Задыхаться во тьме легендарных атак…
А как вещий «Коран» переделать хотели,
Пусть расскажет Генсек, и припомнит Аллах.
Знаю, друг с «БеТеэРа», как ангел слетая,
Умирал на чужом, на афганском песке…
И дымилась, и бухала кровь молодая
На родном поседевшем, как небо, виске.
А какой-то иудушка-христопродавец
Оскорбляет ряды наших братских могил.
… Жарко дует в лицо, сушит губы «афганец»,
Но вовек не растопит солдатских седин.
Не согреют души ни медаль боевая,
Ни параграфы льгот, ни Верховный Совет.
Страшно раны болят, и свербит пулевая
Под коленом, которого нет.

ПОРТРЕТ
Было молодо-зелено,
А теперь уже – дед!
И смотрю я растеряно
На знакомый портрет.
Всё я знаю до чёрточки От
прыщей до усов…
Осень веет из форточки
Желтизною лесов.
Облаками припудренный
Догорает восток.
Мне и сладко, и муторно!
Время гладит висок…
А на карточке матовой
Мне четырнадцать лет.
Я такой невнимательный,
Озорник и… поэт!
Там любовь моя первая,
Стук в окно и сирень…
Но смотрю я уверенно –
Брюки-клёш и… ремень!
С калмычатами лазаю
В сад, где горький ранет.
Там – Европа и Азия,
А Америки – нет!
Голос времени слушаю,
Ко всему я привык…
– Наша Родина – лучшая!
– Внучка мне говорит.
С ней я в полном согласии,
Но ворчу, как сверчок…
Замечаю на лацкане
Комсомольский значок!
К чёрту, сивую бороду,
Не желаю стареть!
И смотрю я по-доброму
На знакомый портрет.

ЯНВАРСКИЕ НОЧИ
Январские ночи студёны и долги.
Луна налипает на стёкла фрамуги,
И сыплется хвоя с божественной ёлки, Как будто заколки с причёски подруги.
И тикают ходики возле гардины
И капает ямбом вода из-под крана,
Как звонкая рифма великой Марины –
Слегка приглушённо, морозно и странно.
Воркует голубкой вода в батарее.
Тепло и уютно. Все в доме уснули.
Янтарною каплей густой акварели
Мерцает нарядное платье на стуле.
Но дышат соблазном другие картины,
Старинные вальсы, бенгальские свечи,
И вкуса прогорклой осенней калины
Открытые томно роскошные плечи!
Все было и будет прекрасно и мудро:
И ёлки, и вальсы, и шорохи снега!
Январь истекает. За окнами утро.
И длится любовь до скончания века.

ПОД ЗНАКОМ ВОДОЛЕЯ
За окошком метель, как молочная пенка,
Накрывает кварталы, дороги и лес.
И луна, как забытая Богом копейка,
Одиноко мерцает в копилке небес.
Ветер ломится в щель задубевшей фрамуги
И скулит, как щенок, потерявший сосок… Я – февральский, дитя непогоды и вьюги!
Вечный снег налипает свинцом на висок.
Что же делать? Бессмертья не будет – вы бросьте!
Но останется лунный и солнечный след…
Вот февраль, куржавелый, пожаловал в гости,
Чтоб напомнить, зачем я родился на свет.
Зимородок судьбы, я не рвался в герои,
Рифмой тронул всего лишь с десяток сердец…
А Россию люблю я до капельки крови,
Как в боях до Берлина дошедший отец.
В журавлином строю хватит места солдатам.
Беловежский разлом зарастает травой…
Но смертельную боль от сапёрной лопаты
Чую я поседевшей своей головой!
Будто кони летят, окаянные годы,
Ложь ликует, и рвётся убойно тротил…
И шатается твердь, и волнуются воды,
Третий Ангел над миром уже вострубил!
Перед вечным забвеньем, на краешке века,
Я покаюсь во всех поднебесных грехах…
И Господь изречёт: «Возлюби человека! Остальное – тщета или пепел и прах».
И, когда я уйду – белый свет не померкнет!
Крест дубовый мой путь увенчает земной…
Кто я есть и кем был на земле своих предков?
Да пребудет земля эта вечно со мной!

РУССКИЕ ПОЭТЫ
«Баню натопил стихами…» Павел Радочинский
Не топите баньку горькими стихами:
Рукописи, знаю, не сгорят дотла…
Помню, как на зорьке вместе с петухами
В мокром палисаднике вишня расцвела!
Мы с тобою русские, а не самураи.
Не бросайте рифмы в топку для огня!
Нас не развращали в глянцевом журнале –
Веником берёзовым парила родня!
Угли вороные тлеют в поддувале,
В ковшике на донышке греется луна…
Сторона родимая! Сколько повидали!
А стихи крамольные – горе от ума
Плещутся метафоры в медном самоваре,
В мокром палисаднике вишня расцвела…
Ах, какие барышни здесь нас целовали!
Мы поэты русские – вот и все дела.