Ежов: Кадры власти — уже шаблон для сетевой критики. Кто-то завоевал симпатию, но большинство — постоянный объект для нападок. Конечно, здесь и большая доля привычного сетевого критиканства, но есть и объективные причины. Например, достаточно частая смена самой схемы управления при практически несменяемом составе самих кадров. Вопрос, насколько критика релевантна, и какие проблемы здесь видите вы?

Горячев: Я думаю, тут вопрос гораздо шире и сложнее. Проблема в том, что сказав «А», мы не можем сказать «Б». Изменив социально-экономический уклад в стране, мы боимся изменить структуру управления. Чтобы кто ни говорил, но госсобственности в стране практически не осталось, особенно в регионах, где нет крупных сырьевых компаний с государственным в них участием. А значит, государству и управлять нечем, как было в советское время со 100% госсобственностью. Роль государства в экономике должна, в основном, свестись к созданию правил игры и прогнозированию. А что у нас? Как была отраслевая структура управления экономикой в советское время, так она осталась и сегодня. Разве что госплан ликвидировали — и все. Вот тут мы и подходим к кадрам. В советское время для отраслевой структуры управления была практически неограниченная кадровая база. Как было? Вот Ульяновская область, 400 колхозов и совхозов, не менее сотни промышленных предприятий. Приходит молодой специалист, хорошо работает – станет директором. Стал директором – пошёл дальше на партийную или хозяйственную работу, в райисполком. И сразу попадает в кадровый резерв. Орг.отделы в обкомах и райкомах были приоритетными. В результате у первого лица района или области был огромный список кадров, которые он мог набирать не из родственных и дружеских связей, а по профпригодности. Это было время кадрового «ожирения». В результате система работала. Случайных людей на высоких постах почти не было. И, вспомним, какого масштаба были люди. А что сегодня? Экономику поменяли, госсобственность практически ликвидировали. Как сегодня создать в областной администрации кадровый резерв? Где ты эти кадры будешь брать? Кого нам сейчас назовёт самый «крутой» и громкий критик кадровой политики губернатора? Ведь если все плохие, так предложи взамен. А назовёт он нам своего приятеля или родственника. Нет сегодня другого варианта для потерявшей свою актуальность отраслевой структуры управления экономикой. И еще, насчет черпания кадров из бизнеса. Вернемся к советскому времени. Пришёл директор совхоза на район, он про свой совхоз забыл, ему теперь район двигать нужно, от этого зависит его дальнейшая карьера, а значит и благополучие. А человек из бизнеса о своём бизнесе никогда не забудет, именно поэтому и нельзя его оттуда во власть брать. Так коррупция и растёт. Может, повезёт, конечно, если занесёт в какую-то муниципалку толковую девчонку или паренька, будет там она или он расти и когда-нибудь дорастёт… Но это ещё и повезти должно. Плюс: придёт новый губернатор или мэр и всех, в том числе и толковых, сметёт под корень, а на их место посадит свою команду. Поэтому критиковать можно сколько угодно, но пока мы саму систему управления в стране не изменим – ничего у нас не изменится. В этом отношении мне нравится модель Морозова с проектными офисами. Мало кто видит и понимает, но это и есть робкая, но попытка перестроить саму модель.

Ежов: Тема —  отдельный и серьезный разговор. И хорошо, что вы его подняли — что-то не помню даже попыток посмотреть на вечно проблемную тему кадров стратегически. Однако, вы обещали в конце года дать видение существующей в Ульяновской области структуры управления и ее кадрового наполнения по конкретным персоналиям.

Горячев: Давай попробуем, хотя это дело неблагодарное. По структуре. Во-первых – правительство не нужно, оно только утяжеляет вертикаль власти. Все мы понимаем, зачем оно создавалось: структура и ее глава должны были сыграть роль своеобразного буфера между первым лицом и критикой. Но даже с такой простой ролью оно не справилось. Люди как смотрели, так смотрят только на губернатора. Во-вторых, нужен один первый заместитель, не два и не три, потому что первый – это первый, а не второй и не третий. И четыре заместителя губернатора: зам. по социальному блоку; заместитель, курирующий реальный сектор экономики; зам. по внутренней политике и зам. по инновациям (инвестициям и всему сопряженному блоку «новой экономики»). Этот зам – это ключ к проблеме, которую мы обозначили в начале разговора. Плюс он – куратор различных, в т.ч. инвестиционных, проектов. Вот примерная структура администрации. В таком варианте она бы и сэкономила приличные средства. В принципе, министерства вполне можно было бы заменить на управления.

