«Радетель — помощник, заступник; человек, болеющий за какое-то благое дело»

(Энциклопедический словарь).

ПОВОД
Для начала я должен объяснить, почему поехал в село Ундоры. Я был достаточно наслышан о местных достопримечательностях в виде обнаруживаемых на волжских осыпях окаменелых моллюсков, динозавров и прочих обитателей древнего моря, миллионы лет тут плескавшегося. Но отнюдь не они интересовали меня.

Дело в том, что не раз приходилось слышать о чрезвычайной социальной активности местного, потребительского общества с милым названием «Волжанка». Подчеркиваю: именно о социальной активности. Говорили, что его директор Михаил Горшков чуть ли не держит на своих бизнес – плечах всю местную «социалку» села — от участия в сооружении храма до заботливой опеки детишек и ветеранов. И сельской администрации сильно помогает. Перечислялись адреса доброхотных деяний: школе построил газовую котельную; церкви колокола подарил, сельчан – земляков возит бесплатно в областной центр на концерты, для местных красавиц открыл салон красоты и ателье, капитальный ремонт детского садика провел, детишек из бедных семей обедами подкармливает, помогает селу новое кладбище обустраивать… Согласитесь, что при абсолютном равнодушии сегодняшнего российского неокапитализма к нуждам не только сельского – но и городского населения; при его идиосинкразии к любой благотворительности в ундоровские благие дела как-то не очень верилось.

Вот и захотелось самому все увидеть.

Первым делом, конечно, заглянул в сельскую администрацию – уж там-то о поддержке тощего «поселенского» бюджета знают все. И мне  без обиняков заявили:

— Да у нас многое получается только благодаря поддержке Горшкова и его «Волжанки»… Мы без них — сироты…
Может, преувеличивают?

— И я пошел по селу.

СУТЬ ДЕЛА
Ундоры — село большое. Здесь живет пять с лишним тысяч человек. Обустроено неплохо — имеются лицей, больничка, дом культуры, водопровод, газ. Асфальт — правда, не на всех улицах.

И всюду замечаешь, как сейчас выражаются, «бренд» «Волжанки». Изображение голубого фонтанчика, бьющего из панциря древнего моллюска красуется на магазинах, на заправке, на ателье, на пекарне — и в прочих местах .Этот фонтанчик — символ знаменитой здешней минеральной воды, которой люди лечатся еще с девятнадцатого века, с той самой поры, когда земляк ундорчан, сподвижник генералиссимуса Суворова и отец декабриста Василия Ивашева генерал Петр Ивашев заинтересовался родниками, бьющими в местных оврагах. Он-то и ввел зачатки практического водолечения. Однако затем в течение более чем столетия  дело не развивалось, не ширилось, не крепло.

И лишь в конце шестидесятых годов прошлого века лечебной водой  занялся совхозный инженер Александр Горшков, отец  сегодняшнего директора «Волжанки». Просверлил скважину, наладил  разлив и продажу минералки. Было тогда при этом деле человек тридцать.

-Первый «конвейер» был таким: стоял человек с бутылкой, вручную накладывал пробку, вручную ее закатывал. — вспоминает Михаил Александрович. — Над отцом  тогда посмеивались .…

«Второе дыхание» ундоровская минералка приобрела когда из рук отца дело принял сын. Как говорится, продолжил стезю. И ведь как продолжил — расширил, укрепил, обновил! Сегодня водичка приносит кооператорам неплохие доходы, обеспечивает в значительной степени занятость сельского народа. Так что повсеместная эмблема с голубым фонтанчиком — как символ местного бизнеса.

Впрочем, потребительское общество «Волжанка» ныне не только водой занимается — но и сельским хозяйством, строительством, транспортом, коммуналкой, хлебопечением, торговлей – и так далее. «Далеко простирает «Волжанка» руки свои в дела человеческие…»

И занимается всем  весьма успешно. Скажем, буренки дают здесь по пять с половиной тонн молока в год, с гектара пашни берут по тридцать центнеров зерна. Налажена деревообработка, транспортные, бытовые и коммунальные услуги, торговля. Работает на предприятии около тысячи человек, зарплата для сельской местности –и это главное!- стабильна.

Короче, бизнес ведется умело и прибыльно. И тут уж заслуги и способности руководителя Михаила Горшкова не отнять.

Несколько  слов о нем. Окончил в свое время сельхозтехникум, отслужил в армии, работал в электросетях. Затем — как говорит — « примкнул к воде ». Руководит «Волжанкой» уже пятнадцать лет с лишним..

