1. ПРОЛОГ
«В 35 километрах от Ульяновска, на берегу Волги, расположено старинное русское село Ундоры, известное тем, что в нем прошли детские годы декабриста Василия Петровича Ивашева. В самом центре села находится «роща» – так здесь называют место бывшей усадьбы Толстых-Ивашевых. В центре возвышенности, на которую ведет липовая аллея, находится обширная площадка. На травяном ковре видны белые полосы – следы фундамента дома. Дом был большой, кирпичный, обращенный фасадом на юг. В центре фасада находился 4-колонный портик, увенчанный фронтоном. С обеих сторон к дому были пристроены полукруглые флигели.
Сразу за домом – крутой обрыв к речке, а за ней – продолжение села. Справа, в глубокой впадине, – озеро. Слева еще одно, поменьше. На фоне густой зелени садов и разросшегося тальника эти два светлых озерца, отражающих лазурь неба, кажутся осколками зеркала. С возвышенности открывается великолепная панорама местности с далями, тающими в сиреневой дымке…». Так начинал рассказ о симбирянине-декабристе А.Н.Блохинцев.

Село Воскресенское, «Ундоры тож», известно с середины XVII века, а в 1694 г. стало родовым имением Толстых.
А.В.Толстой был первым симбирским гражданским губернатором. Ундоры унаследовала его дочь Вера Александровна, вышедшая в 1797 г. замуж за П.Н.Ивашева. Это было одно из богатейших имений Симбирской губернии. Ивашев прекрасно вел хозяйство, построил в селе школу, организовал водолечебницу. Дом окружали парк, оранжереи, пруды. В центре села стояла церковь Воскресения, построенная А.В.Толстым. В имении бывали Д.В.Давыдов, братья Тургеневы, Языковы, Бестужевы, Д.П.Ознобишин и др. В 1824 г. по приглашению Ивашева в Ундорах лечился сосланный в Симбирск вице-президент Академии наук А.Ф.Лабзин: «Мы пробыли в Ундорах 2 месяца…, и чего там только не было, чтобы доставить удовольствие!..»

Генерал-майор Петр Никифорович Ивашев – герой Очакова и Измаила, начальник штаба А.В.Суворова. В Отечественную войну 1812 года – начальник инженерной службы русской армии, участник Бородинского и многих других сражений. В 1817-м, окончательно выйдя в отставку, вернулся в Симбирск и занялся имением. П.Н.Ивашев был одним из инициаторов сооружения памятника Н.М.Карамзину в Симбирске и главой комитета по постройке памятника. При его непосредственном участии создавалась Карамзинская библиотека. Ивашев был одним из крупнейших жертвователей на строительство кафедрального Троицкого собора.

Вера Александровна Ивашева (Толстая) – женщина энергичная и образованная, фактически являлась главой семьи. Деля с мужем хозяйственные заботы, она занималась и общественной деятельностью: была создателем и президентом Общества христианского милосердия, одним из основателей Дома трудолюбия.

У Ивашевых было пять детей: старший Василий и дочери Елизавета – будущая жена П.М.Языкова, Екатерина (в замужестве княгиня Хованская), Александра (в замужестве Ермолова) и Мария (Дроздовская).

В Симбирске Ивашевы имели прекрасный дом на Венце: 2-этажное каменное здание, обращенное фасадом к Волге. В конце XVIII века дом принадлежал Толстым, и его унаследовала В.А.Ивашева. Как и усадьба в Ундорах, он являлся одним из центров культурной жизни. В 1844 г. дочь Ивашевых Екатерина Петровна Хованская, вышедшая замуж за сына симбирского губернатора, продала дом епархии. «Архипастырь [Феодотий] приобрел за незначительную цену на единственном в городе местоположении, коего горизонт простирается на 40 и более верст, на высоко поднимающейся над Волгою горе, усеянной по склону цветущими, душистыми садами, великолепный Князя Хованского дом» («СГВ», 23.03.1857).
Бывший Архиерейский дом служил одним из корпусов пединститута, а в 1969 г. был снесен. «По приглашению А.Н.Блохинцева тогда приезжала в Ульяновск правнучка Ивашева Е.К.Решко, но было уже поздно: дом срочно разрушили ночью» (Л.Матыкина)

2. ЖИЗНЬ ДО…
Василий Ивашев родился 3 (14 по н.с.) октября 1797 года. Детство он провел в Ундорах и Симбирске; воспитывался и обучался дома, под руководством гувернера-француза Динокура. Базиль, как звали его родные, был любимцем семьи. Особо дружны они были с Лизой, старшей из сестер.

