Публикация группы “Старый Ульяновск. Brandergofer”

К «красному дню календаря» надумалось сделать материал о поездке в Ульяновск в 1968 году народного художника СССР Николая Николаевича Жукова (1908-1973). И лишь приступив, вспомнил, что подобная публикация уже была почти 4 года назад. Правда, лишь в виде коротенькой заметки, навеянной рисунками Н.Н. Жукова с видами старого Симбирска из «Огонька» 1968 года. О посещении Ульяновска, во время которого сделаны эти наброски, в ней лишь кратко упоминалось (да и добавить, честно говоря, тогда было нечего). Значит, есть повод заполнить пробел. Рисунки, о которых идет речь, приведены на фото 3-4. К сожалению, не довелось увидеть репродукции «вживую». Из единственного экземпляра журнала, хранящегося во Дворце книги, листы с иллюстрациями вырваны неким «любителем живописи». Пришлось воспользоваться электронной версией, так что качество оставляет желать лучшего.

Но сначала о самом художнике. В СССР, наверное, Жукова знали все. «Главный художник» ленинской темы, создавший более 2,5 тысяч картин, рисунков, иллюстраций с изображениями вождя. Сейчас, пожалуй, о нем помнят лишь искусствоведы и люди старшего поколения. Но Жуков – не только художник Ленинианы. Творчество его многогранно, биография очень интересна, а глубина погружения в главную тему заслуживает уважения.

Николай Жуков родился 19 ноября 1908 года в Москве, его раннее детство прошло в Вятке, а в 1916 г. семья переехала в Елец. Мальчик рано начал рисовать, делал копии с репродукций картин. В голодные послереволюционные годы Коля рисовал на плотной бумаге игральные карты, а мать меняла их на хлеб. Учился в художественно-промышленном техникуме в Нижнем Новгороде, потом окончил Саратовское художественное училище. Поначалу рисовал рекламные плакаты, упаковки… Это он оформил коробку папирос «Казбек», сохранившую дизайн на многие годы и ставшую классикой. В 1935 г. на конкурсе рекламных плакатов в Лондоне жюри «вслепую» отобрало 5 лучших работ. Четыре из них оказались плакатами Жукова. Тогда же он начал заниматься книжной графикой: в 1932 году нарисовал иллюстрации к книге Н. Михайлова «Седьмая батарея», в 1938-м – к «Воспоминаниям о Карле Марксе»

Николай Николаевич с первых дней войны был рядовым, артиллеристом; участвовал в боях, познал горечь отступления. «…Почувствовав, что к штыку приравняли его карандаш, Жуков… стал рисовать в любой обстановке: во время переходов, под обстрелами и бомбежками, рисовал людей, бесстрашно идущих на смерть… Сначала стеснялся солдатских глаз, смотревших из-за спины, как он рисует. Потом почувствовал именно по реакции этих глаз… растущую уверенность в необходимости своего искусства…» (Л. Дубровина, «Огонек», 1968, № 4)

Вскоре Жуков стал художником армейской газеты «На разгром врага» и военным корреспондентом «Правды». Им созданы тысячи фронтовых зарисовок, множество плакатов, в т.ч. известный плакат «Отстоим Москву!». В 1943 году Жуков назначен руководителем Студии военных художников имени М.Б. Грекова. Студийцы постоянно выезжали на фронт и в партизанские отряды. Войну Н.Н. Жуков окончил в Вене в звании капитана.

Много позже, в своей книге «Счастье творчества» Николай Николаевич писал: «Вспоминая годы войны, я испытываю чувство большой благодарности к солдатам – народным ценителям искусства. Они помогли мне многое понять, а главное поверить, что произведения искусства укрепляют духовные силы людей. Я ощущал себя с ними в одном строю, и в этом было мое счастье художника»

В 1946 г. корреспондент «Правды» Николай Жуков направлен на Нюрнбергский процесс – запечатлеть ход суда над военными преступниками. Подсудимые, видя его, отворачивались и закрывали лица. Тогда он стал рисовать из 15-го ряда: в левой руке держал бинокль, в правой – карандаш. За 40 дней в Нюрнберге Жуков сделал 400 рисунков. К 25-летию Нюрнбергского процесса им создано еще 24 листа для музея Вооруженных сил СССР.