Со времен «ручного конвейера» много воды утекло — и простой, и минеральной. Сегодня «Волжанка» — современное предприятие европейского уровня, поставки из Ундор достигают аж Владивостока…Кроме минералки  производится здесь еще масса разных витаминизированных напитков на ее  основе: с черникой, шиповником, расторопшей.

Однако, как уже сказано, меня интересовали не столько производственные успехи- но и «особенности социальной ориентации» данного потребительского общества. Повторюсь: сетования по поводу равнодушия современных «денежных мешков» небезосновательны: чаще всего только о себе и пекутся наши неокапиталисты .И выяснилось, что на этом фоне Михаил Горшков- вроде белой вороны… Ибо бизнес «Волжанки» на самом деле оказался социально- ориентированным.

ФИЛОСОФИЯ ДОБРА
Убедившись собственными глазами, что все вышеперечисленные социальные заслуги предприятия не выдуманы – а реальны, я поинтересовался:

— А не жалко вам, Михаил Александрович, тех миллионов, которые вы тратите на приобретение, скажем, компьютерного класса и спортивных тренажеров для школы, на ремонты детских учреждений в селе, на помощь ветеранам и пенсионерам – и так далее. Ну, скажем, зачем  вашему бизнесу содержание лыжной базы или шефство над детским домом?

Он удивился:
-Как зачем? Нам нужны здоровые, энергичные работники? Нам нужна молодежь, которая тянулась бы не к бутылке пива — а к компьютеру? Нам нужна молодежь, которая хочет жить в современном мире? Проще: нам нужны нормальные люди?

Далее последовал  некий философский трактат на тему «Социальная обязанность бизнеса и его роль в современной жизни». Главные постулаты оного озвучиваю прямо с диктофона:

-Меньше всего я хотел бы слыть бизнесменом, который «отстегивает» от своих прибылей некую толику «для народа». Нечто вроде подачек. Подобно тому мужику, который пытался спастись от волков , бросая им то шапку, то валенки, то рукавицы. …

Я  считаю главным совершенно другое . Первое: бизнес должен проявлять свою социальную ответственность прежде всего достойно оплачивая труд  Помните, что написал в своем дневнике  основатель фирмы «Сименс? ».Он написал: «Я горжусь тем , что не присвоил ни одного пфеннига у моих работников». Этот человек был не дурак…

Второе: бизнес должен не просто помогать людям- он обязан побуждать в них инициативу, желание жить не только богаче- но и достойнее. Какая  тут разница? Громадная! Достаток — это ведь не только новая иномарка или  роскошная шуба для жены .Достаток- это потребность и возможность делать свою жизнь более цивилизованной, более достойной… Достаток — он человека организовывать должен, дисциплинировать, к здоровью и разумной жизни побуждать…

Вот завели мы в селе службу быта: ателье, салон красоты, фотосалон. И отнюдь не только с целью прибыль получать — но и народ приучать к опрятности, к самоуважению.

Мусоровоз купили…Для чего? А чтоб народ овраги наши дерьмом не заваливал. Поселковая администрация контейнеры приобрела, по улицам расставила. Небольшую плату за это берем. Но  теперь чисто в переулках!

— Привыкли полагать (особенно в последние годы) что чем глубже в провинцию – тем больше и больше человека заедает примитивизм. Заботы о хлебе насущном, саде-огороде; курах-козах и небогатой копейке как бы оттесняют на обочину бытия (а то и вовсе истребляют) то что именуется развитием личности, духовной жизнью. Люди меньше читают, реже поют- но чаще пьют, забывают о физкультуре. У нас не совсем так

Наша «Волжанка» помогает Ундорам не только вполне сносно жить — но и не впасть в то состояние, которое создатель «Капитала» обозначил резковатым термином «идиотизм деревенской жизни».

-Вот вы спросили , зачем нам нужна  лыжная база. Да затем, чтобы по выходным молодежь не слонялась по укромным углам с сигаретой и бутылкой- а резвилась на лыжне. И конноспортивная школа — для того же. И каток. И детский оздоровительный лагерь. И компьютерный класс в лицее, который мы детям подарили. Так же, как и тренажерный зал.

-Говорят, в бизнесе нельзя быть альтруистом — разоришься?

-Альтруистом — нельзя. Но осознавать свою социальную ответственность — нужно. Что и пытаемся делать. И не без задней мысли: ведь те, скажем, ребята, которые сегодня шайбу на катке гоняют — они же наши завтрашние работники. И те, что в компьютерном классе клавиши давят- тоже наш потенциал. А бизнесу нужны не больные — а здоровые люди. Так что какое уж тут у меня бескорыстие. Сплошная корысть…

Смеется.

