Публикация группы «Старый Ульяновск. Brandergofer»

Тема симбирских-ульяновских оползней вообще и, в частности, грандиозного оползня, произошедшего 29-31 мая (11-13 июня по н.с.) 1915 года на странице группы поднималась не раз. На сей раз хотелось затронуть один ее аспект – первые впечатления горожан. Когда еще не прошел шок, и люди лишь начали осознавать размеры постигшего их несчастья. Когда еще не был определен ущерб, когда никто не понимал – что будет дальше, а первоочередные работы в разрушенном подгорье только начались.
В первой части публикации – последствия оползня глазами очевидца, студентки Надежды Зыковой. Рассказ ее бесхитростный и, по большей части, эмоциональный. Во второй части – подробное газетное описание. Газета «Симбирянин» напечатала два больших материала «по горячим следам» сразу после катастрофы, 31 мая и 2 июня 1915 года. Публикации эти очень обширны, поэтому здесь приведены с большими сокращениями.

I.
Надежда Михайловна Зыкова родилась в 1890 г. Ее отец был педагогом, начинал работать под руководством И.Н.Ульянова. У Михаила Ивановича и Елизаветы Петровны Зыковых было пять детей. Всеволод стал художником, Александр – инженером; Петр – врачом; Нина была медработником. Надежда окончила Мариинскую гимназию и Высшие женские курсы в Москве. Вернувшись в Симбирск, давала частные уроки, с 1918 г. работала в Гончаровской библиотеке, потом во Дворце книги и других библиотеках города. С 1932 г. жила в Москве. Работала в научных учреждениях и в фундаментальной библиотеке общественных наук АН СССР. Муж Надежды Михайловны – А.Н.Путилов – был действительным членом Географического общества СССР, краеведом, много сделавшим в области изучения Ульяновского края.

В 1915 году курсистка Надежда Зыкова приехала на каникулы домой и стала свидетелем оползня. Свои впечатления она тогда же описала в письме. Копию этого письма Надежда Михайловна в 1975 году прислала библиотекарю Дворца книги Нине Ивановне Никитиной. Вот его текст:

…На другой день, как я приехала из Москвы, поползла Симбирская гора. Оползень небывалый. Приблизительно так: от Петропавловской церкви, находящейся в начале горы, до прибрежной полосы Старого Венца.
Пароходные пристани отрезаны от города. Смоленский спуск, хотя и подновленный, для перевозки товаров затруднителен. Сообщение пристаней с вокзалом (противоположная часть города) невозможно. Рельсы перерваны или представляют собой волнообразный вид.

Трудно описать все увиденное мною внизу, под горой. Сильно пострадал железнодорожный мост через Волгу. Семь так называемых «быков» сильно накренились, стоят боком.
Многие здания разрушены. Например, так: стоит каменный дом, а передняя стена его отъехала на некоторое расстояние. Или вот: дом, а крыльцо отдельно от него. А дальше разъехался пополам железнодорожный домик, и видны внутри какие-то полки. Петропавловская церковь в полугоре дала трещины в нескольких местах, и из нее все увезено.
Серое деревянное здание полицейской части еле держится, сильно накренилось, все ждут – свалится. Там же пожарная часть. Лошади и имущество вывезены. Говорят, что после землетрясений совершенно такой же вид. Идешь, и нужно смотреть, чтобы не провалиться – в земле глубокие трещины. Далее от церкви одна половина улицы значительно выше другой, съехавшей вниз.

Жители провели ужасную ночь. Днем перетаскивали вещи, кто в город, кто куда. И все это на руках. Проехать нельзя. Я была вечером, когда несколько улеглось волнение, но и то картина тяжелая. Почти на протяжении всей прибрежной полосы от церкви до пожарной части брошенные дома. Встречаются жители с узлами, самоварами, лампами. Один мальчик очень трогательно нес кошку. Жители, которым некуда было выбраться, я видела, устраивались на ночь около своего дома на сундуках. Моросил дождь. На крыше покинутого дома сидели три курицы. Очевидно, их забыли взять. Вид у них был жалкий.
Вот стоит телега, на ней всякий скарб, около ребятишки, рядом родители. К вечеру они опять потащили все во двор. Кто-то громко удивился, и слышали бы вы, как сказала эта женщина, что им некуда деваться с шестью малышами, что все равно – уже смерть пришла. Такое бессилие и отчаяние!