Работать над образом В.И. Ленина художник начал в 1940 году. «Первый рисунок я показал Бонч-Бруевичу. Он посмотрел, улыбнулся и спрашивает:
– Вы, наверное, не видели Владимира Ильича?
– Нет, а что?
– Зачем вы ему так руку вытянули?
… После этого я долго изучал архивные документы, снимки Ильича, репродукции…»

После войны Николай Николаевич вернулся к теме, ставшей для него главной. Конечно, ленинская тема открывала перед художником перспективы, приносила признание и известность. Но и ответственность была велика. Немного найдется советских художников, не обращавшихся к образу вождя. Но именно Жуков стал самым известным автором Ленинианы. Его работы лишены как «забронзовелости», так и нарочитого упрощения образа – две крайности, в которые впадали многие художники. Соратник Ильича Г.М. Кржижановский сказал: «Жуков овладел тайной изображения Ленина таким, каким он был»

Первая персональная выставка Н.Н. Жукова состоялась лишь в 1948 году, когда он уже был признанным художником, лауреатом Сталинской премии. В 1949 г. Жуков стал членом-корреспондентом Академии художеств СССР. В 1951-м удостоен второй Сталинской премии за иллюстрации к книге Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке». В 1955 году ему присвоено звание народного художника РСФСР, в 1963-м – народного художника СССР. Награжден орденами Ленина, Красной звезды, Трудового Красного знамени. После смерти Сталина Н.Н. Жуков был единственным художником, которого допустили к гробу для зарисовок. Под его руководством велась работа по восстановлению панорамы «Бородинская битва»

Не менее любимая тема художника – дети. Жуков начал рисовать детей после рождения дочери Наташи в 1943 году и продолжал всю жизнь. Картины, рисунки, иллюстрации к детским книгам… «Рисовать детей – великое искусство. Надо владеть мастерством быстрого и безошибочного рисунка с натуры, столь подвижной и беспокойной. Надо быть одновременно художником, психологом и педагогом. И, конечно, надо по-настоящему любить детей, уметь входить в их особый мир… Жуков счастливо сочетает в себе все эти качества» (Л. Дубровина, 1968). Сам Николай Николаевич признавался: «Прежде чем рисовать ребенка, я должен непременно с ним поиграть. Только тогда понимаешь настоящий характер маленького человека»

Две главные темы не только мирно уживались, но и постоянно пересекались, дополняли друг друга. Жуков рисует Ленина с детьми; Володю Ульянова, его братьев и сестер в детстве. Он является автором памятной многим октябрятской звездочки. Разносторонними были творческие интересы художника. В его наследии множество портретов современников, пейзажей, жанровых картин, книжных иллюстраций и т.д.

«В основе каждой композиции художника должна быть правда – историческая, человеческая, бытовая. Правда факта – главное, к чему я стремлюсь», – говорил Николай Николаевич. Работая над своей Ленинианой, он объехал все места в России и за границей, где жил вождь. Не как турист: каждая поездка – это погружение в атмосферу, сбор материалов, напряженная творческая работа. В Ульяновск Жуков первый раз приехал в апреле 1961 года. Тогда в городе шла выставка его картин и рисунков, на которой побывало более 11 тысяч человек. «Мир и дети – вот как можно назвать работы художника», – одна из записей в книге отзывов. Николай Николаевич встретился с ульяновцами в Художественном музее, рассказал о своей работе, планах, подарил открытки с репродукциями.

Потом он не раз бывал в Ульяновске. Самой плодотворной стала поездка 1968 года. Но сначала тоже была выставка. Она открылась в октябре 1967 года в Ульяновском филиале Центрального музея В.И. Ленина, который тогда размещался в бывшем особняке Х.Г. Штемпеля на улице Л. Толстого. «Побывали на выставке картин, созданных Жуковым, и будто встретились с живым Лениным, поговорили с ним», – из книги отзывов. На выставке было представлено 164 работы Н.Н. Жукова. Эти произведения художник подарил Ульяновску. «С вводом в строй здания Мемориального центра его работы будут размещены в новом помещении филиала Центрального музея» («Ульяновская правда», 01.12.1968). 30 работ были подарены Жуковым Ульяновскому художественному музею.