Еще сентенция:

-Сейчас много детей обездоленных, потерянных. А кто их обездолил? Да мы, взрослые. Желаем на Европу равняться – сникерсы кушать, мобильники иметь, на иномарках кататься… А сельский житель перестал себе воспитывать смену – не думая, что под старость за ним ухаживать некому будет- и работать будет некому. Справки добывают, что деревенскому ребенку нельзя на свежем воздухе работать! И на своем-то подворье редкий ребенок уже копается. Их с малолетства мать с отцом настраивают: лишь бы куда-нибудь уехал, только не остался в селе. А мы вот организовали при ундоровском лицее большой огород, на котором дети работают. И свою столовую овощами обеспечивают. И сами денежку зарабатывают, между прочим. И торговать на рынок  ездят. А после лицея многие в сельхозакадемию  потом поступает…

И в завершение:

— Только временщики могут думать исключительно о прибылях, игнорируя повседневную жизнь тех ,кто рядом с тобой живет и работает. У меня другой взгляд…

О временщиках Горшков упомянул не зря. Есть в Ундорах еще один бизнесмен. Он владеет местными здравницами, богат и известен в московских кругах. И что делает? Ундорчане сетуют: «Детский садик при санатории ликвидировал — а у нас в муниципальном  мест нет… Дорогу к недавно приобретенному дому отдыха не ремонтирует. Зарплаты у него мизерные. В санатории питьевую галерею закрыл, соорудил там ресторан…Вот так и «хозяйствует». Земли по окрестностям скупает чохом…Человек пришлый, главная задача у него- денег настричь и уйти. Но нам-то жить на этой земле!»

Честно говоря, на этом фоне подход к Михаила Горшкова к сути «социальной составляющей бизнеса» мне очень понравился.

ЭХО ЗЕМСТВА
  По дороге из Ундор я прикидывал: к какой категории деятельных людей отнести Михаила Горшкова? И вспомнилось мне  ныне подзабытое земство…

О более чем полувековой роли земского сообщества в российской жизни сейчас мало что знают «широкие массы». Состоялось оно  по земской реформе 1864 года как форма местного самоуправления. Существовало оно на трех китах: земские повинности (финансовые и натуральные); демократизм (выборные начала); местные патриотизм (земляки обустраивали свою территорию). Суть земской деятельности заключалась не в удовлетворении лишь своих личных  целей — но и целей общественных.

Две главные особенности определяли лицо земства:

а ) — во главе угла стояли интересы местного населения;

б) — двигали и развивали этот процесс люди, которым отнюдь не безразличной была жизнь тех территорий, на которых они жили, имели земли, производства, имущество; или просто трудились — каждый на своем поприще. Скажем, учителя, священники, врачи, агрономы, землемеры, ветеринары.

Чем занималось земство? Подчеркну: исключительно хозяйственными делами (как сказано в «Положении о земствах») «для польз и нужд губернии или уезда». Энергичное и состоятельное сообщество (на выборных, подчеркну еще раз, началах) посчитало своей главной задачей обустройство тех конкретных земель (отсюда и название) к коим было причастно — своей жизнью, имуществом, проживанием. Строительство дорог и школ, налаживание медицинского и аптечного обслуживания населения. Благоустройство мест проживания, приюты для бедных и столовые для детей, внедрение новых, более эффективных способов ведения хозяйства, организация фельдшерских курсов, гимназий, учительских семинарий, сельхозвыставок, артелей кустарей, налаживание страхового дела — вот неполный перечень каждодневных земских забот, их суть.

Получалось, что социальная политика бизнесмена Михаила Горшкова как бы продолжает традиции земства. Получалось, что он и есть современный земец.

…  Много доброго сделали в свое время земцы своими стараниями, не ожидая милостей от государственных властей. И еще много бы сделали — но в 1917 году их упразднила новая власть.

Не настало ли время возрождения? Дела и философия «земца» Горшкова отвечают на этот вопрос утвердительно.

Жан Миндубаев

P.S.
И в завершение одна маленькая — но существенная деталь: Многие сегодняшние бизнесмены, имеющие бизнес в селе, предпочитают все же постоянно проживать в городах. А в селе появляться наездами. Так вот: Михаил Горшков живет с семьей в Ундорах. И, в отличие от многих обеспеченных людей, никуда отсюда вроде не торопится.