На странице группы не раз печатались заметки архитектора и краеведа Валентина Николаевича Филимонова. Об архитектуре и архитекторах Симбирска-Ульяновска, о меняющемся облике города и проблеме сохранения исторических зданий, об истории бульвара на улице Гончарова… Его интереснейшие статьи – неисчерпаемый кладезь сведений об истории архитектуры города и повод для серьезных раздумий. Так получилось, что в предыдущие публикации попало очень немногое из рассказов Валентина Николаевича о своих собственных работах. Сегодня, в годовщину со дня рождения архитектора, хотелось бы отчасти заполнить этот пробел. Конечно, в помещенных ниже заметках говорится лишь о некоторых его проектах. Но ведь это, будем надеяться, не последний материал о талантливом архитекторе. А еще – увлеченном исследователе, художнике и просто хорошем человеке. Рассказы Валентина Николаевича дополняет статья о нем и институте «Ульяновскгражданпроект» того времени в областной газете 1970 года.

Справка:
В.Н.Филимонов родился 12 июня 1935 года в дер. Мячево Карельской АССР. Рано осиротел, рос в Петрозаводске у тетки. Увлекся рисованием, занимался в кружке Дворца пионеров. Окончил Карельский архитектурно-строительный техникум, потом престижный Московский архитектурный институт.
В Ульяновск Валентин Филимонов приехал по распределению в 1961 году вместе с Серафимом Николаевичем Титовым. Вскоре был объявлен конкурс на проект реконструкции центральной части Ульяновска к 1970 году. С.Титов, В.Филимонов и приехавшие позже выпускники МАРХИ Л.Нецветаев и А.Полякова с головой ушли в эту работу. На закрытый Всесоюзный конкурс маленький коллектив ульяновских архитекторов представил сразу три проекта и разделил призовое место с гигантом «Моспроект-2». Многое из предложенного ими вошло в окончательный план реконструкции.

Из самых значительных проектов В.Н.Филимонова. Реконструкция проспекта Нариманова, жилые массивы на улицах К.Либкнехта, Орлова, углу Локомотивной и Инзенской. Переделка проекта строящегося кинотеатра «Рассвет» и площади перед ним, интерьеры магазинов на улице Гончарова, ресторана «Волга», кафетерия «Чайка». Дом художника, пристрой к Дому офицеров, «Зигзаг удачи» на улице К.Либкнехта, здание и трибуны ипподрома, санаторий имени Ленина в Ундорах и многое другое. Ряд проектов не был реализован: гостиница «Интурист» на улице Гончарова, музей А.А.Пластова в Прислонихе и др. Почетный архитектор России. Возглавлял областную организацию Союза архитекторов.
В.Н.Филимонов – автор трех книг, множества статей по архитектурному краеведению и вопросам строительства в Ульяновске. Принимал участие в создании музея «Архитектура и градостроительство Симбирска-Ульяновска».

Скончался 18 июня 2015 года в Ульяновске.

***

ПЕРВЫЙ ПРОЕКТ

Первый свой проект я запомнил хорошо. Это был продуктовый магазин с кафетерием на углу улиц Гончарова и К.Маркса (к 100-летию Ленина я его переделал в магазин «Цветы»). Мы там сделали первую сплошную стеклянную витрину! Я изо всех сил старался и интерьер выполнить по самым высоким меркам. Даже «Ульяновская правда» писала о нем. Какой-то читатель спрашивал: «Зачем в магазине сделали черный потолок?» На это письмо отвечал главный художник города И.Н.Франго. Он объяснил, что помещение низкое, и архитектор добился иллюзии увеличения пространства по высоте.

Мемориального центра тогда еще не было. … У нас со Львом Нецветаевым и художником Рифкатом Багаутдиновым была идея выстроить на этом месте университет, где роль доминанты города выполняло бы высокое здание ректората с монументальным панно на всю высоту фасада.

***

«РАССВЕТ»

Судьбоносным для прослужившего более четверти века кинотеатра «Рассвет» был 1963 год – год возобновления после нескольких лет забвения его строительства. Тогда это была главная стройка объекта культуры на родине Ильича. Понимая его значение, областная власть поддержала бескорыстную инициативу молодого архитектора, предложившего осовременить типовой проект, решенный в «сталинском» стиле. Но даже в принятом компромиссном варианте, где витраж остался только на переднем фасаде (был задуман на три стороны), нужно было разобрать 50 кубометров кладки, возвести новые конструкции на фасаде, приобрести крупногабаритное стекло, изготовить плитку для мощения площадки перед кинотеатром… Такое было возможно только с одобрения облисполкома. И он выносит решение «Об улучшении архитектурного оформления строящегося кинотеатра на 800 мест».