В 1812 году Василий был определен в Пажеский корпус и через 2,5 года (вместо 5 лет – сказалось прекрасное домашнее образование) выпущен корнетом в Кавалергардский полк. В 17 лет он офицер, кавалергард. Первые годы службы прошли в Петербурге. В 1815-1818 гг. Ивашев произведен в поручики, штаб-ротмистры и ротмистры. Летом 1818 года ротмистр В.П.Ивашев получает назначение в Тульчин на Украине, адъютантом командующего 2-й Южной армией графа П.Х.Витгенштейна. Переводу поспособствовал Петр Никифорович, бывший сослуживец Витгенштейна, полагавший, что сыну будет полезнее служить в армии, подальше от двора и соблазнов Петербурга.

Впрочем, Василий Петрович не особо увлекался светскими развлечениями, предпочитая более содержательное времяпровождение. Он был близко знаком с Н.М.Языковым, Н.И.Тургеневым и др. Позже он скажет: «Я приготовлял себя к военной службе, но занимался довольно и словесностью». Из ряда отзывов известно о поэтическом даре Ивашева. В 1820-х гг. он писал стихи своей будущей жене, позже, в Сибири, сочинил поэму «Стенька Разин». До нас дошло только одно поэтическое произведение – элегия «Рыбак», к которой Ивашев сам написал и музыку:
Волна шумит, волна бушует
И с пеною о берег бьет.
На берегу сидит, тоскует
Младой рыбак и слезы льет.
Грозой челнок его разбило,
Напрасны были все труды…
(опубликовано Е.К.Решко, «Литературное наследство», т.60, кн.2, М., 1956, с.593)

Музыке – игре на фортепиано и композиции – В.П.Ивашев учился у знаменитого Д.Фильда, учениками которого были М.И.Глинка, А.Н.Верстовский и др. А.П.Барятинский в «Послании Ивашеву» писал:
О ты, кем Лафонтен легко переведен,
Тебя вниманием приветил Аполлон,
Ему твои стихи читать всегда приятно
(Ведь там, в жилище муз, и наша речь понятна!)

По пестрым клавишам, не ведая преграды,
Умеешь прокатить ты громкие рулады
И, наконец, аккорд тяжелый уронив,
В молчании следить, как замер твой мотив.
Твои фантазии и дум твоих волненье
Внимающих к тебе приводят в восхищенье…

Живописи Ивашев начал учиться в Симбирске. В Петербурге он часто бывал дома у президента Академии художеств А.Н.Оленина, отца своего друга, где встречался с Грибоедовым, Кюхельбекером и др. Е.К.Решко, правнучка декабриста, полагала, что он был неофициальным учеником Академии художеств. Об этом говорит «близкое знакомство Ивашева с условиями жизни учеников Академии» и «его художественное наследие, свидетельствующее о серьезных знаниях основ живописи». В этом наследии – рисунки, сделанные в Ундорах, многочисленные зарисовки периода пребывания в Петропавловской крепости и Сибири, портреты.

Но судьбу Василия Ивашева определила другая страсть. О движении декабристов написано много, вспомним кратко основные вехи. В 1818 г. офицерами А.Муравьевым, С.Трубецким, С. и М.Муравьевыми-Апостолами и др. создано тайное общество «Союз Спасения», а после его закрытия – Союз благоденствия. Когда и этот «Союз» был распущен, возникло Южное общество с центром в Тульчине и Северное общество в Петербурге. Руководителем Южного общества являлся П.И.Пестель. Его проект конституции предусматривал отмену сословий, выборность органов власти, раздел земли на общественную и частную, гарантию личных свобод и прав собственности. Совместное выступление двух обществ было намечено на 1826 год, но внезапная смерть Александра I, отречение Константина и вступление на престол Николая I заставили изменить сроки…

Еще в Петербурге В.Ивашев по приглашению С.Н.Бегичева вступил в Союз благоденствия. Бегичев же дал ему письмо в Тульчин, к члену Союза И.Г.Бурцеву. На новом месте службы Ивашев оказался в самой гуще заговорщиков. Огромное влияние на молодого офицера оказал полковник П.И.Пестель. Во время болезни Ивашева в 1820 г. Пестель взял его к себе на квартиру. Долгие разговоры со старшим товарищем сделали Василия убежденным республиканцем и близким другом Пестеля. Соратники по тайному обществу – С.Муравьев-Апостол, Бурцев, Фонфизин, Басаргин, Барятинский и др. – были старше Ивашева, многие являлись участниками Отечественной войны 1812 года.
В.П.Ивашев был одним из 9 «бояр» – руководителей организации, председателем одной из двух управ Южного общества. В «Алфавите декабристов» о нем сказано: «Находился на совещании в Тульчине по случаю объявления о разрушении Союза благоденствия и согласился о продолжении на юге общества и введении республиканского управления, одобряя революционный способ действия…».

