В конце лета уже традиционная тема о Великом симбирском пожаре (серии пожаров), бушевавшем с 13 по 21 августа (25.08 – 2.09 по н.с.) 1864 года. В предыдущих публикациях приводились многочисленные рассказы очевидцев бедствия. Подробно рассказывалось о следствии по делу о пожаре, которое длилось 6 лет и окончилось ничем. Сегодняшний материал, наверное, станет заключительным. Речь пойдет о последствиях пожара и восстановлении города.

Последствия были поистине ужасны. Город практически перестал существовать. Ростовский купец Н.В.Одинцов, побывавший в сгоревшем городе проездом, свои впечатления выразил единственной фразой в дневнике: «В Симбирске я встретил вместо домов почти по всем улицам заборы, а за ними виднелись одни трубы после обгорелых домов, в народе уныние» («Русский архив», 1906, № 5).
В Симбирском сборнике 1868 года говорилось: «Пространство до 3-х квадратных верст было совершенно уничтожено, уцелело не более четвертой и притом худшей части города. … Погибло казенных зданий 27 и 3 общественных, в том числе… каменный гостиный двор, ярмарочные ряды, все строения на базарной площади… Частных домов сгорело 1480, церквей 12, в числе которых 3 домовых и Спасский женский монастырь. Всего зданий 1522 . Город представлял страшную картину. Вместо красивых зданий стояли обгорелые церкви и остовы каменных построек, а деревянные были уничтожены без малейших остатков, и только груды кирпича указывали на места, где были дома. Образовался огромный пустырь, из центра города можно было видеть даже самые отдаленные его окрестности. Положение жителей было ужасное…»
Уцелели лишь кварталы, прилегающие к Свияге и часть подгорья. Убыток, включающий лишь стоимость зданий, составил свыше 5 млн. рублей. Стоимость сгоревшего имущества определить невозможно, а погибшие исторические реликвии, архивы, старинная церковная утварь – вообще бесценны.

Симбирянам, пережившим этот ужас, было не до подсчета убытков. «На улицах лежали обгорелые трупы людей…, многие пропали бесследно, сделавшись добычей огня… Из груды дымящихся развалин встают призраки-люди – полунагие, в обгорелом платье, искалеченные огнем… Всюду слышны вопли несчастных, разыскивающих детей, жен, отцов. Город превратился в пустыню, люди – в призраков» («СГВ», 1893, № 55, по рассказу К-ва). «Да, это был «последний день Помпеи» для Симбирска, ибо навряд ли когда-либо этот город придет в то положение, в каком был до страшного дня» (А.Егоров, «Исторический вестник», 1912, № 1)

Пришел и даже стал еще краше. Но сначала требовалось решить более неотложные задачи. Нужно было дать временный приют и пищу тысячам людей, оставшимся без крова и средств к существованию, предотвратить распространение болезней. А на огромное пепелище надвигалась зима…
Симбирский сборник: «В первые дни за пожарами жители находились в поле. Ощущался недостаток продовольствия; хотя из окрестных селений и привозили хлеб, но его было очень немного. Крестьяне… хлеб раздавали даром и ни под каким предлогом не соглашались брать денег. День ото дня привоз хлеба увеличивался…, стали подвозить его из Самары и Казани. Но тяжело было людям… проводить холодные ночи на открытом воздухе. Так как можно было опасаться за развитие болезней, то губернским начальством сделано было распоряжение о приготовлении горячей пищи… и приступлено к устройству бараков с печами, т.к. наступала пасмурная и дождливая погода. Меры достигли своей цели, угрожающие болезни не развились»

Практически сразу был образован Комитет для оказания помощи погоревшим под председательством губернатора М.И.Анисимова. По Высочайшему повелению выделено 70.000 руб. для раздачи нуждающимся; выдан дополнительный годовой оклад всем служащим и отменены недоимки. Начали поступать пожертвования со всей России.