Тогда художник приехал в Ульяновск на один день. «В этот вечер Николай Николаевич пришел к нам, работникам музея, официальный, подтянутый, серьезный – готовился к выступлению по телевидению. Телерепортаж о выставке велся прямо из залов филиала музея, и Николай Николаевич стал гидом по выставке собственных работ [фото 7-8]. … Окончилась передача, и художника словно подменили. Он прошел в комнату лекторов, простой и добродушный, расспрашивал нас о житье-бытье, о семье, детях, давал автографы на своих рисунках. Уехал в Москву, пообещав навестить еще раз» (В.И. Радаев, «Ульяновская правда», 1 декабря 1968 г.)

На следующий год художник вновь приехал на родину Ленина для серьезной и продолжительной работы. Это произошло за несколько месяцев до его 60-летия. Предоставим слово самому Николаю Николаевичу и авторам статей того времени.

«…Недавно художник возвратился из Ульяновска…
– Поездка была удачной?
– Да. Итог ее – путевой альбом, более 80 листов. В нем – портреты Ильи Николаевича Ульянова, Марии Александровны, брата Александра, сестер Анны и Марии. Вот попытка дать групповой портрет одноклассников Володи Ульянова, его учителей. Зарисовки по фотографиям улиц Симбирска тех лет…»
(«Ульяновская правда», 15 сентября 1968 г.)
***

«…На сей раз я поставил перед собой задачу – запечатлеть период детства и юности вождя. … Мне хочется показать и внешний облик Симбирска той далекой поры, его архитектуру, достопримечательности, наиболее приметные здания, характерные черты быта горожан, типичные для того времени жанровые картины…

Особенно сложно воссоздать с максимальной точностью, исторически правдиво портреты близких, родных Володи Ульянова, друзей, посещавших семью. Пришлось погрузиться в архив, изучать старые газеты, журналы, искать сохранившиеся фотографии, беседовать со старожилами…

Николай Николаевич извлекает из больших папок листы рисунков, раскрывает альбомы зарисовок и показывает, что сделано им в Ульяновске.
– Как видите, это своеобразная панорама облика старинного Симбирска, на фоне которого прошли детство и юность Володи Ульянова. Я стремился передать колорит той эпохи, примечательные черты небольшого тихого городка с его размеренным ритмом жизни, устоявшимся бытом…

– Взгляните на мои наброски. Эти композиции полностью соответствуют архивным документам. Вот жанровые сценки с такими характерными фигурами, как городовой, разносчик рыбы и всяческой снеди с корзиной на голове, бродячий «холодный» сапожник… Вот одноэтажные дома с подслеповатыми оконцами, а подалее дома двухэтажные с вывесками «Трактир», «Цирюльня», «Акцизное ведомство» и прочие. А есть и достопримечательности: Карамзинский сад, дом писателя Гончарова, дом поэта Языкова. С особой тщательностью я старался изобразить архитектуру тех времен, в том числе здания, которые уже не существуют, но служили образцами зодчества прошлого столетия…»
(«Гудок», 29 сентября 1968 г.)
***

«…Поездка была очень интересной. К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича мне хочется запечатлеть образ вождя в движении, охватив период его детства, отрочества и юности. Кое-что мною уже было сделано ранее. Но то были эпизодические работы. А сейчас я работаю над обширным циклом рисунков, в котором стремлюсь показать панораму давнего Симбирска, сделать зримой атмосферу, в которой протекало детство Володи Ульянова.
За время пребывания в Ульяновске я сделал свыше ста эскизов, но впереди еще много работы. Предстоит поездка в Казань и Уфу, где буду собирать материалы, связанные со студенческим периодом жизни Владимира Ильича»
(«Литературная газета», 27 ноября 1968 г.)
***

«…Этим летом Николай Николаевич был на Волге. У нас в городе и в Куйбышеве собирал материалы для нового цикла «Юность вождя» (на очереди Казань и Уфа). Очень активно проходило это собирание. В Доме-музее В.И. Ленина, в 1-й школе делались десятки набросков. В комнатах дома на бывшей Московской, на волжском косогоре, в березовой роще художник рисовал юного Володю. У Жукова уже определились названия будущих работ, эскизы которых сделаны в Ульяновске: «Яблоки зреют», «На волжском ветру», «День рождения» …

