20 лет назад «красный губернатор» Юрий Горячев решил превратить старое кладбище на улице Карла Маркса в памятник истории – некрополь XIX-XX веков Симбирска-Ульяновска. Вспоминаем, как это было и что из этого вышло.

Совещания на погосте

Как бы это странно ни звучало, но кладбище на ул. Карла Маркса -это наша живая история. Оно было действующим с 1874 по 1972 годы, то есть на его территории похоронены герои и просто участники самых ярких исторических событий – Первой мировой войны, Октябрьской революции, Гражданской и Великой Отечественной войн.

Вспоминают, что идея превратить старый погост в памятник истории регионального значения родилась у Горячева, когда, проезжая по улице Карла Маркса, он обратил внимание на его запущенный вид и остановился, чтобы осмотреть. Картину, которую мог увидеть губернатор, живо описывает ведущий архивист областного госархива Антон Шабалкин, на протяжении многих лет изучающий историю кладбища:

– Официально здесь запретили захоронения с 1 августа 1972 года, и с тех пор кладбище приходило в запустение. Эти «городские джунгли» стали пристанищем всякой «нечисти». В разрушенных склепах ночевали бомжи. В кустах валялись пустые поллитровки, пузырьки из-под тройного одеколона и прочая стеклотара. Наркоманы бросали или втыкали в деревья использованные шприцы. Как-то на одном стволе в конце девяностых годов я насчитал то ли семь, то ли 11 шприцев. Участились кражи оград и памятников – пункты приема металла не гнушались утилизировать ворованную память…

Прозябание закончилось в 2000 году, когда за дело взялся губернатор Горячев. В мае он подписывает распоряжение о специальной комиссии, которая займется решением проблем кладбища. В июне выходит распоряжение о создании на его территории взвода патрульно-постовой службы. Тогда же Горячев обращается к жителям Ульяновска: «… без вашей поддержки осуществить задуманное будет крайне трудно… Мы не должны становиться «Иванами не помнящими родства», потому что тот, кто не чтит своего прошлого, лишает себя будущего».

Совещания на территории будущего некрополя проходили еженедельно, журналисты оппозиционных СМИ растаскивали их на цитаты, высмеивая неловкие выражения главы региона и то, что накануне губернаторских выборов его потянуло на кладбищенскую тему. На критику «красный губернатор» отвечал делами.

– Вряд ли когда еще кладбище за свою полуторавековую историю видело такое количество работающих на нем людей, – рассказывает Антон Шабалкин. – Одни убирали мусор, другие обрезали и спиливали сушняк, третьи выпалывали заросли травы, четвертые поднимали и укрепляли упавшие надгробные памятники. Тогда же начали составлять списки захоронений. За госархивом, например, были закреплены 5-й, 6-й и 7-й кварталы. Другие кварталы переписывали представители вузов и учреждений культуры. На территории близ администрации был установлен стенд синего цвета со схемой и надписями: «Закрепление секторов территории городского кладбища за организациями (уборка территории, приведение в порядок могил, памятников). Ответственные по секторам: технический университет, училище гражданской авиации, приборостроительный завод, управление культуры, училище связи, радиоламповый завод, механический завод, кожкомбинат, УЗТС, фирмы «Русь», «Элегант», автозавод, пивоваренная компания, завод «Искра», АО «Волжские моторы».

Выборы подрезали

Удивительно, но именно «красный губернатор» Горячев больше всех сделал для восстановления кладбищенской Воскресенской церкви. Летом 2000 года стены и купола храма наконец обрели “родные” цвета — бежево-розовый и голубой (в 1970-1990-е годы стены были коричневые, а купола – серые). На главном куполе был установлен новый ослепительно сияющий на солнце крест.

– Очевидцы вспоминали, что на торжественном открытии отреставрированной церкви ее настоятель отец Борис Семенович Крыжин пригласил Юрия Фроловича зайти внутрь, но ярый коммунист наотрез отказался: в церковь не пойду, – рассказывает Антон Шабалкин. – И все же зашел ненадолго и остался доволен.

23 ноября на реконструированной братской могиле военнослужащих, умерших от ран в госпиталях Ульяновска, торжественно открыли памятник работы скульптора Олега Клюева, изображавший женщину, скорбящую над телом сына. И почти сразу после этого, с наступлением холодов и началом снегопадов, деятельность на территории некрополя свернули.

Весной планировали продолжить работы по устройству освещения вдоль дорожек и многое другое, но..:

24 декабря состоялись выборы главы администрации области, на которых Юрий Фролович набрал всего около 24% голосов. У новой власти интереса к истории региона не было, а уж тем более – к его надгробиям. Проект создания некрополя в Ульяновске похоронили, а с ним – и идею шефства над его участками. Впрочем и многие предприятия-шефы в скором времени приказали долго жить или усохли до такого состояния, что вопросы об исполнении общественного долга для них отпали сами собой.

В конце 2000-х – начале 2010-х годов порядок на кладбище поддерживала служба, которой руководила вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев Светлана Феоктистова. С 2014 года работу по благоустройству территории некрополя ведет Общество возрождения Воскресенского некрополя (название Некрополь XIX-XX веков не прижилось. С легкой руки краеведов некрополь стали называть по имени храма – Воскресенским).