5 декабря 1864 г. возобновился выпуск «Симбирских губернских ведомостей». В этот день газета поместила объявление Комитета о порядке обращения владельцев сгоревших незастрахованных домов за пособием на постройку. В трех следующих номерах «СГВ» печатали «Отчет Комитета для выдачи пособий жителям г. Симбирска, пострадавшим от пожаров»
Прежде всего, отчет перечислял поступившие пожертвования. 70.000 руб., полученные из казны, предназначались для раздачи владельцам незастрахованных сгоревших домов и ремесленникам, желающим восстановить свои заведения. В Комитет поступило: 6000 руб. от членов императорской семьи, 3000 от графа В.П.Орлова-Давыдова, 1500 от нижегородских купцов, 1300 от редакции «Московских ведомостей» и т.д. Позже прислано 17.800 руб. С.-Петербургским купеческим биржевым комитетом. Многие взносы исчислялись рублями и даже копейками. Всего, кроме 70.000 руб. из казны, на 29 октября 1864 г. поступило 47.800 руб. (на 1 мая 1865 г. – 193.628 руб.). Многие жертвовали продовольствие и вещи.
Полученные средства расходовались на выдачу пособий, приобретение теплой одежды, приспособление сгоревших зданий (присутственных мест и др.) для временного проживания и пр. Комитет отпустил 2000 руб. «обществу дам» (Обществу христианского милосердия) для устройства детского приюта. Сначала убежище для детей погорельцев размещалось в Вырыпаевке, а с мая 1865 г. приют занял дом удельного училища в Конно-Подгородной слободе.

«Много пособий роздано, много горя и нужды облегчено. Но немало предстоит нужды и в будущем. Зима только начинается, и многим придется тяжко страдать до ее конца, поэтому комитет надеется, что и в будущем симбирские погорельцы будут пользоваться прежним сочувствием и помощью своих благодетелей». Позже Комитет регулярно публиковал сведения об оказанной погорельцам помощи. Однако его средства не могли изменить ситуацию в целом. Уцелевших зданий и временных бараков не хватало для размещения всех бездомных. Многие покинули Симбирск, другие обосновались в наспех вырытых землянках и подвалах сгоревших домов.

Строительные работы, начатые осенью, продолжались и в зимнее время. «СГВ» писали 2 января 1865 г.: «Особенно сильно строятся на улицах, ближайших к базару и ярмарочным лавкам. Около ярмарочных рядов явилось уже несколько гостиниц. Ярмарочных лавок выстроят пока 300. … Возобновлено старых и выстроено вновь не менее 300 зданий… Настоящее положение города внушает много надежд на скорое его возобновление. После такого страшного погрому никто и не думал, чтобы так скоро начали строиться».

Ярмарки давали городу самые большие доходы, а потому первоочередное восстановление ярмарочных рядов и гостиниц было более чем оправданно. Требовалось много строительных материалов. Симбирский губернатор обратился в ряд губерний с просьбой о доставке леса, привлечении местных заводчиков к устройству кирпичных заводов в Симбирске и приглашении мастеровых. Городская дума бесплатно отводила землю для заводов и освобождала их от налогов. В 1866 г. в Симбирске было уже 35 кирпичных заводов.

Продолжалась выдача пособий. Но Комитет отмечал, что нередко пособия получали люди не бедные и даже уехавшие из Симбирска. Щедрая раздача денег поощряла тунеядство при нехватке рабочих рук. Поэтому было решено помогать только престарелым, больным и многодетным. Ремесленникам, желающим возобновить производство, выдавалось пособие от 75 до 200 руб.

Тяжелым было положение храмов и духовенства. Святейший Синод выделил крайне незначительные средства. Помогали всем миром. Протоиерей Е.Успенский писал: «Митрополит Московский Филарет много помог… погорельцам Симбирска и церквам, духовенству и мирянам. Прочитывалось им составленное воззвание в церквах Москвы с приглашением поспешить с пожертвованиями. Чуткие Москвичи прислали до 150.000 рублей деньгами, а церкви – облачениями» («Симбирская церковная старина», вып.2, 1915). Симбирский комитет выделил на помощь лицам духовного звания 4020 руб.