Пока стало известно, что город ассигновал 1000 руб. для оказания помощи населению. Интересно, будет ли продолжаться стройка железнодорожного моста? В городе много волнений, разговоров. Все блестящее будущее нашего города, о котором столько говорили последнее время, кажется, пойдет насмарку…
Говорят, Симбирск стоит на почвенных водах, и постепенно гора будет сползать, и что подгорным жителям остается только перебраться навсегда в город.

При мне в одном каменном доме вдруг раздался треск, и что-то обвалилось. Старик, который сидел на дворе, даже не пошевелился и молча смотрел на собравшихся кругом. Почти весь Симбирск перебывал под горой. Вот ведь какая сила – рвет рельсы, наклоняет «быки» железнодорожного моста, рвет дома пополам!

2 июня 1915 года
Студентка Московских высших курсов Надежда Зыкова

II.
ГРАНДИОЗНАЯ КАТАСТРОФА
«Симбирянин», 31 мая 1915 г.

В ночь с 29 на 30 мая разразилась грандиозная катастрофа. Произошел новый оползень горы, захвативший огромный район несчастного подгорья, в течение последних лет живущего под угрозой ежечасного разрушения. О неизбежности катастрофы говорили все: «Сползет подгорье». Но мер предупреждения не принимали: «Авось, и не случится…»
Когда в прошлом году произошли оползни по Смоленскому спуску, вызвавшие разрушение построек и гибель старейшей в городе Смоленской церкви, – заговорили о дренажировании подгорья. И, поговорив, забыли, предоставив природе делать то, что она делает.
И вот разразилась новая катастрофа. Ужасная по своим размерам. Страшная причиненными бедствиями…

Дней за пять до момента, когда произошел оползень, на полотне Петропавловского спуска, в районе домовладения И.Н.Коротина, образовались незначительные трещины. С каждым днем они умножались и ширились. Подгорники со страхом следили за ростом трещин и начинавшимся опусканием полотна спуска. Высказывались опасения: «Оползень неизбежен»
29 мая вечером собралась городская дорожная комиссия, высказавшаяся за дренажирование района трещин и оседания полотна спуска, а ночью катастрофа разразилась. И намеченные комиссией меры стали ненужными.
Начиная с 8-9 часов вечера почва поползла очень заметно. В углах домов потрескивало. Во многих домах в эту ночь спать не ложились, предчувствуя бедствие. Кое-где спешно укладывали домашний скарб, выкидывая его на улицу. Несколько семей провели эту ночь под открытым небом.

Точно определить район, захваченный оползнем, на данный момент невозможно. Мелкие трещины в множестве рассеяны на большой площади – от Смоленского спуска до Загеровского переулка. Центр катастрофы лежит в промежутке от Завьяловского спуска до вновь выстроенной железнодорожной станции «Симбирск-2», ниже церкви Петра и Павла.
В районе Завьяловского спуска до полотна подгорной ветки железной дороги налицо частые разрывы почвы. На полотне – более крупные разрушения. Во многих местах рельсовый путь со шпалами повис в воздухе, и движение по нему стало невозможным. В некоторых пунктах образовались разрывы рельс, что говорит о большой силе сдвига враз, а не постепенно.
Далее, в 3-й части, следы катастрофы более рельефны. Здесь разрывы почвы гораздо глубже, чаще. Полотно Петропавловского спуска сплошь изорвано провалами и стало похоже на окаменевшие волны. Чем дальше к церкви Петра и Павла, тем разрывы глубже. Возле домов Коротина, Ростиславлевых и др. полотно село на 2 и более сажени, ухнув, по-видимому, разом и целиком. Это – центр всех разрушений до полотна дороги.
Ниже полотна такие же обрывы почвы образовались ближе к берегу Чувича, по Успенской улице, в садах и в полосе отчуждения Волго-Бугульминской железной дороги. Ближе к Петропавловской церкви, с подъемом в гору, разрывы почвы становятся меньше и не так глубоки…