Несмотря на такое высокое покровительство, автору проекта досталось от газеты «Ульяновский комсомолец», обвинившей меня ни много, ни мало, в остановке строительства. … В одном сегодня я благодарен той газете, что, подвигнув меня, тогда наивного, на опровержение этой галиматьи, сочинение оного зародило во мне тягу к графоманству.

***

ДОМ ХУДОЖНИКА

До сих пор не могу спокойно проходить мимо Дома художника, что рядом с Детским миром. Это боль моя!

Однажды по какой-то надобности я оказался в художественных мастерских. В начале 60-х они находились на севере города. Под громким названием скрывался обыкновенный барак, где по обе стороны коридора располагались ателье художников, а некоторые и жили в них. И только в 1964 г. заговорили о необходимости строительства здания художественно-производственных мастерских.

Такой заказ у любого автора вызвал бы ликование, – какой простор для творчества! На задании по проектированию, не веря своим глазам, я прочел: «За основу принять 40-квартирный жилой дом с магазином» (на 1-м этаже предусматривался выставочный зал). Сопротивляться абсурду во времена глобальной стандартизации в строительстве было бесполезно. Заказчик – Москва – настаивал даже на том, чтобы мы не меняли «жилую» оконную столярку. Можно было отыграться лишь на монументально-производственном цехе (его в квартиру не запихнешь!), да на мастерских, требующих много света…
Бился я над ним, пытался хоть какую-то «изюминку» внести. Нашел-таки ход. Сделал по верху здания волнообразное завершение. Но это должен был быть монолит, а его делать категорически отказались. Само слово «монолит» тогда воспринималось чуть ли не как ругательство. Так и стоит «кубик» Дома художника – ни уму, ни сердцу. Единственное, что мне удалось отстоять (при поддержке местных властей), так это выполнение индивидуальной оконной столярки.

Мои творческие годы совпали с периодом стандарта. Исполнение каждого проекта нужно было пробивать нервами и здоровьем. … Все упрощалось, а значит, усреднялось, теряло свое лицо. Так получилось и со зданием ипподрома. Оно построено, но это слабое отображение того, что задумывалось.

***

МУЗЕЙ ПЛАСТОВА

Лучше один раз увидеть… Мудрость этой народной поговорки мне довелось изведать в работе над проектом мемориального музея народного художника СССР А.А.Пластова. Найти языком архитектуры образ здания, адресованного человеку, чье творчество вошло в нас определенностью темы, – задача не из легких, к тому же не имевшая аналогов. В начальный период поиски шли в плане отвлеченных символических форм. Толчком для переоценки «исходных позиций» послужила встреча с сыном художника – Николаем Аркадьевичем при обсуждении одного из первых вариантов проекта. Стала очевидной необходимость знакомства с той средой, где жил и творил наш великий земляк.

При подъезде к Прислонихе узнавались и березовая роща, и покатые холмы, что подковой окружают село, и речка Урень с нависшими над ней ветлами… Все это воспето в бесчисленных полотнах мастера. Но конкретность цели влекла к усадьбе, которая в течение многих лет выстраивалась руками самого хозяина…

Маленькие открытия, которые то и дело «преследовали» меня по ходу знакомства с «натурой», позволили утвердиться в том, что Аркадий Александрович любил и знал до тонкости деревянное зодчество Поволжья… Убранство ворот и резной наличник оконца бани выполнены в технике глухой резьбы, а не прорезной или накладной… А ведь только глухая резьба способна в полной мере выразить всю пластику и красоту дерева. Декоративные полуколонны, оформляющие торцы венцов дома, на одном и том же углу имеют разные формы: на одну сторону плоскую, на другую – полукруглую. Завершающие их искусно вырезанные капительки тоже разные. Но самым большим откровением была удивительная скромность всего увиденного…

Нельзя сказать, что после поездки в Прислониху решение музея было найдено в мгновение ока, но поиски стали немыслимы без использования богатого наследия народной архитектуры нашего края. А ее основа – лаконичность общего объема и буйная декоративность деталей. Соподчиненность окружающей, исторически сложившейся среде потребовала тщательной выверки окончательных проектных решений. А это значит еще и то, что здание не должно нарушать масштаб сохраняемой застройки в границах мемориальной зоны…

***

Скочилов был хорошим другом Аркадия Пластова и при случае всегда заглядывал в Прислониху «на пироги с грибами». После смерти академика живописи вышло постановление Правительства СССР об увековечении его памяти. И решил «Бабай» построить на его родине музей, где бы демонстрировались картины мастера. Проект был поручен «Ульяновскгражданпроекту». Такую творческую работу я воспринял как подарок судьбы.

