Вот и остался позади выпуск офицеров моего родного военно-технического училища. Говорят — последний выпуск. Кузницу ульяновских офицеров расстреляли в упор… чиновники. Одним росчерком пера.

В последний раз полетели монеты над строем с криком: «Вот и все!». В последний раз вверх взлетели офицерские фуражки… В последний раз девушки поздравили своих кавалеров — ульяновских курсантов… Все в последний раз. Вот уже распито шампанское…

Грустно только нам, бывшим выпускникам. В голову лезут мрачные мысли: неужели я никогда больше не смогу прийти сюда вместе со своим сыном и сказать: «Я горжусь тем, что учился здесь!». Неужели мы, бывшие курсанты, никогда не сможем прийти к своему командиру роты, а ныне командиру батальона Дмитрию Бадаеву и поздравить с его днем рождения?

Ошибался ты, старый добрый полковник, когда говорил нам после последнего экзамена: «Ребята, будет плохо, приходите. Тут вам рады». Не знал ты, что совсем скоро училище пустят под нож. Потому что вдруг окажется, что государству невыгодна хорошая армия, а несколько сотен достойных офицеров окажутся выкинутыми на жестокую обочину «гражданки».

Интересно, тот, кто принимал решение о роспуске училища, хоть раз слышал про него? Ходил по его плацу? Видел, сколько труда и нервов сюда вложены ? Уверен, что все было просто и обыденно. Примерно так. Начальник с большими погонами, сидя в московском дорогом кабинете, после очередного доклада помощника (или заместителя) коротким и величавым кивком головы расставил все точки над i: «Все и всех в Вольск! Я сказал! Реформа, блин!».

Обидно, что за свою альма-матер не заступились его именитые выпускники. Например, бывший курсант Любченков, ставший успешным бизнесменом и баллотировавшийся в депутаты Городской Думы вспомнил о родных стенах только накануне выборов, в погоне за голосами (стал с завидной регулярностью угощать курсантов тортами из своих супермаркетов). Молчат и другие, например ставший теперь заместителем губернатора Вильдан Ханифович Зиннуров. Им все равно. Стыдно и больно за них!

И уж совсем становится грустно, когда думаешь о том, что может быть с училищем дальше… Огромная территория в самом центре города, шикарные классы, красивая обстановка — неужели и вправду все это сдадут под офисы?

Остается только радоваться, что память у нас не отнять… Любовь, благодарность, воспитание и дружбу невозможно приватизировать. Потому что нас так воспитали: «Жизнь Родине, честь никому».

Сергей КАЗАНЦЕВ