Видимо, по службе Ивашев был не очень занят, т.к. он несколько раз находился в длительных отпусках. Среди них было два «домовых» отпуска в Симбирск: с октября 1823 по ноябрь 1824 и с февраля 1825 года. А может, как полагал А.Н.Блохинцев, его одолевали мучительные раздумья и сомнения в успехе задуманного, и он избегал товарищей. Тем более что к этому времени Пестель признался Ивашеву в разочаровании в деятельности Общества и желании выйти из него.
Ивашев любовался Волгой из окон родительского дома, подолгу жил в Ундорах, навещал родственников и знакомых, много читал, музицировал. Свои переживания он тщательно скрывал от окружающих. В сентябре 1824 г. Василий был на свадьбе сестры Лизы с Петром Михайловичем Языковым, а в следующем году гостил у них в Языкове, навещал в симбирском доме на Спасской улице.

Тогда же Базиль впервые увидел Камиллу Ле Дантю. Ее отец, Пьер Рене Ле Дантю, с семьей покинул Францию по политическим мотивам и обосновался в Петербурге. В 1812 году, с началом войны, стало небезопасно и там: народ был озлоблен на французов, и Пьер отвез семью в провинциальный Симбирск. Мари-Сесиль (по-русски Мария Петровна) Ле Дантю пыталась открыть пансион, но дело не пошло, и ей приходилось служить гувернанткой в богатых домах. В 1817 г. мадам Ле Дантю с четырьмя дочерьми поселилась у Ивашевых: зимой в симбирском доме, а летом в Ундорах. Камилла росла вместе с сестрами Василия Ивашева. В его приезды в Симбирск девушка была очарована блестящим офицером, их взаимную симпатию видели все. Но слишком велика была разница в социальном положении. Семья Ле Дантю вскоре покинула дом Ивашевых, и эта история, наверное, не имела бы продолжения, если бы не дальнейшие трагические события…

В декабре 1825 года, вместе с другими офицерами, Василий Ивашев принес присягу новому императору Николаю I в Симбирском кафедральном соборе. Что он думал при этом? А в первых числах нового года в Симбирск пришло известие о страшных событиях 14 декабря на Сенатской площади. Спешно собравшись, В.П.Ивашев 14 января выехал в Москву, имея намерение вернуться вТульчин. Он не знал, что 27 декабря Николаем I подписан приказ о его аресте. Приказ был отправлен по месту службы. Там Ивашева не оказалось, приказ вернулся в Петербург и был повторно отправлен в Симбирск. Но и дома декабриста уже не было. Впоследствии эта неразбериха дала повод утверждать, что он намеренно скрывался и запутывал следы. 23 января 1826 года В.П.Ивашев был арестован в Москве и немедленно отправлен в Петербург. Через 3 дня он уже находился в каземате Петропавловской крепости.

Надо думать, арест молодого барина за участие в заговоре против царя произвел большое впечатление в Ундорах, если там даже родилась легенда, записанная сто лет спустя. Как большинство легенд, она далека от истины, но само ее появление весьма показательно:
«Был здесь крестьянин Скучалин, умерший глубоким стариком 90 лет. Этот ундоровский старожил со слов своего отца, бывшего близким к Ивашевым, рассказывал следующее:
– К Ивашеву в те годы приезжало очень много разных гостей, особенно военных. В усадьбе, для отвода глаз, часто устраивались балы. И в то время, когда в верхнем этаже был бал, внизу собирались и заседали военные. Однажды во время такого бала подъехала черная карета, которая увезла Ивашева.
Скучалин убежденно заявлял, что от нижнего этажа, от того места, где находился винный погреб, шел куда-то подземный ход, и что где-то там хранилась тайная типография декабристов и арсенал оружия…» («Пролетарский путь», 26.06.1926)

3. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ…
Потянулись долгие месяцы следствия. Читая показания Василия Ивашева, нельзя не заметить колебаний и раздвоенности, которые мучили его в последние годы. На первых допросах он «внушал следователям, что имел намерение порвать с тайным обществом» и даже «имел намерение к уничтожению его». Вместе с тем Ивашев полностью признает свою вину и выражает готовность разделить общую участь с товарищами: «В обвинение себе скажу, что я согласился на все сделанные тогда предложения и что не менее виноват других, …наряду с другими виноват, если и решено было то, чего теперь не помню, чего истинно гнушаюсь». Он подтвердил, что Пестель сообщил ему о намерении введения республиканского строя и цареубийства.