Однажды утром, еще до работы, звонит мне домой главный архитектор области Л.Б.Фабрикант и просит немедленно явиться к нему с готовым проектом музея, чтобы показать его Скочилову. Это было время, когда тот только что вернулся, отпущенный домой на несколько дней из Кремлевской больницы [май 1977 г.]. Ровно в 9.00 мы устроили импровизированную выставку планшетов в холле на втором этаже и стали ждать «хозяина», кабинет которого находился этажом выше. Минут через 15 видим: спускается по лестнице медленной, тяжелой походкой человек с серым бескровным лицом, в котором было почти невозможно узнать всемогущего Скочилова.

Тогда заветная галочка – автограф на проекте – была получена, что означало добро на продолжение проектирования. К сожалению, проекту не суждено было сбыться. Вскоре Скочилов скончался, а проект по заказу – нет, не Управления культуры, а «Свинопрома»: один из парадоксов того времени – остался пылиться на архивных полках «Ульяновскгражданпроекта».

(Тексты из статей В.Н.Филимонова в газетах и его книги «Это было, было, было…», Ульяновск, 2003)

***

РОЖДЕНИЕ ПРОЕКТА

(«Ульяновская правда», 11 сентября 1970 г.)
В самом начале улицы Гончарова стоит здание с внушительным названием – «Ульяновскгражданпроект». Ступеньки вверх, немного по коридору, и мы – во 2-й мастерской института. Крошечная площадь рабочего места, хаос свитков, набросков, чертежей – рабочая обстановка, где все под рукой. Много света. Редкие негромкие замечания друг другу: вопрос – ответ…

Валентин Николаевич Филимонов пришел сюда 9 лет назад. Тогда была здесь «фирма», именуемая «конторой» [«Облпроект»]. Она выросла в институт, обросла новыми кадрами, пережила различные «перегибы» в цвете, форме, материале. Пришли в мастерскую молодые архитекторы Лев Нецветаев, Владимир Фомичев, инженеры и техники. Архитектурная группа притиралась, уживалась, торопилась уложиться в сроки, перевыполняла план в процентах. И рядом с этим билась другая жизнь – мечта о творчестве. Ты создал дом, и если хоть один человек мог восхищаться им, понял и оценил его – можно считать задачу выполненной. Такова логика творчества.

Филимонов через год после прихода сделал планировку застройки проспекта [шоссе] Нариманова. Люди живут – нравится. Корпел над переделкой фасада кинотеатра «Рассвет». Корпел по своей инициативе: никто не просил, не предлагал. Поддержали товарищи. «Рассвет» теперь выглядит несравненно лучше. Разработал интерьеры гастронома и цветочного магазина на улице Гончарова, ресторана «Волга»… Однажды принесли заказ. Механизм прост: заказчик заказывает – архитектор воплощает желание в реальный образ. Тогда у Филимонова возникла задача: сделать гостиницу «Интурист» на 320 мест…
На двери мастерской – маленькое объявление: «Выставка акварелей – Сурские мотивы». Акварели выставили Филимонов и Нецветаев. Выставка – пожалуй, слишком громкое название, это десятка три небольших пейзажей. А люди шли, смотрели, бросали негромко:
– А что? Поэтично…
– Без подписи, а настроение есть…
– И гамма любопытная…
Я сидел среди них, вживался в их жизнь, стараясь понять: где истоки, где эта святая святых творца – минута рождения замысла проекта?

Филимонов говорил: с детства, без колебаний выбрал профессию. Учился в кружке Дома пионеров в Петрозаводске, потом – архитектурно-строительный техникум с отличием, итог – Московский архитектурный институт. Призвание? Не знаю, может быть… Я понял: верность своей профессии, непостижимое чувство ее – разве можно выставить напоказ признание, нажитое целой жизнью? Когда он рассказывает, преимущественно о других, слова у него скупы, малозвучны. Но руки его постоянно рисуют – показывают то, чего он не договаривает. Вот так он и мыслит – образами. О Филимонове калейдоскоп отзывов:
– Неутомимый, во все вмешивается, но ничего не навязывает…
– Заботливый, десять раз подойдет, поможет…
– И вообще – ярко одаренный архитектор…

Потом оказалось, что у Филимонова друзья скульптор и художник. Когда уже нельзя черпать знания, опыт у близкого тебе архитектора, он получает их у художников. Не так ли рождается замысел? Острота зрения художника, мастерство скульптора, объемное видение архитектора – все это у Филимонова есть…

Проект был сделан. Филимонов отвез его в Москву, там взяли, удивились. Он нашел оптимальное и редкое решение комфортабельного гостиничного номера. Ему удалось избавиться от традиционных номеров-малюток. Проект одобрили и отложили до лучших времен. Кто знает, что с ним будет. Время стремительно. Говорят, что заказчик – «Интурист» настроен оптимистично. Для Филимонова это неудовлетворенность. Понимать, что твой труд признан, оценен, но не видеть его наяву – это еще не полная победа…

Это всего лишь штрих, фрагмент, как сказали бы архитекторы, эскиз к портрету этого интересного коллектива. Остальное можно увидеть. Дом, где вы живете, дворец, магазин, институт, кинотеатр – это часть самих создателей, часть их жизни.