Памятник беспамятству

– Если Горячев смог за полгода навести здесь порядок, почему нынешняя власть не может? – говорит Лариса Ларкина, ныне москвичка, а когда-то жительница Ульяновска. Каждый год вот уже 50 лет они с сестрой приезжают на старое городское кладбище к могиле отца, фронтовика Ивана Ивановича Ларкина. Было время, когда пробирались к родному захоронению через такие буйные заросли, что и не надеялись дойти. Изменения, произошедшие в 2000 году, сестры встретили со слезами радости. Двадцать лет прошло, а они до сих пор с благодарностью вспоминают губернатора Горячева и сетуют, что преемники не подхватили его проект.

Два года, назад сестры случайно вышли на Общество возрождения Воскресенского некрополя. С его помощью вымостили участок захоронения отца плитами, чтобы покончить с дикой порослью на нем. С тех пор волонтеры поддерживают могилу фронтовика и участки вокруг в порядке и отправляют сестрам фотоотчеты.

– Мы очень благодарны этим людям, но понятно, что теми силами и средствами, которые у них есть, невозможно привести в порядок всю территорию кладбища, – говорит Лариса Ивановна. – Сюда надо стягивать большие силы, как это делал Горячев, как это сделали в Старой Майне, куда мы тоже ездим к родным могилам. В этом году там порядок, чистота, видно, что благоустройство прошло организованно, видимо, по инициативе власти. Что мешает ульяновской власти так же взяться за дело?

Нельзя сказать, что ульяновская власть уж совсем забросила территорию некрополя. К ней прикреплены восемь муниципальных работников, которые обслуживают еще и все пригородные кладбища. С учетом масштаба задач – почти ничего. Горячевс-кую идею объединять ради благого дела трудовые коллективы и общественность власть подхватывать не хочет. То ли рычагов у нее таких уже нет, то ли желания. А скорее – ни того, ни другого.

Но такую работу постоянно ведет Общество возрождения Воскресенского некрополя. На протяжении многих лет оно разыскивает захоронения участников войн, возвращает им утраченные имена, ухаживает за могилами, к которым уже некому приходить, проводит субботники, акции и старается привлекать к делу волонтеров, простых горожан и по возможности – организации.

– Хорошо нам помогают волонтеры Победы, – говорит член Военноисторического общества и Общества возрождения Воскресенского некрополя Семен Кропачев. – Бывает, что люди приходят на субботник случайно, а потом обязательно возвращаются, потому что им приятно видеть результат своего труда, нравится сама идея – возвращать память. Так к нам пришли ребята-медики, сотрудники следственного управления, прокуратуры. Многие организации сейчас ставят себе в план работы какие-то акции, общественные мероприятия, так пусть приходят к нам. Здесь всегда рады новым людям.

Если в 2000 году работы на старом городском кладбище начинались как проект власти, то к 2020-у это однозначно дело энтузиастов, которые от власти ничего уже не ждут. Хотя есть задачи, которые без нее не решить. 20 лет назад губернатор Горячев планировал заменить старую, если не древнюю, ограду вокруг кладбища на новую – чугунную. Этим занимался областной художественный фонд и госпредприятие «Роспроектреставрация», был готов проект. Но… до выборов о ней, понятное дело, забыли. Теперь на фоне разрушающегося кладбищенского забора надпись на памятной стеле, установленной 20 лет назад, выглядит как-то двусмысленно. Она гласит: «Некрополь XIX-XX веков Симбирска-Ульяновска. Воссоздан трудовыми коллективами области при поддержке главы администрации области Ю.Ф. Горячева в 2000 году. Памятник истории и культуры. Охраняется государством».

Вот такой сюрприз оставил «красный губернатор». В очень непростое, безденежное время он решился воссоздать памятник Памяти и в итоге увековечил беспамятство своих преемников.

Справка:

Вот малая часть имен известных людей, похороненных на территории Воскресенского некрополя: князь С.М. Баратаев – председатель Симбирской губернской земской управы, лучший городской полицмейстер В.А. Пифиев, городской голова Н.А. Чебоксаров, приходящая няня семьи Ульяновых М.М. Павлова, секретарь Симбирского губисполкома Н.А. Карпухин, самый молодой белый генерал В.И. Постовский, полный кавалер ордена Славы А.М. Аблуков, Герой Советского Союза П.В. Лаптев (это единственная могила Героя Советского Союза на территории Ульяновска), «отец» советского звукового кино А.Ф. Шорин, педагог В.В. Кашкадамова, заслуженный врач республики Г.И. Суров, именем которого названы две улицы, актеры М.Ф. Шарымов, Л.Е. Радина, певица И.М. Голодяевская, поэт-сатирик Д.Д. Минаев и его отец, поэт и переводчик Д.И. Минаев, скульптор Л.А. Турская (1931-1971 гг.), праправнук А.С. Пушкина Саша Пушкин. Не так давно на территории некрополя была найдена могила дяди Владимира Высоцкого и телеграфиста Кузнецова, который отбил Ленину знаменитую телеграмму: «Взятие вашего родного города Симбирска – это ответ за первую вашу рану, за вторую будет Самара»… Здесь погребены многие выдающиеся люди, чьи могилы ныне безвозвратно утрачены. В их числе и величайший симбирский краевед П.Л. Мартынов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.