Д.Ежов: Олег Юрьевич, прошла президентская кампания, и я удивляюсь, насколько уже никому ничего не интересно: не было даже минимальных попыток анализа, аналитики, какого-то подведения итогов. Мы много говорим о местной политике, «для затравки» задам вопрос хотя бы сейчас: была ли у нас какая-то специфика и как Вы оцениваете итоги?

О. Горячев: Итоги всё те же, что мы и прогнозировали в прошлом интервью: что ни у Морозова, ни у власти не будет никаких проблем, главная задача была не навредить. Наблюдая со стороны, было видно, что единственной проблемой власти была явка, впрочем, как и по всей стране. Рейтинг Путина действителен, и этот феномен – предмет отдельного обсуждения, и, скорее всего, не здесь и не нами. Феномен царя – виноваты все, но не царь. Я, честно говоря, поменьше ожидал по явке. Нужно отдать власти должное — усилия были приложены серьёзные. Это была огромная работа, в том числе и работа со списками избирателей. Причём тактика работы по явке была, как я понимаю, разработана в Москве. Т.е. это уже совсем не тот примитив формата «начальник на работе заставил». На эти выборы подобный ярлык уже нельзя вешать, потому что были разработаны другие механизмы воздействия. По проценту за Путина меня даже не столько Ульяновск удивил, сколько крупные города по стране. А по Ульяновску всё прошло без сюрпризов и, думаю, без фальсификаций. Ну и цирк на центральных телеканалах, который назвали теледебатами, процентов 5-10 Путину добавил. Я со многими разговаривал и мне отвечали: «Ну а за кого ещё-то?». Все свои задачи выполнили, всё нормально. Намного серьёзнее будет следующая кампания, выборы в ЗСО.  Здесь для власти двоякая ситуация. С одной стороны, при существующей системе выборов, максимум, на что могут рассчитывать все оппоненты вместе взятые – это 3-4 депутатских мандата, т.к. партия власти выиграет все одномандатные округа (Кругликова и Куринного у КПРФ в округах не будет, а за бандитов люди точно голосовать не будут) и заберет подавляющее большинство мандатов по спискам. С другой стороны, в силу имеющихся протестных настроений, может относительно большой процент по спискам набрать КПРФ. Причем во многом это будут не сторонники КПРФ, а противники «Единой России». А поскольку других критиков власти в регионе сегодня попросту нет, то и проголосуют многие за КПРФ. Это не даст им больше 2-3 мандатов, но для власти это создаст определенные проблемы в глазах Москвы. Тем более что многое будет зависеть от того, что произойдёт 7 мая, после инаугурации президента, какой будет расклад в Москве, какую экономическую политику выберет президент.

Д.Ежов: То есть федералы могут принять непопулярные решения, которые могут ударить именно по работе партии власти на местных выборах, причём очень сильно.