А.А.Пластов у ворот своего дома с сельскими ребятами. 1960-ые годы.
«Аркадий Александрович любил и знал до тонкости деревянное зодчество Поволжья… Убранство ворот и резной наличник оконца бани выполнены в технике глухой резьбы… А ведь только глухая резьба способна в полной мере выразить всю пластику и красоту дерева»

Дом № 38/8 по улице Гончарова с продуктовым магазином и кафетерием «Чайка» в процессе реконструкции (1960-ые гг. ok.ru/profile/562912639834, Равиль Хайруллин) и с магазином «Цветы» (1975 год, hautiev-sh.livejournal.com)
«Первый свой проект я запомнил хорошо. Это был продуктовый магазин с кафетерием на углу улиц Гончарова и К.Маркса (к 100-летию Ленина я его переделал в магазин «Цветы»). Мы там сделали первую сплошную стеклянную витрину!..»

Один из трех конкурсных проектов реконструкции центральной части Ульяновска института «Ульяновскгражданпоект» (архитекторы Н.Медведев, Л.Нецветаев, С.Титов, А.Полякова, В.Филимонов), 1964 год, общий вид (фрагмент) и проект здания университета на Венце.
Журнал «Архитектура СССР», 1965, № 10; В.Н.Филимонов «Это было, было, было…», Ульяновск, 2003.
«Мемориального центра тогда еще не было. У нас со Л.Нецветаевым и художником Р.Багаутдиновым была идея выстроить на этом месте университет, где роль доминанты города выполняло бы высокое здание ректората с монументальным панно на всю высоту фасада»

Валентин Николаевич Филимонов. Рисунок Л.Н.Нецветаева, 1985 год

Проект музея А.А.Пластова в Прислонихе (фрагмент). 1976 год.
«Мономах», 2003, №4, к статье В.Н.Филимонова.
«Соподчиненность окружающей, исторически сложившейся среде потребовала тщательной выверки окончательных проектных решений. А это значит еще и то, что здание не должно нарушать масштаб сохраняемой застройки в границах мемориальной зоны…»

В.Н.Филимонов обсуждает с коллегами по «Ульяновскгражданпроекту» проект музея А.А.Пластова в Прислонихе. 1976 год.
В.Н.Филимонов «Это было, было, было…», Ульяновск, 2003.
«Нельзя сказать, что после поездки в Прислониху решение музея было найдено в мгновение ока, но поиски стали немыслимы без использования богатого наследия народной архитектуры нашего края…»

Проект Дома художника на основе типового жилого дома: с монолитным складчатым завершением и без него. Середина 1960-х (построен к 1969 году).
«Бился я над ним, пытался хоть какую-то «изюминку» внести. Нашел-таки ход. Сделал по верху здания волнообразное завершение. Но это должен был быть монолит, а его делать категорически отказались. … Так и стоит «кубик» Дома художника – ни уму, ни сердцу»

В.Н.Филимонов, Н.Н.Медведев, С.Н.Титов (слева направо) за обсуждением проекта застройки шоссе (проспекта) Нариманова. 1962 год. «Мономах», 2013, № 4, к статье В.Н.Филимонова.
«Филимонов через год после прихода сделал планировку застройки проспекта [шоссе] Нариманова. Люди живут – нравится…»

Проект 11-этажной гостиницы «Интурист» на 320 мест на улице Гончарова.
Журнал «На стройках России», 1969 г., №4.
«Проект был сделан. Филимонов отвез его в Москву, там взяли, удивились. Он нашел оптимальное и редкое решение комфортабельного гостиничного номера. … Проект одобрили и отложили до лучших времен. Кто знает, что с ним будет…»

Кинотеатр «Рассвет». Открытка, 1967. Фото: Д.Бальтерманц.
«Тогда это была главная стройка объекта культуры на родине Ильича. Понимая его значение, областная власть поддержала бескорыстную инициативу молодого архитектора, предложившего осовременить типовой проект, решенный в «сталинском» стиле…»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.