Кроме этих набросков увез с собой художник в папках облик старого Симбирска. Панорамы города прошлого века, перспективы улиц, зарисовки фонарей, тротуаров, домов, извозчиков, городовых, костюмов и прочих «мелочей», без которых герои его рисунков не смогут жить полнокровной жизнью. Весь этот материал взят у наших краеведов. Особенно тщательно изучал Жуков богатейшую коллекцию Сергея Львовича Сытина: фотографии, альбомы, редкие книги, старые газеты, справочники. Многое снято, зарисовано для памяти – не на один час работы. Сытин смеется: «Николай Николаевич знает сейчас о старом Симбирске больше, чем все ульяновские художники, вместе взятые» …

Вот что стоит за достоверностью, правдивостью жуковских рисунков. И труд исследователя, и техническая работа. И это только начало, подготовительная стадия. … Потом был Куйбышев, и тот же скрупулезный поиск в музеях, архивах, у краеведов…»
(Н. Чернышева, «Ульяновская правда», 1 декабря 1969 г.)
***

«В Ульяновске и Куйбышеве я жил лето и осень 1968 года. Работал в местных музеях, был в разных местах, связанных с жизнью В.И. Ленина в период его юности. В результате поездки удалось собрать материал для создания новых рисунков о юности вождя…
[Далее Николай Николаевич подробно рассказывает о детальном изучении им интерьеров и обстановки Дома-музея В.И. Ленина, мыслях и творческих идеях, возникших у него в этих стенах; работе над портретами Ильи Николаевича и Марии Александровны, Александра Ульянова и т.д.]

Работа над рисунками заняла 240 дней, наполненных предельным напряжением творчества. В декабре 1968 года я сомневался в реальности своего обещания – сделать за короткий срок 50 новых работ. Работать надо было так, чтобы все получилось сразу, а этого не бывает. Спотыкаться приходится в каждой работе и иногда 2-3 раза ее переделывать. … К моему собственному удивлению в августе 1969 года я закончил сто новых листов Ленинской серии…»
(Н.Н. Жуков, «Ульяновская правда, 27 января 1970 г.)
***

В завершение хочется привести еще одну цитату – слова Николая Николаевича Жукова о своем творчестве.
«Порою кажется, что в работе ты почти достиг правды; но проходит время, и рождается чувство неудовлетворенности: опять не то! И снова с надеждой взираешь на чистый белый лист: может быть, он принесет тебе счастливую удачу… А как закончишь работу, снова тянешься к новому листу – и так бесконечно. Может быть, именно в этом и есть счастье творчества, счастье художника. Когда меня спрашивают: какую свою работу вы считаете лучшей, я отвечаю: «Ту, которую сделаю завтра» …

Н.Н. Жуков. Памятник В.И. Ленину в Ульяновске. 1968.
Музей-усадьба А.М. Герасимова, г. Мичуринск Тамбовской области.

Николай Николаевич Жуков (справа) в Ульяновске. 1968 год.
Елецкий краеведческий музей, Липецкая область.

Н.Н. Жуков. Симбирск 1870-1880-х годов.
Журнал «Огонёк», 1968, № 49 (ноябрь)

Н.Н. Жуков.
Вверху: Симбирские пристани.
Внизу: Первомайская демонстрация в Ульяновске.
Журнал «Огонёк», 1968, № 49 (ноябрь)

Н.Н. Жуков в Ульяновске. 1968 год.
Елецкий краеведческий музей, Липецкая область.

Н.Н. Жуков. Володя и Александр. 1969.
Музей-усадьба А.М. Герасимова, г. Мичуринск Тамбовской области.

Н.Н. Жуков в Ульяновске. 1967 год. Телепередача с выставки работ художника в Ульяновском филиале Центрального музея В.И. Ленина.
Елецкий краеведческий музей, Липецкая область.

Н.Н. Жуков. Весна в Симбирске.

Н.Н. Жуков.
Слева: Наташа (портрет старшей дочери). 1954. Нижегородский художественный музей.
Справа: Пять косичек. Музейно-выставочный центр «РОСИЗО», Москва.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.