О.Горячев: Именно – положение дел в Москве очень сильно отразится в регионах уже в этом году, а на следующий год будет ещё тяжелее. Будет ли начата пенсионная реформа? Какие будут налоговые реформы, а будут ли они направлены на богатых  или обрушатся или на все население России. Тут уже на царя не спишешь, придётся отвечать «Единой России» и местной власти, другими словами – губернатору. Ещё по Москве – держим в уме новое правительство, неважно, будет ли новый премьер или старый, но большие изменения в правительстве будут, а, значит, будут выдёргивать губернаторов из регионов. Заберут Морозова или нет? При активности Морозова с ним – одни выборы, без него – совсем другие. Это вот всё та часть, которая от нас не зависит. А теперь о той, которая зависит. По области: «Единая Россия» в тяжелейшей ситуации, понятно, что они будут сушить явку, приводить людей и т.д. И вот здесь оппозиция может поактивничать. Тактика ЛДПР понятна.  А как себя коммунисты поведут – интересно. Сегодняшняя тактика ребят из 90-х, захвативших КПРФ, понятна: они расшатывают ситуацию в области. Они ловят точечный момент, какой-нибудь пионер-парк или строительство гостиницы, и бузят, раскачивают ситуацию. Кругликов такими делами никогда не занимался, он вёл идеологическую борьбу с партией власти. Новая же тактика уже показала себя в Димитровграде, поймали момент — закрытие  ДААЗ —  тут же начали искать следующую проблему; нашли в Тереньге – строительство цементного завода, идеология им уже не нужна. Пенсионная реформа может быть очередным козырем даже не Куринного, который сейчас Москвой занят, а ребят из 90-х, тормозов у которых нет, и они очень здорово здесь могут раскачать. Такая «грязная игра» — сильный инструмент, но у него есть побочный эффект. Если на Кругликова вообще ничего власти нельзя было накопать, то на сегодняшних список будет обильный. Нужно просто посмотреть, кто сегодня в КПРФ, и если всех их, со всеми их делами озвучить, то КПРФ на выборах просто не будет. Но со стороны власти полная тишина, хотя ребятки её бьют жестоко, в том числе бьют и по губернатору. Если мы когда-то бились с Шамановым, то это была обоюдоострая борьба, очень жёсткая, по всем фронтам, всеми средствами, нам тоже доставалось по полной. Сейчас такой борьбы нет вообще. Поэтому здесь интересно, появится ли к выборам партия, которая сможет народный протест саккумулировать, отняв его у КПРФ. Я думаю, что, например, избрание Сычёва в «Справедливую Россию» — это что-то из этой оперы. «Справедливая Россия» с его приходом может получиться «Справедливой Россией» времён Доронина. На федеральном уровне эта партия госдумовская, и она получит те же возможности, что и КПРФ. Поэтому думаю, что избрание Сычёва может дать что-то интересное в выборной кампании. Правда, если он возглавит не только партию, но и список, то это заведомый проигрыш. Но если грамотно проработают состав, списки, проведут жесткую антивластную кампанию, то могут быть неожиданности, в первую очередь для ребят из КПРФ.

Д. Ежов: Всё же я бы пооппонировал: Сычёв — матёрый технолог и организатор, но пока я совершенно не вижу здесь ресурсного обеспечения кампании. Деньги, наверняка, какие-то заложены, но по кадрам я даже не представляю, кого они могут сделать тройкой лиц. Да и сама кампания… создаётся она конечно быстро и мобильно, но сейчас это выжженная пустыня. Как-то качнуть отдельного человека ещё можно, но целую партию, которой давно нет, у которой ничтожный результат исторически в Ульяновской области – сомневаюсь. Для меня главная интрига этих выборов – все же работа «Единой России». Пока я этой работы вообще не вижу: дежурные галочки, все работают только на себя, минимальной кампании по реальной повестке никто даже не пытается вести (что, правда, вполне привычно). То есть отрабатывают московский шаблон для московской галочки. Как медиа я чётко говорю – ничего нет, нет спикеров от партии, нет реальных проблем, о которых говорит партия. Всё наоборот: все проблемы, все спикеры прячутся, всем страшно, все от «борьбы» отвыкли. Блеснул, было, новый заезжий технолог, говорили, что будет работать на предстоящую кампанию, но ничего по-прежнему нет. Сейчас уже май почти, понятно, что все ждут первых решений президента, но остаётся-то всего лишь лето.

О. Горячев: По большому счёту я говорю о том же самом. По Сычёву: я вижу только один плюс – он действительно политтехнолог. Если он поставлен для того, чтобы провести кампанию, а не избраться самому, то возможны варианты. Если же хочет реализовать амбиции, то я согласен с тобой. «Единая Россия» сама уже сделать ничего не сможет, она уже столько наделала, что вон навальные повылезали. Ей нужно работать чужими руками. Их работа сегодня – это административный ресурс: поменьше «левого» народа у урн, побольше «наших». У них противник только один – протестный электорат, который может саккумулировать КПРФ. Что им делать? Создать альтернативу. По минусам «Справедливой России» я согласен, но вариантов других нет. А вот насколько всё удачно пойдёт, уже зависит от того, о чем ты говоришь: будут ли ресурсы, будут ли спикеры, или же весь проект под Сычёва. Поэтому если «Справедливой России» дадут административный ресурс, дадут серьёзно в районах поработать, дадут серьёзных людей, будет совсем другая картина.

PS. Уже после интервью по городу появились первые растяжки «Справедливой России»