Недавно увидела свет книга «Иван Иноземцев. Жаль, что время уходит…» издательства «Мастер Студия».

Она содержит рассказ об удивительном ульяновце, участнике Великой Отечественной войны, враче, коллекционере старинных часов, фотографе, снимавшем Ульяновск на протяжении нескольких десятилетий. После Ивана Павловича Иноземцева (1913-2006) остались его воспоминания о пережитом, в том числе и о нашем городе, а еще — газетные публикации журналистов местных СМИ, которые в конце ХХ — начале ХХI веков испытывали к нему большой интерес и жаловали своим вниманием.

Все эти материалы с множеством деталей жизни прошедших эпох, их событиями, людьми и неповторимой атмосферой вошли в книгу, которую составил и подготовил к печати с комментариями Владислав Ястребов, музыкальный библиограф, выпустивший ряд библиографических указателей и справочников, а также книгу «Бог есть Любовь. Из истории архиерейского служения в Симбирской (Ульяновской) епархии. 1832-2016 годы», которую написал вместе со священником Ильей Косых.

Как рассказывает Владислав, интерес к персоне Иноземцева возник у него случайно. Материалы о нем сами шли в руки. Пару лет назад в «Одноклассниках» он узнал, что был такой уникальный человек. Внучка Ивана Павловича Иноземцева Лариса Миронова сообщила, что дед написал автобиографическую книгу, но она была утрачена. Однако, опять же волею случая, Владислав нашел это самиздатовское произведение в музее 3-й гимназии.

Дальше чутье исследователя привело его в архив новейшей истории, где обнаружились другие воспоминания Ивана Павловича и его фотоснимки.

Теперь пора сказать и о самом герое книги и его удивительной судьбе. Иноземцев родился 13 октября 1913 года в Бугульме. В 1921 году его семья переехала в Ульяновск. В 1931 году Иван окончил 3-ю Советскую школу, затем учился в Ульяновском химико-технологическом техникуме бродильной промышленности по винокурению и виноделию, но не окончил его, так как учебное заведение было переведено в другой город. Работал часовым мастером в артели, а в 1934 году уехал в Ленинград, где поступил в медицинский институт.

В 1940 году он получил назначение в Крым, где его застала война. С октября 1941 года по июль 1942 года наш земляк не только лечил раненых в осажденном Севастополе, но и сам нередко брал в руки оружие, вытаскивая наших бойцов под пулями фашистов. Будучи тяжело раненым, попал в плен и более полутора лет провел в Славутском концентрационном лагере. В январе 1944 года бежал из плена, спрятавшись среди трупов. А потом прошел еще через один лагерь, теперь уже в своей родной стране — проверочно-фильтрационный НКВД. Через два года был освобожден и продолжил службу на флоте до конца 1947 года.

Подполковник запаса, кавалер ордена Красной Звезды, Иноземцев вернулся в Ульяновск и работал врачом-ренгенологом в Ульяновской областной больнице. Его докторский стаж насчитывал почти 50 лет. Умер Иван Павлович в возрасте 93 лет и был похоронен на Ишеевском кладбище. У него, несомненно, были задатки писателя. Его, основанные на воспоминаниях, маленькие зарисовки, несмотря на лаконизм, изящны, полны очарования и передают неповторимый аромат времени. Вот, к примеру, такая миниатюра под названием «Детские свистульки»: «В 1920 году у нас по городу ездил на большой телеге старик-татарин и обменивал детям старые рваные калоши, сапоги и разное изношенное барахло на глиняные свистульки и конфетки. Я обменял на свистульку старые рваные калоши, а братик — новые бабушкины калоши, а новый сарафан — на конфетку. Бабушка братика ругала, а он ей в ответ: «Бабушка, ты только послушай, как она хорошо свистит».

Или — один из его военных эпизодов: «Во время войны фашисты везли военнопленных в товарных вагонах по Хмельницкой области Украины из Севастополя в Славутский лагерь-лазарет. Набросали в вагоны немного соломы, дали две буханки хлеба с древесными опилками на 20 человек, поставили ведро воды, лохань и открыли двери на четверть. Везли почти целую неделю, часто загоняя эшелон в тупик для пропуска воинских эшелонов. Однажды наш эшелон остановился на маленькой станции. На полотне железной дороги работали девушки. Мы им закричали: «Сестрицы, дайте нам хлеба. Мы целую неделю ничего не ели». Одна девушка заплакала, вынула из-за пазухи горбушечку хлеба, разломила ее на кусочки и раздала нам в протянутые руки. Потом еще подошли женщины с кусочками хлеба. Они громко кричали, называя фамилии своих пропавших мужей и сыновей. И, пройдя весь эшелон, разочарованно плакали». Доктором он был явно неординарным. В экстремальных условиях, на фронте и в плену, ему как хирургу пришлось спасать людей от ран и болезней. А когда уволился с флота, то освоил специальность рентгенолога, заведовал отделением рентгенологии в областной больнице. Открыл несколько рентгенодиагностических кабинетов, внедрил более 20 методов исследования в этой области, написал шесть научных работ.

Снятие колоколов с Богоявленской церкви.
Фото И.Иноземцева, 1932 г.

В 1966 году ему первому из рентгенологов Ульяновской области было присвоено звание врача высшей категории. Помимо медицины, у Ивана Павловича было еще несколько серьезных увлечений. Одно из них — фотография — позволило ему стать настоящим фотолетописцем нашего города. В 18 лет Иноземцеву довелось быть свидетелем, как в 30-е годы в Ульяновске с храмов сбрасывали колокола, как плакали, глядя на это, верующие и монахини. Своим самодельным фотоаппаратом он успел запечатлеть эту трагическую страницу в истории Ульяновска. Вообще, у него было несколько аппаратов и альбомов со снимками. Во время боев в Севастополе погибли два его фотоальбома с уникальными кадрами обороны Севастополя. Другой страстью Иноземцева стали старинные часы. Он их не только коллекционировал, но и реставрировал. Любовь к часам у него от отца, который был часовым мастером. Иван Павлович и сам преуспел на этом поприще.

С 1933 по 1934 год, будучи совсем молодым, он заводил все часы Ульяновска, в том числе и те, что находились на колокольне Вознесенского собора. С ними были особые проблемы: на стрелки садились галки и останавливали их. Иноземцев вспоминал: «Из Горисполкома звонили мне в мастерскую: «Опять у Вас не идут часы». Я выбегал из мастерской, брал ключ у настоятеля собора (…) и по железной винтообразной лестнице поднимался наверх, стучал палкой по циферблату, сгоняя со стрелок галок и запускал часы». Он даже мечтал поступить в институт точной механики в Ленинграде, но не прошел по конкурсу. Впрочем, Время было к нему благосклонно. Из всех нелегких жизненных перипетий ему удавалось выходить целым и дожить до преклонных лет, пока однажды старинные часы его жизни не остановились…

Ирина Морозова P.S. Книга об Иване Павловиче Иноземцеве вышла тиражом в 200 экземпляров. Почитать ее можно в краеведческом отделе Дворца книги, а также в читальных залах Государственного архива новейшей истории Ульяновской области и Государственного архива Ульяновской области.