Москва требует прозрачности и ответственности, регион полагается на смутные схемы. Юрист Алмаз Кучембаев — о том, как правительство Ульяновской области разошлось с федеральным руководством в путях решения проблем обманутых дольщиков.

На прошлой неделе президент подписал закон о создании региональных фондов по достройке проблемных объектов долевого строительства. В Ульяновске, согласно официальным заявлениям руководства региона, такой фонд начал действовать еще в конце 2018 года. Но если углубиться в тему, станет ясно, что больше полугода его работы не соответствовало принципам, заявленным на федеральном уровне.

Ульяновский «Фонд содействия гражданам, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены» формально был создан по распоряжению губернатора от 28 декабря 2018 года. Документ этот, очевидно, появился, чтобы попытаться снять остроту проблемы и остановить дольщиков от активных действий и попыток привлечь к региону внимание федеральных властей. По сути же фонд тогда создан не был — появилось лишь подразделение «Ульяновскоблстройзаказчика», сосредоточившееся на ведении проблемных строек.

За полгода работы через него конкретная помощь пошла лишь по одной стройке — дому 140 по улице Красноармейской. Начинала этот проект птицефабрика «Тагайская», после ее банкротства  еще в 2017 году застройщик при содействии областного минстроя сменился на СК «Атриум». Но почти за два года стройка, несмотря на личный контроль за ней председателя облправительства Александра Смекалина, так и не завершилась. В итоге, чтобы довести дом до сдачи, из бюджета области приходится выделять застройщику более 23 миллионов рублей.

Как отдельное юридическое лицо ульяновский Фонд смог появиться только сейчас — в июне господин Смекалин подписал распоряжение о создании унитарной некоммерческой организации «Ульяновский областной Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства». Между тем, проект федерального закона, регулирующего работу региональных фондов, был внесен в Госдуму еще в апреле. Готовился он и того дольше. Но до сих пор ульяновские чиновники спасают проблемные долевые объекты не так, как того предлагали, а теперь и требуют федеральные власти.

Так, по новому закону, банкротство стало обязательным для всех случаев достройки объектов обманутых дольщиков. Таким образом, другие инициативы регионов по решению проблемы  моментально устарели. Ульяновск же использует схему предоставления субсидий компаниям, которые берутся достроить такие объекты, без банкротства первоначальных застройщиков.

Кроме компенсации расходов на достройку через субсидии, регион предлагает застройщикам-спасителям еще и награду в виде компенсационных участков под собственные объекты. Но, очевидно, что желающих ввязываться в проблемные стройки даже с такими компенсациями в регионе почти не находится. Не случайно же смелым застройщикам стали обещать участки и под коммерческую, а не только жилую недвижимость. Компаний, готовых решать проблемы долевого строительства, среди специалистов по жилью не осталось, поэтому чиновники пытаются закрыть проблемы с помощью операторов коммерческой недвижимости.

Но новый федеральный закон говорит о другой схеме завершения проблемных строек. Достраивать объекты, застройщик которых признан банкротом, должен будет сам региональный фонд. Или федеральный, в зависимости от масштаба проблемы.

Согласно документу, фонд субъекта может принять решение и о нецелесообразности финансирования стройки. Но для этого определены четкие причины: 1) застройщик не является юридическим лицом; 2) застройщик привлекал денежные средства, не имея прав на земельный участок;  3) застройщик осуществлял строительство без полученного разрешения на строительство; 4) договор участия в долевом строительстве с первым участником долевого строительства представлен на государственную регистрацию после 1 июля 2018 года или заключен после 1 июля 2019 года.

Ульяновский фонд пока сам достраивать проблемные дома не может. Более того, и сейчас минстрой региона сосредоточился на работе не в этом направлении, а на поиске застройщиков-спасителей. Например, на проведении конкурсов-«смотрин» для тех, кто рискнет ввязаться в проблемные стройки.

Московская схема предусматривает куда большую ответственность региона за завершение строек. Региональный фонд будет обязан сдать проблемный объект за три года. Субсидиарная ответственность по обязательствам фонда перед дольщиками ляжет на региональный бюджет.

Для работы фондов дольщиков создан единый федеральный реестр  проблемных объектов. Сейчас от Ульяновской области в нем значится только семь объектов. И, в нем нет ни печально известного ЖК «Максима», ни ЖК Лидер, ни дома на Панорамной и многих других. Наш регион в рейтинге количества застройщиков, обманувших дольщиков может занимать лидерские позиции. Такая некомпетентность региональных чиновников может привести к тому, что реальная стройка проблемных объектов в это сезоне, уже не начнется.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.