Таково кредо молодого ульяновского художника Павла Клементьева.
Он успешно работает как книжный иллюстратор, занимается дизайном, сценографией, живописью и графикой, является победителем и финалистом всероссийских и международных конкурсов. Его работы экспонировались на Межрегиональной выставке «Большая Волга» и Всероссийской выставке «Молодость России». Павла как перспективного молодого мастера приняли в Союз художников России и Международную ассоциацию изобразительных искусств «АИАП ЮНЕСКО».

Наш корреспондент задала ему несколько вопросов.

— Павел, в Ваших работах много детской непосредственности, сказочности. Вы остались ребенком?

— Да, в творчестве я ребенок. Лучшие произведения появляются именно тогда, когда я «играю»: словно бы перекладываю кубики, смешиваю их, что-то соединяю, что-то выбрасываю.

Это интересный, забавный процесс…

— Как и когда Вы открыли в себе художника? И почему этот свой дар Вы решили обратить в профессию?

— Не знаю, можно ли верить в судьбу?.. На самом деле, таким я был с самого своего начала, и продолжаю таковым оставаться. Я родился в рабочем поселке Ишеевка, где не было художественной школы. Мне нравилось рисовать. После окончания 9 класса моя учительница по изобразительному искусству сказала: «Почему бы тебе не поступить в училище культуры?». И я последовал ее совету. Следующим этапом стал УлГУ. Там я почувствовал внутреннюю свободу, а это важно для художника, и начал заниматься творчеством. Начинал с живописи, писал в основном натюрморты, потом — пейзажи и портреты. А на третьем курсе мне предложил проиллюстрировать свою книгу преподаватель нашего университета, филолог Александр Иванович Фефилов. Я сделал рисунки к четырем его научно-популярным книгам. Было еще несколько небольших заказов. А первым крупным проектом стали иллюстрации к книге стихов для детей «Ура, детвора!» Сергея Борисовича Жданова, директора Ульяновского художественного музея. Он посвятил ее своим детям, и они там главные герои. Издание получило на областной выставке-конкурсе «Симбирская книга» приз за лучшее оформление. Недавний мой проект — иллюстрации к «Мордовским сказкам» для издательства «БХВ-Петербург», выпускающего серию «Сказки народов России». Следующая моя книжка в этом издательстве, над которой работаю, — «Коми-пермяцкие сказки».

— В своем творчестве Вы трансформируете изображения. А как относитесь к реализму?

— Я к нему не отношусь. А так, мое убеждение: все, что может быть, — должно быть. Есть люди, которые любят реализм, и им нравится в нем находиться, и это нормально. А есть те, кто любит «страшный» авангардизм, и это — тоже круто!

— Художник должен меняться? Или нужно эксплуатировать стиль, который кажется удачно найденным?

— Художник никому ничего не должен. Есть один известный афоризм: если вам кажется, что нужно что-то менять в жизни, то вам не кажется!

— Как, из чего рождаются образы?

— Из жизни! И я сам не всегда это понимаю. Например, когда рисовал для «Ура, детвора!» маму детей-героев этой книги, то не сразу понял, что изобразил свою собственную мать.

— У Вас есть серия работ «Гой еси», посвященная мифологии славян. Почему возник интерес к этой теме? И что Вы хотите донести до зрителя?

— Я не морализатор, не стремлюсь к чему-либо призывать. Но стараюсь показать красоту древнего славянского мира. В принципе, мы с детства с этой темой неосознанно сталкиваемся: водим хороводы, играем в игры. Нам кажется, что ничего необычного в них нет, однако там заключена философия наших предков. Многие не понимают и не ценят все это, считают, что наша культура ущербна и изучают, например, искусство Таиланда. Им кажется, что это так необычно. Но у нас не менее богатое наследие, хотя многое забыто, утеряно. Если ты захотел углубиться в славянскую тему, то приходится по крупицам выискивать информацию. Не могу сказать, что выполняю научный труд, потому что мои работы — чистая фантазия. Я не наполняю образы тем смыслом, что наделяли их древние славяне, а пытаюсь понять их мировоззрение. Они видели мир таким, где все имеет свою душу. Например, присаживаясь на траву, они считали, что садятся на колени матушки-земли.

— Мне показалась, что Вам ближе образы, олицетворяющие славянских богинь, нежели богов…

— Ответ прост. Во-первых, девушки лучше воспринимаются зрителем. На них приятнее смотреть. Во-вторых, лично у

меня Природа ассоциируется с образом девушки. Хотя славяне воспринимали ее по-разному. Например, Зима у них была старухой. Тем не менее у меня есть работа «Зима», и она у меня — девушка. Серия «девочек» — так я называю своих героинь — еще не закончена. Я пытался ее завершить, но каждый раз возникали новые идеи, которые хотелось осуществить.

— У Вас еще есть серия с деревенскими домиками. В обычной жизни они неказисты, банальны, а у Вас на рисунках — таят в себе очарование. Что происходит в душе художника в момент творчества, как он трансформирует обыденное в необычное?

— Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что эти домика изначально имеют для меня очарование.

— Может, это просто любовь к родному месту?

— Знаете, есть такая мысль, которая мне по душе: нельзя любить определенное место или определенного человека, нужно быть просто наполненным любовью. Любовь к чему-то определенному быстро уходит, а если ты сам являешься воплощением любви, то можешь принять все недостатки объекта или взглянуть на них по-новому. Это и есть настоящая любовь.

— Вы работаете в драмтеатре?

— Уволился недавно. Оформил там два спектакля молодого актера и режиссера Александра Лебедева. Создал для театра фирменный стиль 230-го, юбилейного сезона. Дальше стало не интересно, потому что все уже шло по накатанной колее. Вообще, я дизайнер по образованию, параллельно занимался дизайнерскими проектами. Теперь буду работать дизайнером в фонде «Ульяновск — культурная столица».

— Молодому художнику не кажется анахронизмом такая организация, как Союз художников России?

— Я в него вступил. Там есть свои плюсы: предоставляются мастерские, выставочные площади. Мне нравится, что ушло такое отношение к молодым, когда во времена СССР их с трудом пускали в Союз художников. Тогда была жесткая конкуренция. Но у этого творческого объединения есть и минусы, говорить о которых здесь не слишком уместно.

— Не кажутся тесными рамки нашего города? Не хотелось уехать в Москву или Питер, где больше возможностей?

— На иллюстрации цены везде одинаковы. Их я могу рисовать и в Ульяновске. Если заниматься здесь живописью, то покупателей найти трудно. Если рисовать портреты на заказ по фотографиям, чем занимаются некоторые мои однокурсники, — это не мое, для меня это как матрешек раскрашивать. Зачем? Ради денег? Не стоит! Знаете, нас с детства учат, что работа должна быть тяжелой, что кусок хлеба нужно добывать в поте лица. Но никто не учит, что работа должна приносить удовольствие, радость.

— У Вас так получается?

— По-разному. Бывает, что работа — удовольствие, а бывает — тяжкий труд. Это зависит от твоего внутреннего состояния. Если относиться легко и говорить себе, что это просто игра, не считать, сколько тебе заплатят, а думать, что твое произведение, которое тебе нравится, будет висеть у тебя дома над диваном, то все классно! То есть нужно делать как будто бы для себя и радоваться, что у тебя есть такая возможность.

Беседовала Ирина Морозова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.