Губернатор М.И.Анисимов, человек добросовестный, хоть и проявивший известное малодушие в дни пожара, свой пост оставил (должен же кто-то ответить) – был переведен в столицу. 1 января 1865 г. симбирским губернатором назначен барон Иван Осипович Велио. Во многом благодаря ему город поднялся из руин; впоследствии И.О.Велио присвоено звание почетного гражданина Симбирска. Многое сделал городской голова Александр Иванович Зотов, занимавший эту должность в 1865-1867 гг.

Весна принесла новое бедствие. Петропавловский спуск – единственный путь для доставки стройматериалов с пристани – был размыт талыми и дождевыми водами и стал непроезжим. Работы провели быстро и качественно. Как свидетельствовали «СГВ», летом 1865 и 1866 гг. по Петропавловскому спуску без задержек «ежедневно проходило более 2000 подвод с тяжестями» (окончательно работы завершены в мае 1866 г.)

В апреле 1866 г. был составлен и 23 декабря Высочайше утвержден новый городской план. Границы города и сетка улиц в нем почти не изменились. Кладбища, бойни, винные магазины выносились за пределы города; за южной городской чертой отводилось место для заводов и фабрик. Предполагалось строительство каменных лавок на Ярмарочной площади, сооружение трех новых дамб через овраг р.Симбирки, разбивка сада на Карамзинской площади и т.д.

К этому времени широко развернулись строительные работы. 25 октября 1866 г. «СГВ» опубликовали статью «Возобновление Симбирска». Уже были отстроены архиерейский дом, духовное и уездное училища, губернская гимназия, тюремный замок и др. казенные здания, велось восстановление корпуса присутственных мест. В доме Дворянского собрания завершались отделочные работы. Возведение городских домов требовало меньше формальностей и велось быстрее. Были отстроены дом городского общества (управа), здание полицейского управления с каланчой и обозом, несколько каменных корпусов с лавками и мытный двор на Ярмарочной площади и т.д. Восстанавливались храмы, в числе первых: Троицкий собор, Спасский монастырь, Троицкая, Ильинская, Никольская, Вознесенская церкви; новая соборная мечеть.
С весны 1865 по октябрь 1866 гг. было утверждено 500 планов на постройку частных домов: каменных и деревянных на каменном фундаменте. «За ничтожными исключениями постройки возведены по всем утвержденным планам». Многие жители начали строиться раньше, не имея утвержденных планов. На пепелище, где не только границы дворов, но и бывшие улицы нелегко было найти, самовольная застройка создавала немало коллизий. Властям пришлось прибегать к суровым мерам, вплоть до сноса построек.

Весной 1865 г. в Симбирске было только 4 «безусловно-проезжих» улицы: Большая Саратовская, Дворцовая, Московская и Покровская. За 1,5 года было шоссировано 5,5 верст дорог на Спасской, Панской, Большой Конной и других улицах. На многих улицах появились тротуары. Сооружен новый Тихвинский спуск к Волге. Построена дамба через овраг р.Симбирки от Кирпичной к Лосевой улице. Произведено укрепление берегов озера Маришка и построен мост через озеро. Большинство этих работ выполняли арестанты за счет городских средств.
Велось и озеленение города. В 1865 г. начато восстановление выгоревших Николаевского сада и бульваров на Венце и Большой Саратовской улице. Весной 1866-го разбиты сад на Карамзинской площади, представлявшей собой до пожара обширное пустое пространство, и сквер на Соборной площади.

6 декабря 1866 года симбирским губернатором назначен граф Владимир Владимирович Орлов-Давыдов. Восстановительные работы продолжались. О сделанном сообщали «СГВ» в статье от 21 октября 1867 г.
Летом 1867 г. было ликвидировано самовольное поселение на дне оврага р.Симбирки в районе Дворцовой улице – рассадник антисанитарии и преступности. Отстроено здание Мариинской женской гимназии взамен сгоревшего. Продолжилось строительство каменных корпусов на Базарной площади; куплен и отремонтирован дом для 2-й полицейской части на Лосевой улице. Тихвинский спуск шоссирован, обсажен растениями, на нем устроены резервуар для отвода воды и фонтан. Началось сооружение нового Смоленского спуска. Продолжалось шоссирование и мощение улиц: Комисариатской, Тихвинской, Лосевой и др. С сентября 1864 по октябрь 1867 г. утверждено 1612 планов на постройку каменных и деревянных домов, т.е. больше, чем сгорело в пожаре. Велись работы по благоустройству бульваров и скверов, подготовлен фундамент для ограды Карамзинского сада взамен деревянной ограды (ограда, изготовленная в мастерской братьев Голубковых, установлена в 1868 г.). 28 мая 1868 г., в день отбытия В.В.Орлова-Давыдова в отпуск по болезни, симбиряне решили присвоить ему звание почетного гражданина. В Симбирск граф уже не вернулся, он умер 7 апреля 1870 года на о.Корфу.