Храму Петра и Павла причинены серьезные повреждения, угрожающие его целости. На правой стороне от входа образовался разрыв стен почти в аршин шириной. Менее обширные трещины имеются в других стенах храма, не исключая и фундамента. В нескольких местах разорвана железная крыша.
Внутренность храма разрушена до основания. Своды обвалились, разлетевшись мелкими кусками по всей церкви. Сквозь провалы потолков ясно видна обрешетка кровли. В предалтарной части полы поднялись на значительную высоту. Это вызвало падение иконостаса, который разрушен почти до основания. Уцелели немногие иконы, остальные разбиты и погребены под обвалившимися сводами.
Вчера уцелевшие иконы и части иконостаса перенесены в ближайшую Тихвинскую церковь. Духовенство разрушенного храма со слезами говорит о гибели старейшей подгорной церкви. Передают, что живущие рядом с храмом подгорники слышали, как после полуночи зазвонили сами собой колокола на храме…

По линии Петропавловского спуска не уцелело ни одного обывательского дома. Устояли лишь небольшие хибарки, глубоко вросшие в землю. Устояла водопроводная будка близ церкви, но сам водопровод оказался разорванным на части.
Далее по линии спуска в домах вылетели все стекла. Двери, сени, ворота сворочены на сторону. Крыльца далеко отскочили от самих построек. Внутри дворов тоже картина полного разрушения: постройки упали и рассыпались на части, колодцы стали безводными.
Дальнейшее обитание здесь невозможно…

Окончательно разрушен подгорный городской дом, где помещались 3-я полицейская часть, 3-е начальное училище и начальное училище им. основателя Симбирска Богдана Хитрово. Левая каменная стена дома выперта наружу, разделившись на отдельные кирпичи. Входы обвалились. Пожарная каланча накренилась к Волге, грозя падением. Состояние нижних этажей таково, что не сейчас – через час дом рухнет. В усадьбе городского дома уцелели только легкие постройки, под которыми приютились семьи пожарных и городовых, выбежавшие ночью в чем попало из разрушающегося здания…

Строителям моста через Волгу оползень причинил колоссальные убытки. Вероятно, на долгое время оттянется завершение строительства и самое открытие моста. Восемь каменных устоев подводящей к мосту аркады, почти законченные, приведены в полную негодность и потребуют возобновления. Все они сбиты напором движущейся массы почвы с оснований, заложенных на большой глубине.
Участок временного пути осел на большую глубину, в некоторых местах рельсы разорваны и висят над провалами почвы. Разрушены телеграфные и телефонные линии и целый ряд новых железнодорожных построек. Повреждены мосты на подгорной ветке железной дороги…

Грустная, но чрезвычайно живописная картина подгорья была вчера. Прямо под открытым небом расположились несчастные жильцы разрушенных домов. Всюду кучи немудрящего скарба, узлы с рухлядью, разбросанные столы, табуреты, горшки и прочая утварь. Тут же пасутся наседки с цыплятами, привязанные козы. Тут же бедно одетые женщины, плачущие дети. Где-то звенит балалайка, звуки которой резким диссонансом врываются в подавленный тон настроения. Кое-где дымятся костры: разоренцы готовят скудный обед…
Нужда разоренцев – огромная. Помощь нужна немедленная, главное же – нужен приют, где жертвы катастрофы могли бы преклонить головы в эти сырые и холодные ночи. Поможем, граждане, им, кто чем может…

Вчера место катастрофы посетил губернатор А.С.Ключарев в сопровождении чиновников и полицмейстера. Г. главноначальствующий осмотрел храм Петра и Павла, разрушенные дома, повреждения мостовых сооружений, а затем посетил временные бараки разоренцев, с которыми беседовал, ободряя несчастных и обещая оказание помощи.
Место катастрофы посетили городской голова Л.И.Афанасьев, члены городской думы, инженеры и многие общественные деятели и горожане. Представители городского самоуправления опрашивали разоренцев, обещав им оказание помощи.

«Симбирянин», 2 июня 1915 г.