Петр Никифорович сразу после ареста сына выехал в Петербург: хлопотал, обивал пороги. Ему удалось добиться лишь разрешения на переписку. Василий писал ему из каземата: «Желая убедить судей в своей искренности, я признавался в вещах, о которых не имел понятия…». Между тем Елизавета Языкова сообщала отцу из Симбирска: «Все наши родные и, смею сказать, весь Симбирск выражает нам свое доброе участие»

В июле 1826 года состоялся суд. Пять руководителей восстания: Пестель, Рылеев, Каховский, С.Муравьев-Апостол, М.Бестужев-Рюмин приговорены к смертной казни. Остальные, от степени участия, разделены на 11 разрядов и осуждены на каторжные работы, поселение в Сибири или разжалованы в солдаты. В.П.Ивашев был отнесен ко 2-му разряду и приговорен к 20 годам каторги с последующим поселением в Сибири. Через месяц, указом императора, срок каторжных работ сокращен до 15 лет.

Первая партия декабристов была отправлена в Сибирь сразу после утверждения приговора, но для В.Ивашева срок ожидания в каменном мешке каземата растянулся еще на полгода – до 17 февраля 1827 г. Петр Никифорович все это время находился в Петербурге. Наконец, он сообщил в Симбирск, что отправляется очередная группа, в которой будет Базиль, и что матери и сестрам разрешено увидеться с ним в Казани. Вера Александровна с дочерьми выехала в Казань. Там они ожидали до мая, но напрасно – декабристов повезли другим маршрутом, через Вятку.

Окончание далее
________________

1) Портрет Василия Петровича Ивашева. Неизвестный художник, 1823-1825.
2) Портрет Камиллы Петровны Ивашевой (Ле Дантю). Н.П.Козлов (?), с рисунка Н.А.Бестужева.
Собрание Государственного Эрмитажа


Портрет Петра Никифоровича Ивашева. Н.П.Козлов (?).
УОКМ. Копия портрета работы С.С.Федорова (Музей А.В.Суворова, СПб)

Д.И.Архангельский. Усадьба Толстых-Ивашевых в Ундорах. Акварель, 1932. УОХМ
«В стороне от села, среди старого заросшего парка, белеет своими стенами дом Ивашевых. Дом распланирован в форме подковы. Во всю длину главного фасада, со стороны цветника, идет терраса, поддерживаемая рядом деревянных колонн. Верх между ними забран деревянными решетками, приятно дробящими свет. … Во флигеля со стороны цветника ведут в несколько ступеней крылечки…»
Д.И.Архангельский, 1920-ые гг.

Д.И.Архангельский.
1) Усадьба Ивашевых в Ундорах. Левый флигель (фотокопия).
2) Усадьба Ивашевых в Ундорах. Линогравюра, 1924. УОХМ

1) Бывшие дом Храмцовых и дом Толстых-Ивашевых (на заднем плане) на площади Республики (Новом Венце). Краеведческий отдел УОНБ, Ф25а.
2) Бывший дом Толстых-Ивашевых (с 1844 г. Архиерейский дом) на Венце. А.Н.Блохинцев, «Декабристы-симбиряне», Ульяновск, 2006.

Бывшее Архиерейское подворье (дом Ивашевых) перед сносом (в центре, на бровке склона). 1969 год.
РИА «Новости»

Надгробие (кенотаф) Петра Никифоровича и Веры Александровны Ивашевых на возрожденном участке Покровского некрополя.

Василий Ивашев с матерью Верой Александровной и сестрой Елизаветой.
Миниатюра. УОКМ.

1) В.П.Ивашев. Автопортрет. 1815-1824. Собрание Е.К.Решко.
«Литературное наследство», т. 60, кн. 1, М., 1956, с.589.
2) Портрет В.П.Ивашева. Н.А.Бестужев, Петровский завод, 1834.
«Литературное наследство», т. 60, кн. 2, М., 1956, с.209.

1) Портрет К.П.Ивашевой (Ле Дантю). Акварель Н.А.Бестужева, Петровский завод, 1831.
2) Портрет К.П.Ивашевой. Копия с акварели Н.А.Бестужева (1834-1839). Собрание Е.К.Решко.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.