Масленица на носу! А значит встретим ее, как положено. Как предки наши встречали – с блинами, пирогами да…разбитыми носами.

«Дикари»

Эти самые разбитые носы, а еще свернутые на бок челюсти да синячищи под глазами, были непременным атрибутом народных гуляний в селе Урено-Карлинское Карсунского района еще каких-то лет 20 назад. В восьмидесятых годах прошлого века традицию настоящих кулачных боев нарушила милиция.

– У нас здесь большой базар по праздникам был, – рассказывает 72-летний Геннадий Сачков. – Когда на улице, где всегда дрались, асфальт положили, тогда и гонять начали. Говорили, движению машин мешает. Тогда мужики начали махаться на речке – лед-то крепкий еще! Так и оттуда погнали – мол, хулиганство это.

– Умные больно! – обижается за мужиков Раиса Белянкина. – Дикарями дразнили. А дикарщину, говорят, прекращать надо. На 15 суток сажать стали – кому это понравится!

Душу потешить

Подраться на Масленицу в Урено-Карлинское съезжались многие сотни мужиков со всей округи: из Белозерья, Усть-Уреня, Малого Уреня, Теньковки, даже из Ульяновска! Махались просто так – без причины и без злобы. Просто душу потешить. Уроженец Урено-Карлинского Александр Коротин, который сейчас работает директором спецшколы в Майнском районе, поясняет:

– Традиция эта древняя. Больше трех веков назад сюда казаки пришли, чтобы рубежи охранять. Для поддержания боевого духа и устраивались такие молодецкие забавы.

Упал – не тронут

– Дрались только на чистую руку, – уверяет Геннадий Сачков. – Разок ульяновского одного так изметелили – еле ноги унес. Он под рукавицу на пальцы кастет надел. Ну после первого же удара раскусили.

Велись кулачные бои по своим правилам. Лежачего не били. Упал – никто не тронет. Не ради же, чтобы убить, собирались. Не приветствовались драчуны во хмелю. Драться им не запрещали, но доставалось пьяным куда больше, чем трезвым. Да и то – попробуй-ка с нарушенной координацией в такой свистопляске удержаться.

Участвовали в забаве только мужчины. Поэтому крупная и крепкая драчунья Матрена Пугачева из Малого Уреня многим запала в память.

– Драться начинают, она говорит – по грудям только не бей, а так – куда хошь, – уверяет Сачков. – Ни один мужик против нее устоять не мог.

Заводные!

Начиналось побоище с малого.

– Мужики на базаре наработаются, замерзнут, – рассказывает Геннадий Алексеевич, – и начинают искать развлечений. Мальчишек задирают. За пацанов, которым досталось, братья старшие вступаются. А там уж дело до отцов и дедов доходит.

Стенка на стенку занимала по селу добрый километр. Человек по двести сходилось с одной и с другой стороны. А зрителей – тех было в разы больше. Дети визжали от восторга, жены рыдали за непутевых мужей.

– У меня брат Сашка Котов больно уж заводной был, – качает головой Раиса Белянкина. – кулак ему покажь, и больше ничего не надо. Держим, а у того аж слезы на глазах, так хочется подраться. Кричит блажью: «Пустите, дуры!»

– Дед мой, Алексей Петрович, тоже подраться любил. Один на один! А постарел когда, плакал все – эх, руки не поднимаются, и не подерешься теперь. Брательник Виктор тоже кулаками махал – айда пошел! А я вот как-то не пристрастился, – откровенничает Геннадий Сачков. – Получил разок по носу, кровь брызнула, думаю – пошли вы! С тех пор зрителем стал.

Вспоминают в Урено-Карлинском других именитых бойцов.

– Два брата из Малого Уреня славились, – рассказывает Геннадий Алексеевич. – Санька и Толька – их духанами звали. Как звери дрались!

Еще одним страстным болельщиком на боях был местный учитель Александр Демьянченко. Страдал, переживал, прямо как на футболе. А потом купил фотоаппарат и в поисках уникальных кадров забирался, говорят, в самую толпу. И ни разу не пострадал! Тогда как других, ввязавшихся в потасовку сбоку, тут же из забавы вышибали.

– Только лоб в лоб! – утверждает Геннадий Алексеевич. – Сбоку – это считалось нечестно.

Возрождать – не возрождать?

Александр Коротин мечтает возродить в Урено-Карлинском традицию кулачных боев. За помощью обратился в Ульяновское отделение Центра славянской письменности и культуры.

– Это, конечно, очень сложно, – рассуждает Александр Евгеньевич. – И в чистом виде традицию не возродишь. Устроить хотя бы показательные бои.

– Ко мне из этого Центра славянских культур приезжали недавно, – рассказывает Геннадий Сачков. – Говорили, хотят вернуть традицию. Я смеюсь: «Кому сейчас драться-то! Все уж перезабыли». «Ничего, – отвечают, – драчунов мы сами два автобуса привезем».

Традиции давно утрачены, – в один голос возражают и.о. начальника ОВД Владимир Скрипин и начальник штаба Сергей Кузнецов, – народ стал озлобленным и жестоким. Подерутся, обидятся – никто же не гарантирует, что потом мстить не начнут. Или под эту марку какое-нибудь преступление не реализуют. На трезвую голову драться точно не станут, а по пьянке – какая традиция?