Вчера коллегия областного суда под председательством судьи Тураевой отказала в жалобе троим избирателям, которые просили суд отменить регистрацию Юрия Горячева кандидатом в губернаторы. Заявители посчитали, что действующий губернатор использует в предвыборных целях свое служебное положение, нарушает правила агитации, а также представил недостоверные сведения о своем имуществе. Суд счел эти факты недоказанными.

Как уже писал “СК”, значение этого процесса состоит в том, что группа рядовых избирателей попыталась в судебном порядке оспорить право действующего губернатора использовать в предвыборных целях так называемый административный ресурс. И если позиции истцов были недостаточно сильны, то во многом благодаря все тому же административному ресурсу действующего главы, в частности, в эпизоде о принудительном сборе подписей за Горячева.

Тем не менее сам факт обращения избирателей в суд можно расценивать как значительный шаг вперед в развитии гражданского общества. Люди поверили, что свои позиции можно отстаивать в состязательном процессе, а не с помощью дубины народной войны. Это был спокойный, цивилизованный процесс, который шел в русле стандартной судебной процедуры. Наблюдавший за процессом сотрудник аппарата Законодательного Собрания Александр Сергеев, один из постперестроечных младодемократов, заметил, что в начале девяностых годов в аналогичной ситуации раздался бы призыв идти громить обком КПСС, а никак не писать жалобу в суд.

Но заместитель губернатора Юрий Рогов, руководитель предвыборного штаба Горячева и его заинтересованное лицо, на процессе не смог смириться с новой реалией, при которой в суд с жалобой может ходить не только губернатор, но и те, кто с ним не согласен. “Действия так называемых избирателей кем-то режиссируются”, – заявил он в прениях. На это хочется ответить, что каждый думает в меру своей испорченности. (Кстати, таким образом по ходу дела Рогов выдал с головой так называемых избирателей Тупикина и Велигжанина, которые жаловались в суд на мэра Ульяновска за то, что он якобы тянул с назначением выборов разогнанной не без участия Рогова Городской Думы.) Поэтому состоявшийся процесс также означает, что время администраторов страха, подобных Рогову, уходит.

Но пока силы не равны. Против избирателей в данном случае был, как ни странно, избирательный закон, который не ограничивает использование госчиновниками уровня Горячева административного ресурса. Четыре года назад в Соединенных Штатах Билл Клинтон, как утверждали в штабе республиканцев, сделал из Белого Дома несколько звонков потенциальным спонсорам своей предвыборной кампании. Из этого вышел приличный скандал: как же, из служебного помещения, на деньги налогоплательщика! Но в Росии пока все иначе.

Истцы пытались доказать, что в период предвыборной кампании селекторные совещания, дни открытого письма, вручения наград и жилищных сертификатов, распоряжения о социальной поддержке групп населения можно рассматривать как агитацию и подкуп избирателей. Юрист Раиса Афанасьева, одна из троих заявителей, просила обратить внимание на толкование избирательным законом понятия предвыборной агитации, которая трактуется как деятельность, имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за тех или иных кандидатов или против них. При этом важны не формы и методы, которыми достигается эта цель, а деятельность как таковая, считает она. Если на дне открытого письма в Урено-Карлинском Карсунского района Горячев обещает 200 тысяч на ремонт сельского клуба, то что это – рабочие будни или агитация? Очевидно же, что у этого обещания был подтекст: выберите меня, и у вас будет клуб.

Нет, говорят представители Горячева, это не агитация, а “меры по комплексному обеспечению социально-экономического развития области”. Губернатор по закону руководит своей администрацией на принципах единоначалия и несет персональную ответственность за результаты ее работы, поэтому он вправе выбирать формы и методы руководства. Горячев выбрал селекторные совещания и ДОПы – так ему удобнее. А что до преимущественного доступа к СМИ, так разве фотографии губернатора не печатались и раньше в областной газете? В каждом номере по нескольку статей про Горячева? Так ведь этот орган учрежден обладминистрацией и обязан по статусу всесторонне освещать деятельность власти. Как заявила адвокат Борисова, “традиции складывались годами”. Вообще-то традиции авторитарно-патерналистского правления в России складывались столетиями, и заявители, по сути, хотели оспорить необходимость тащить эти традиции в XXI век, ведь Россия вроде бы декларировала приверженность идеалам демократии. Но в отдельно взятой Ульяновской области такой номер не прошел.

Речь на процессе шла и о неравных возможностях кандидатов в этой предвыборной кампании. Если бы другой кандидат, не Горячев, захотел бы провести селекторное совещание с использованием оплаченных из бюджета средств связи или зарядить кавалькаду служебных автомобилей на спланированный за пару недель ДОП, то его бы сочли за сумасшедшего, потому что по закону все это – привилегия действующего главы, но не использование служебного положения кандидатом, а ежедневный кропотливый труд, которым губернатор занимается в рабочее время. Закон опять же не запрещает ему увеличить поближе к выборам количество ДОПов, газовых факелов в деревнях, награждений почетными грамотами, встреч со школьниками и студентами, постановлений как угодно общего характера, лишь бы в них звучала социальная защита населения. Все это, оказывается, – не агитация, а тот самый административный ресурс, “годами сложившаяся практика”, благодаря которой действующие выборные лица в 70 процентах случаев сохраняют свои посты.

По словам Афанасьевой, избирательный закон изначально ставит кандидатов в неравное положение, разрешая губернатору как госчиновнику категории “А” не уходить в отпуск, тем самым узаконивая использование административного ресурса. Афанасьева выражает надежду, что процессы, подобные ульяновскому, могут в конце концов создать необходимую прецедентную базу, которая побудит законодателя воплотить в норму закона устное пожелание председателя Центризбиркома Александра Вешнякова, которое он высказал всем губернаторам: уходить в отпуск на время предвыборной кампании.

Законодателю также будет необходимо потрудиться и над конкретизацией нормативной формулы предвыборной агитации, потому что сегодня это понятие предельно расплывчато. Это дает возможность первым лицам без ограничения использовать государственные или муниципальные СМИ в предвыборных целях под соусом освещения деятельности органов власти, а избиркомам – наказывать не угодные власти СМИ. Требуется и более четкое определение форм и методов допустимой агитации, чтобы была видна граница между предвыборной агитацией и “рабочими буднями” глав администраций.