От шестидесяти до восьмидесяти ударов в минуту частота биения здорового сердца. Но здоровье современных людей далеко от идеального.

По статистике, около 60 процентов россиян имеют проблемы с сердечно-сосудистой системой.

Аритмии – распространенные болезни сердца, заставляющие его то гнать обороты, то работать чересчур уж не спеша. О том, что делать, чтобы сердце билось в такт со здоровой работой организма, и что уже делается для этого в нашей области, мы поговорили с врачом-аритмологом областной больницы Людмилой Федякиной.

В списках не значатся

— Врач-кардиолог, а специализация – «аритмология». Хотя официально ее не существует, – это Людмила Федоровна отвечает на мою просьбу сообщить, как правильно ее представить читателям.

Аритмологии, которой она занимается больше 20 лет, оказывается, нет в реестре медицинских специальностей, составляемых Минздравом. Отдельные энтузиасты пытаются исправить несправедливость и добиться попадания в реестр. Ну а большинство аритмологов, как и Федякина, в реальности, а не на бумаге, просто добросовестно выполняют свою работу, вкладывая в нее душу, спасают тысячи больных и, между прочим, развивают науку.

Вместе с Людмилой Федякиной в специализированном отделении областной больницы работают ее коллеги Павел Байрошевский и заведующий отделением Юрий Казанков, а свое отделение у них появилось совсем недавно. До этого жили в составе кардиологии и регулярно испытывали проблемы с помещением, аппаратурой и временем. Осваивали новые методы диагностики и лечения в свободное от работы время, не получая за это ни копейки.

Появление аритмологического отделения в областной больнице совершенно закономерно: аритмология является совершенно особой наукой, органично сочетающей элементы кардиологии, электрофизиологии и кардиохирургии. Неуклонно возрастает число больных с аритмиями, в том числе впрямую угрожающими жизни. Наконец, у аритмологии есть в арсенале свои специфические методы диагностики и лечения, свои высокие, порой сказочно высокие технологии. Аритмиям – этой настоящей эпидемии XXI века – надо было наконец поставить настоящий квалифицированный профессиональный заслон. Людмила Федякина одна из тех, благодаря кому в нашем городе это происходило.

Медициной она хотела заниматься с детства, ведь и родители были врачами. Но, учась в мединституте в Казани, не думала специализироваться на болезнях сердца. К теме, ставшей главной в жизни, молодого специалиста подтолкнула, как это нередко бывает во врачебной практике, смерть. Интерном, Людмила находилась на дежурстве в нашей ЦГБ. Очередному поступившему больному поставили диагноз «пневмония». А он к утру скончался от инфаркта, как показало вскрытие. Возникшие вопросы о том, из-за чего ошиблись и можно ли было помочь больному, направили бывшую студентку в кардиологию и научили доходить до мельчайших деталей в работе с пациентами. Этому же учили и легендарные наставники – руководитель в интернатуре в Ульяновске Иван Гутор, позвавшая в кардиологию Светлана Сватенко, учившие функциональной диагностике по ЭКГ Борис Семенов и Валентина Телегина.

Как в «911»

Видеть на графике ЭКГ, какая именно у пациента проблема с сердцем, – одно из важнейших умений для аритмолога. Людмила Федоровна постигала его на практике в областном дистанционном диагностическом центре «Волна». В него из районов области по особому телефонному каналу передавали кардиограммы для консультации.

— Представляете, как было трудно. Они просили консультации не только по электрокардиограмме, а нужно было, как в «911», сориентироваться в экстренной ситуации, дать рекомендации по диагнозу и лечению, – вспоминает теперь доктор. Но именно эти трудности помогли ей со временем стать по-настоящему квалифицированным специалистом.

В конце 1980-х годов Людмила Федякина и Юрий Казанков побывали на специализации в Ленинграде у знаменитого кардиолога Макса Кушаковского, кафедра которого занималась аритмологией. При нем в Ленинграде одними из первых в России стали применять чреспищеводное электрофизиологическое исследование. Тогдашний Ленинград с Москвой, Новосибирском и Самарой шли впереди страны всей по развитию аритмологии. Ульяновские врачи, поучившись у коллег, старались не отставать. Вернувшись, в нашей областной больнице в составе кардиологии внедряли новые методы, так, собственно, появилась аритмология как специализация. Ульяновские врачи, в том числе и Людмила Федоровна, были одними из первых в Поволжье, оказывающими помощь больным с аритмиями на таком высоком уровне.

Будет биться вечно, если заменить батарейку

За прошедшие 20 лет применяемые в нашей больнице методы значительно ушли от тех, первоначальных.

— Сейчас это совсем не то, что было хотя бы пять лет назад. Постоянно внедряются высокие технологии, – говорит Людмила Федякина.

