В четверг на входных группах офисного центра на улице Гончарова были замечены рабочие. Мы обрадовались было, что идет демонтаж, однако оказалось, что их всего лишь подкрашивают и убирают рекламу. Однако для нас это стало поводом задать вопрос – как подобные пристрои к историческому зданию бывшей Симбирской Семинарии (подробнее – в рассказе Brandergofer) оказались в свое время узаконенными. Ведь, казалось бы, видим баталии и по более мелким вопросам. И обнаружился целый “детектив”.

Как нам сначала пояснил руководитель Управления государственной охраны объектов культурного наследия Ульяновской области Шарпудин Хаутиев, эти объекты были согласованы несколько лет назад, через суд удалось  убрать с них рекламу, но на этом все:
“Эти навесы в свое время были согласованы Дирекцией музея-заповедника и администрацией района. Документы эти я видел. Раньше на них было много рекламы. Поскольку уже имелось согласование, в суде мы выиграли только право убрать рекламу. Предприниматели привели в соответствие те безобразные вывески, которые у них были на навесах. В том числе они демонтировали динамики. Мы предложили предпринимателям (там более 15 собственников) в добровольном порядке решить вопрос, чтобы они сделали вывески в едином стиле. Сейчас этот вопрос находится на рассмотрении. То есть сами входные группы мы убрать не можем, но постараемся привести их в порядок”.

Директор музея-заповедника Ирина Котова рассказала, что до 2004 года функцию охраны памятников культурного наследия выполнял музей-заповедник Родины Ленина, потом этим вопросом начал заниматься специальный комитет. Однако никаких архивных документов о согласовании этих объектов не было найдено:
“У нас сохранился очень большой архив. Однако ни одного заседания комиссии, ни одного протокола на тему этих навесов в наших архивах нет. А “согласование” заповедника, скорее всего, носило рекомендательный характер. Года 4 назад к нам обращался Гринберг, чтобы найти концы этого вопроса, потому что Александр Николаевич Зубов на тот момент уже умер, спросить было не у кого. Мы в архивах ни одного согласовательного документа не нашли. А тогда мы этим очень сильно занимались. Когда Гринберг судился, у него тоже не было ни одного документа, просто на словах ему кто-то передал, что Александр Николаевич якобы согласовал эти навесы. Но это только на словах. Я бы сама хотела увидеть хоть один документ”.

В режиме “последнего шанса”, мы запросили документы и в администрации города. С прошлой недели ждем ответа. Однако, если разрешительных документов не найдут, то они — навесы окажутся вне закона.

PS. Отдельный вопрос – по  пристроям входов в расположенные в подвалах заведения общепита. Это на вторую часть.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.