Василий Залесский, фото из архива Илья Дербилова

ЗАДАЧА – СДЕЛАТЬ УЛЬЯНОВСКИЙ СИМФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТРОМ ЭКСТРА-КЛАССА.

Известный в России и за рубежом дирижер Илья Дербилов работал с различными творческими коллективами высочайшего класса. Будучи хормейстером Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга, он гастролировал в США, Германии, Франции, Голландии, Испании, Люксембурге, Бельгии, Греции, Белоруссии, Украине. Дирижировал оркестром театра оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории. В 2007 году он выиграл конкурс на должность художественного руководителя и главного дирижера Дальневосточного академического симфонического оркестра, который возглавлял в течение пяти лет. В 2012 году вернулся в капеллу Санкт-Петербурга в качестве второго дирижера хора и симфонического оркестра. И вот в августе стал художественным руководителем Ульяновского государственного симфонического оркестра «Губернаторский». Накануне открытия нового концертного сезона Илья Николаевич поделился с нами своими творческими планами, а также взглядами на искусство, жизнь и творчество.

НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ!

– Илья Николаевич, на недавней пресс-конференции вы сказали, что Ульяновский оркестр имеет все шансы войти в число ведущих оркестров страны. Однако ваш предшественник на посту художественного руководителя говорил, что он уже является ведущим…

– Какого-то официального табеля о рангах среди симфонических оркестров сейчас нет. Подобная система была в СССР, но впоследствии она была постепенно утрачена. Были оркестры первой, второй, третьей категории, были и внекатегорийные… Оркестров, именуемых академическими, по всей стране было не более тридцати. К ним предъявлялись определенные требования: в составе не менее ста музыкантов, определенный процент тех, кто имеет звание народного или заслуженного артиста, большинство должно было иметь консерваторское образование. После распада СССР каждый регион начал решать самостоятельно, какой симфонический оркестр ему нужен. А всяческие категории перестали существовать. Последние лет десять этот рейтинг оркестров постепенно восстанавливается. Началось с Екатеринбурга, где очень сильная филармония, и ее директор стоял у
истоков создания Союза концертных организаций России, в который входят крупнейшие филармонии и большие симфонические оркестры. Кстати, выяснилось, что некоторые оркестры, где всего-то сорок музыкантов, продолжают именоваться симфоническими. А ведь далеко не всякую симфонию в принципе возможно исполнить таким составом.

– Но мастерство музыкантов не всегда зависит от наличия каких-либо регалий и документов об образовании. Все-таки по уровню таланта и мастерства Ульяновский оркестр достоин войти в состав ведущих?..

– В России есть несколько симфонических оркестров экстра-класса, где собраны лучшие музыканты страны. Колоссальнейший подъем сейчас переживает Казанский оркестр, постоянно гастролирует в столичных городах и за рубежом. Одним из мощнейших является Екатеринбургский оркестр, на высочайшем уровне находится коллектив из Новосибирска. Если не говорить о Москве и Санкт-Петербурге, именно эти три оркестра можно считать лучшими в стране. К ним приближается Омский и Красноярский. Так что пока в областных центрах России всего пять оркестров такого уровня. И цель – сделать так, чтобы Ульяновский оркестр вошел в их число. Решение этого вопроса связано даже не с материальным обеспечением – зарплаты у музыкантов и сейчас довольно высокие. Есть пожелания по обновлению музыкальных инструментов, а это очень дорогое удовольствие. Например, хороший фагот стоит как не самый дешевый автомобиль. Это только считается, что музыкальный инструмент – вещь на века. Они тоже имеют определенный срок годности. Это скрипки – чем старше, тем лучше, а на духовых и клапаны изнашиваются, и пружины устают. Для духового инструмента срок службы – примерно десять лет. И обновление требует затрат в несколько десятков миллионов рублей. Ульяновский оркестр, безусловно, один из ведущих, но для вхождения в клуб оркестров экстра-класса нам еще придется поработать.

ГЛАВНОЕ – ТВОРЧЕСКАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

– Вы работали со многими коллективами. Что для вас стало главным мотивом для согласия возглавить ульяновский оркестр? Сам оркестр вам кажется перспективным, возможность реализовать какие-то новые проекты или что-то еще?

– Все вместе. Я на протяжение пяти лет работал на Дальнем Востоке, и для меня это было довольно успешное время. Главное – я там был самостоятелен с творческой точки зрения, что очень важно для любого художника. Впоследствии, а в государственной академической капелле Санкт-Петербурга я работал с потрясающим коллективом, приобрел массу бесценного опыта. Но руководитель капеллы Владислав Александрович Чернушенко – мой учитель, он для меня – высочайший авторитет, и той самостоятельности, которая так важна, у меня по большому счету не было. Он и сам не раз мне говорил, что нужно вновь становиться самостоятельным. Кроме этого, сейчас и в оркестре, и в Ленинском мемориале идет серьезное движение вперед. Сейчас в Ульяновск приглашают молодых талантливых исполнителей, многие из которых окончили Московскую государственную консерваторию. А такое может позволить себе далеко не всякий оркестр. И великое благо, что сохранились музыканты, которые стояли у истоков оркестра. Этот баланс молодости и опыта в коллективе очень хорошо соблюден. В Ленинском мемориале потрясающий зал. Он не самый простой с точки зрения акустики, но большая сцена позволяет осуществлять крупные проекты. И с директором, Лидией Геннадьевной Лариной, у нас возникло полное взаимопонимание, для нее тоже очень важно, чтобы оркестр двигался вперед.