Власти извлекли урок из пожара, быстрому распространению которого способствовала нехватка воды. Вдобавок к ранее существовавшим в 1867 г. было установлено 2 резервуара: на Венце (4000 ведер) и на Большой Конной улице (8000 ведер). 6 марта 1867 г. губернатором В.В.Орловым-Давыдовым дано указание об устройстве водопровода с использованием воды из Свияги. В ноябре губернатор провел совещание с участием специалистов и домовладельцев, где были доведены проекты водопровода и предложено частным предпринимателям заняться его строительством. 21 августа 1869 г. подписан контракт с братьями А.Е. и Г.Е.Струве на устройство водопровода в Симбирске по проекту губернского инженера П.А.Колодко, а 5 июня 1872 г. состоялось открытие водопровода.

Конечно, как ни много было сделано за первые три года после пожара, город еще долго носил следы бедствия. Е.А.Салиас, побывавший в Симбирске в 1871 году, писал: «Вид города крайне странен и жалок. … Венец или несколько красивых белых зданий на вершине горы, вокруг них пустыри или желтые, сожженные солнцем полянки, кой-где строящиеся здания, кой-где развалины…». Некоторые большие здания так и не были восстановлены, как, например, роскошный дворец Мясниковых-Дурасова в Троицком переулке, где до пожара размещалась почтовая контора. И все же город возродился в невероятно короткий срок. Завершим эту историю тремя цитатами.

Симбирский сборник 1868 года: «…Почти безошибочно можно сказать, что Симбирск восстал из пепла и, вероятно, не в очень отдаленном будущем станет лучше прежнего»

П.Л.Мартынов (1898): «Долго Симбирск не мог вполне оправиться от постигшего его разорения, зато оправившись, он не только значительно красивее прежнего, но и вообще преобразился во всех отношениях. Пожар 1864 года имел огромное влияние на все оттенки Симбирской общественной жизни, так что, несомненно, он составляет эру в истории города Симбирска»

Б.В.Аржанцев: «Город Симбирск по количеству зеленых насаждений, садов и огородов в отношении к площади, застроенной зданиями и сооружениями, представлял собой Город-Сад»…
______________

План г. Симбирска, 1864 год.
Объяснение к плану:
Синей краской покрыта часть города, уничтоженная пожарами 13-21 августа.
Палевой краской покрыта уцелевшая часть города.
Зеленой краской обозначены сады, огороды и выгоны.
ГАУО

Михаил Иванович Анисимов, симбирский губернатор в 1861-1864 гг.

Иван Осипович Велио, симбирский губернатор в 1865-1866 гг.

Владимир Владимирович Орлов-Давыдов, симбирский губернатор в 1867-1868 гг.

План Симбирска 1866 года.
ГАУО, фотокопия

Троицкая церковь и почтовая контора (дом Мясникова-Дурасова) после пожаров 1864 года.
УОКМ

Дворцовая улица (1) и Спасская улица (2) в период восстановления после пожара. Фото А.С.Муренко, 1867 год.
УОКМ

Работы по разбивке Карамзинского сада. Фото А.С.Муренко, 1867.
УОКМ

Карамзинский сад на фоне Спасского монастыря (1) и дома городского общества (2). Подготовка к установке ограды. Фото А.Л.Баха, 1867 год.

Работы по устройству Смоленского спуска, производимые арестантами. Фото А.С.Муренко, 1867-1868 гг. (фрагмент).
УОКМ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.