Ежов: Олег Юрьевич, и все же к персоналиям, хотя бы по основным должностям.

Горячев: Здесь, отмечу и вот что. Новый срок Путина предполагает серьезную перезагрузку, об этом говорят все хоть сколько-то серьезные аналитики. И первые ветры уже дуют. Процесс будет масштабирован и на нас, это привычно, и это правила игры. Первых лиц нужно сократить, омолодить и гендерно упорядочить. Далее сугубо мое видение, исходящее как из сказанного выше, так и из знания имеющихся кадров. Первым замом я бы рассмотрел Озернова А.В.: молодой, вместе с губернатором отработал уже не один год, знает команду, не имеет политических амбиций, вполне способен взять на себя и кадровый функционал. По социальному блоку — А.А. Баранов: постоянно вызывающий вопросы, но очень вдумчивый и системный человек, кроме того социалке нужна мужская рука. Место и масштаб Убы Е.В. — все же министерство образования. По другим профильным министрам социального блока: Абдуллов Р.А. и Лазарев В.Н., я думаю, вполне на своих местах. Первый — отличный организатор, второй — пришел вынужденно, но сфера «показала зубы» и компромисс здесь – отличное губернаторское решение. Министерство молодёжи – я их сейчас никого не знаю, но его должен возглавить какой-то молодой и креативный, для которого молодёжь — это не то, что швлпшники станцевали.

Ежов: Я бы, и вообще, подошёл смелее, ничего страшного в том, чтобы задать их периодическую сменяемость. Тут ключевое молодёжное слово – «движуха». Пришли, реализовали инициативу, пошли дальше. Тем более, что бюджетов в сфере нет — и главную роль играет именно координация инициатив, именно информационка, «фан». Способность увидеть, административно поддержать и грамотно распространить весь массив  различной молодежной активности из самых разных сфер. Неделю назад выступал перед ребятами в «Точке кипения» — увидел, что проблемы все те же. Движение тусовки актива есть, но отсутствует связь с массами в обеих направлениях. Я бы оставил там Солнцеву куратором, но как с консулами в древнем Риме — давал «рулить» (скажем, каждые полгода) тем, кто себя уже проявил как орговик. Тому же Паше Андрееву, для начала. Терять в этой сфере нечего точно. Жаль, что и желания двигаться там не видно — бесплатно предложил весь (в том числе соцсетевой) ресурс, на словах интересно, двигаться никто не хочет. Уютнее в мире, в котором все свои, тусовки-командировки.

Горячев: Пожалуй. Повторюсь — очень далек от этих сфер, поэтому вернусь к тому, что ближе. Реальная экономика — вполне место Смекалина А.А. В отрасли сельского хозяйства давно пора оставить все эти игры с менеджерами, которые не имеют никакого сельскохозяйственного образования. Всё-таки это та отрасль, где сохранилась серьезная роль государства. На село всегда брали людей из районов. И там есть ещё кадровый резерв. Я бы посмотрел на Чубарова В.Б. из Карсуна. В министерстве промышленности можно пойти 2-мя путями: либо «старый» и опытный Тюрин А.С., либо молодой Вавилин Д.А. Блок экономического развития, в которое войдут министерства экономики, финансов и система проектных офисов губернатора, по решению конкретных вопросов. Здесь, конечно, скажут – опять самарцы, — но я бы порекомендовал Богданова Д.Ю. , тем более что и в Тольятти он занимался тем же самым, и себя показал, молодой и не выпячивающий себя парень. На зама по внутренней политике оставим Никитенко О.В., она хоть и бабушка, но молодая, и при всех её недостатках накануне выборов таких замов не меняют. Тем более нет у нас уже дорониных с большаковыми и найти сейчас человека, который эту должность потянет невозможно.

Ежов: Вклинюсь. В качестве управленческих подходов, о которых мы говорили в начале, есть еще такое модное слово «аутсорсинг», и вот во внутренней политике у нас эта модель, только и работает. На момент выборов к нам уже второй десяток лет приезжают самарские политтехнологи, известный Лев Павлючков. Конечно, приезжают сугубо заработать, но выборы шатко-валко, но пока делают.

Горячев: Пожалуй, но здесь отмечу: в область вернулся Травкин Д.В., человек с большим опытом. Общая позиция досужих комментаторов: власть – зло, а мы – добро. Но говорить и судить легко, можно что угодно. На деле — реальная жизнь, со своими сложностями, которые видны только с места принятия ответственных решений. Фамилии, которые мы озвучили, – это люди, выросшие в системе и наработавшие реальные компетенции ежедневной работой.