Почувствовали развитие аритмологии и пациенты. Так, в 1980-е годы на операции по установке кардиостимулятора врачей вызывали по санавиации из столицы. Теперь эти процедуры делают у нас. У медиков есть специальные приборы, которые программируют работу стимуляторов и следят за их состоянием. К примеру, отслеживают заряд батарейки стимулятора. Он рассчитан на несколько лет, и необходимо вовремя поменять батарейку, чтобы сердце больного билось в нормальном ритме. Среди пациентов ульяновских аритмологов есть те, кто прошел уже несколько таких замен.

Также с помощью техники можно отслеживать состояние больных. К примеру, созданы мониторы, которые подключаются к сердцу и фиксируют происходящее с ним. Носить такой прибор можно до трех лет. Обычно его применение не требуется – чтобы установить причины аритмии, хватает суточной записи состояния пациента. Но нередко встречаются сложные случаи аритмий, и тогда вмешательство новейшей техники необходимо. К примеру, из пациентов облбольницы подключенный к сердцу монитор носил 15-летний мальчишка. Он падал в обмороки – редко, раз в три месяца, но очень метко – отключался насовсем. Врачи не могли понять, в чем причина. Изучение ЭКГ тоже не давало результатов. А вот имплантированный в Бакулевском институте аппарат дал результат – желудочковая тахикардия: сердце начинало биться смертельно часто.

Сердечный треугольник

Впрочем, несмотря на новые технологии, своим главным инструментом Людмила Федякина с улыбкой называет обычной измерительный циркуль, а кроме него – беседу с больным. С циркулем лучше всего анализировать кардиограмму – мерить периоды сердечных ритмов. С такого измерения и беседы, рассказывает врач, обычно начинается работа аритмолога с пациентом.

ЭКГ – главная улика против аритмии, ведь последующую работу и сами медики сравнивают с детективной. Причин появлений аритмий чрезвычайно много, и задача врача найти из числа возможных единственно верную.

Лечат аритмии разными методами.

Кардиостимуляторы применяются при брадиаритмии – замедлении сердечного ритма. При тахиаритмии, то есть повышенной частоте биения сердца, используют аблации – разрушают участок, подающий патологически частые сигналы и провоцирующий сердцебиения. Но наиболее распространенный метод лечения аритмий – не хирургическое вмешательство, а фармакологическое. И здесь тоже не все так просто. По силе своего воздействия на организм человека противоаритмические лекарства порой сравнимы со скальпелем хирурга. Одно неверное движение может стоить больному жизни. Требуется безупречное знание свойств лекарственных препаратов, их совместимости друг с другом, противопоказаний для каждого конкретного больного. Свой большой опыт работы в этом направлении Людмила Федякина обобщила и проанализировала в защищенной в 2008 году кандидатской диссертации. Ее работа получила высокую оценку ведущих кардиологов России. Теперь наработанными в нашей области методами могут воспользоваться аритмологи и кардиологи по всей стране.

А изобретенный и запатентованный доктором Федякиной способ оценки эффективности противоаритмической терапии не был известен вообще.

Чтобы этот опыт послужил и ульяновцам, Людмила Федоровна дает несколько советов тем, кто беспокоится о работе своего сердца. Если вы ощущаете приступообразные нарушения сердечного ритма, если они ухудшают состояние, вызывают падение давления, головокружения или даже мозговые расстройства, появляются одышка, боль за грудиной, редкий пульс и потери сознания, нужно обращаться к кардиологу. После прохождения нужных обследований, в частности ЭКГ, если есть необходимость, кардиолог отправит вас к аритмологам.

Затягивать визит к врачу не стоит. Как и любая другая болезнь, аритмия, чем дольше ею болеют, тем хуже лечится.

Правда, некоторые виды аритмий лечить не надо вообще, уточняет врач. Они не угрожают жизни, не дают неприятных ощущений, а медицинское вмешательство может только вызвать ухудшение. Ведь все противоаритмические препараты имеют серьезное побочное действие. Особенно важно это учитывать, если аритмия сопровождается другими патологиями. К примеру, некоторые антидепрессанты нельзя совмещать с отдельными противоаритмическими препаратами. А депрессия очень часто может сопутствовать аритмии.

Связь аритмии и психологического состояния человека – вообще отдельная и очень интересная тема. Возможно, в будущем к лечению неровно бьющихся сердец подключатся психологи, не исключает Людмила Федякина. А сейчас в роли такого психолога выступает сам аритмолог, терпеливо и тщательно беседуя с больным. К примеру, иногда человек ощущает как катастрофу в общем-то безобидные аритмии и задачей врача становится не лечение, а разъяснение происходящих с организмом пациента процессов.

Чтобы болезнь была успешно преодолена, человек должен знать о своей аритмии и относиться к ней в какомто смысле с уважением – учиться управлять ею, предупреждать рецидивы, улучшать их переносимость. Чтобы добиться победы в классическом для медицины треугольнике «врач-больной-болезнь», двум сторонам – больному и врачу – нужно объединиться против третьей и действовать вместе.

Лидия Пехтерева