Катастрофа не прошла и мимо Никольского спуска к Волге. Здесь следы оползня видны почти под самым Венцом. В садах Клюжевых, Рогозина и др. сползли значительные площади. В заселенной части Никольского спуска пострадал ряд жилых зданий, обитатели которых их покинули, опасаясь полного разрушения. Садовые заборы и изгороди разворочены, тротуары разошлись …

Помощником правительственного инспектора по сооружению Волго-Бугульминской железной дороги и моста через Волгу инж. Нефедьевым, телеграфировавшим в Петроград о катастрофе, получено сообщение о назначении комиссии. Комиссия выезжает 1 июня. Во главе комиссии стоит член инженерного совета проф. Соловьев.

В чрезвычайном заседании городской думы 30 мая была единогласно признана необходимость ходатайствовать перед правительством о командировании в Симбирск ученых геологов, чтобы исследовать причины оползня и возможности повторения подобной катастрофы в будущем.
Вчера же городская управа обратилась к г. начальнику края с просьбой ходатайствовать перед правительством, чтобы постигшее симбирское подгорье несчастье было признано общегосударственным бедствием, и о командировании в Симбирск комиссии геологов и инженеров для исследования причин катастрофы и установления способов восстановления разрушенной местности.

Городская управа обратилась к г. губернатору с ходатайством: «Принимая во внимание, что борьба с последствиями катастрофы… является для городского управления непосильной…, городская управа просит не отказать в поддержании ходатайства перед местными и центральными благотворительными комитетами и управлением Красного Креста об ассигновании средств на первоначальную помощь пострадавшим…»
Городская управа просит также об испрошении у правительства средств на восстановление разрушенной части подгорья…

Размеры убытков, вызванных катастрофой, пока не могут быть названы даже приблизительно. Более или менее известно одно: частные владельцы, пострадавшие от оползня, не получат никакого возмещения.

Городская управа приступила к разборке каменной мостовой по Петропавловскому спуску, разрушенной оползнем. Одновременно приняты меры к открытию спуска для движения, хотя бы без мостовой, т.к один Смоленский спуск удовлетворить всей гужевой нужды не в состоянии. Петропавловский спуск может быть открыт для движения через 2-3 дня.
На подгорной ветке Московско-Казанской ж.д. идет спешная работа по исправлению испорченной линии.
К восстановлению нарушенного катастрофой водоснабжения подгорья из городского водопровода приняты уже меры. Приступлено к работам по прокладке временной надземной магистрали. Сегодня или завтра временный водопровод начнет функционировать.

Подгорники все еще под сильным впечатлением ужасной катастрофы. Более решительные перебрались уже в полуразрушенные хибарки, но самочувствие их не высоко. Малейший шум пугает несчастных.
— Трещит, трещит, – вот первое, что срывается с уст бедняков при каждом шорохе в доме или во дворе…

Произошедшее явление природы, не говоря о задеваемых им житейских вопросах, имеет и большое научное значение. Но отдельные моменты невозможно будет выяснить после. Например, как постепенно рушится здание, как растут трещины и проч. В данном случае на помощь науке может придти каждый любитель-фотограф, который снимал для себя вскоре после начала оползня, на второй или даже третий день катастрофы.
Эти снимки каждый фотограф может пожертвовать в местный естественно-исторический музей, где они будут собираться и храниться, а впоследствии будут отосланы специалистам для изучения. Снимки многих лиц, собранные вместе, дадут возможность представить полную картину. Симбирским областным музеем принимаются все меры, чтобы запечатлеть происходящее явление, и заведующий геологическим отделом обращается ко всем лицам, фотографировавшим оползень, не отказать в пожертвовании негативов или отпечатков с изображениями оползня.


Журнал «Огонек» за 1915 г., № 26 (28 июня) об оползне 29-31 мая 1915 года в Симбирске.


План симбирского оползня 1915 года.
И.С.Рогозин «Оползни Ульяновска и опыт борьбы с ними», изд-во Академии наук СССР, М., 1961.


Петропавловская церковь после оползня 1915 года.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Городской дом в подгорье – третья полицейская часть после оползня 1915 года.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Железнодорожный подъездной путь в подгорье после оползня 1915 года.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Устои аркады строящегося железнодорожного моста после оползня 1915 года.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Последствия оползня 1915 года в подгорье. Петропавловский спуск и дом С.Н.Огонь-Догановского.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Последствия оползня 1915 года в подгорье.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Последствия оползня 1915 года в подгорье.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»


Последствия оползня 1915 года в подгорье.
Альбом В.Зверева. ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.