– И каковы перспективы? Например, с гастрольными поездками…

– Нам удалось заинтересовать своим творчеством Московскую филармонию, наладить с ней сотрудничество. Они выделяют средства на наши гастроли по стране. Сейчас выходим на серьезных партнеров по организации гастролей за рубеж. В принципе, сейчас можно купить выступление в любом самом престижном концертном зале мира, что потом заявлять о себе, что коллектив выступал, например, в Берлинской филармонии или Венской опере! И не важно, что в зале было не больше пяти слушателей. Так что само по себе выступление в лучших залах мира не является свидетельством того, что оркестр завоевал заслуженное признание. Для нас очень важно поднять уровень нашего оркестра настолько, чтобы менеджеры лучших европейских, американских и азиатских концертных залов считали за честь нас пригласить.

РАЗВИВАТЬ ИНТЕЛЛЕКТ И ВОСПИТЫВАТЬ ЧУВСТВА

– Очень часто имя артисту, популярность фильму делает исключительно так называемая раскрутка. Наша эстрада полна всяких субъектов, поющих под фанеру, поскольку иначе не умеют… Реклама, кстати, рассчитана на очень недалекую публику, но она работает, потому что фильмы смотрят, а попсу слушают… С другой стороны, примерно такими же методами раскручивали несколько проектов Третьяковской галереи – ту же выставку из собраний Музея Ватикана… И там было не протолкнуться. А не бывает так, что человек идет на концерт классической музыки не потому, что ему она ему действительно нравится, а потому что это модно и все туда идут?

– Даже если такое происходит, то это очень хорошо. Есть, например, в стране такой бренд – Мариинский театр, который нередко посещает Президент России, общается с Валерием Абисаловичем Гергиевым… И многие, кто приезжает в Санкт-Петербург, считают посещение Мариинского театра обязательным пунктом своей программы. Как, например, посещение Большого театра в Москве. Публику нужно воспитывать. На Западе симфоническое искусство рассматривается как элитарное. И для элиты интерес к симфонической музыке является признаком статуса. И многие понимают, что симфоническая музыка имеет целительные свойства не только для души, но и благотворно влияет на физическое здоровье.

– Вы хотите сказать, что музыка обладает целительными свойствами?

– За рубежом даже в родильных домах, в отделениях для новорожденных звучит тихая музыка. В Японии классическая музыка звучит фоном повсеместно, вплоть до общественных туалетов – Моцарт, Гайдн… И музыка становится частью жизни человека, его окружающей среды. Когда мы говорим о том, что слушателя нужно воспитывать, нужно учитывать, что есть множество занимательных форм. В наших силах развивать человеческий интеллект и воспитывать чувства.

– Но сейчас, скорее, правилом, чем исключением стал другой подход – книгоиздатели, кинопродюсеры, я уж не говорю о представителях шоу-бизнеса, стараются угадать вкус среднестатистического потребителя, сколь бы примитивным он ни был. О каком-либо воспитании и речи нет. Нет ли подобных тенденций в классической музыке?

– К сожалению, есть. Я не имею в виду Ульяновск, но к концертам симфонической музыки нередко возникает отношение как к некому продукту, который нужно продать. Но когда начинаешь задумываться о том, что нужно слушателю, как сделать так, чтобы он пришел, надо искать довольно тонкую грань, которая позволяет не скатиться в какую-нибудь пошлятину. Начинаешь придумывать какие-то интересные формы, которые позволяют не только привлечь публику, но и создать условия для роста коллектива. С моей точки зрения, симфонический оркестр должен уметь играть все. В программах оркестра должна быть и музыка для детей, и популярная музыка, и, конечно, серьезные симфонические произведения, которых должно быть уж никак не менее половины репертуара.

– Конечно, среди популярной музыки есть действительно хорошая…

– Да-да-да! В тех же голливудских фильмах есть музыка, написанная выдающимися композиторами, сыгранная потрясающими оркестрами, имеющая большую художественную ценность. И эту музыку слушатель знает лучше, чем симфонии Брамса или Чайковского. И для слушателей, особенно юного возраста, необходимо предоставить возможность слушать то, что и более близко и понятно, а уже потом переходить к более серьезной музыке.

– Что принципиально изменится для нашего оркестра с вашим приходом?

– Мировая практика такова: дирижера оркестра не назначает кто-то свыше, а оркестр приглашает дирижера. И когда речь заходит о новых проектах, на первый план выходит именно личность дирижера – сначала его приглашают на исполнение конкретных программ и смотрят, насколько им интересно с ним работать. Вскоре нам предстоит большая гастрольная программа, и те, кто нас приглашает, доверяют мне как специалисту. Впереди у нас яркий и насыщенный сезон, я очень надеюсь, что залы всегда будут полными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.